Arms
 
развернуть
 
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 А
Тел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)
zent.vol@sudrf.ru
схема проезда
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 АТел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)zent.vol@sudrf.ru

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00

 
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Обобщение судебной практики применения судами г. Волгограда и Волгоградской области ст. 108 УПК РФ в редакции Федерального закона № 60-ФЗ от 07 апреля 2010 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

   Одной из важнейших задач реформирования судебной системы в современной России является упрочение правовых гарантий защиты личности в уголовном судопроизводстве. Происходит последовательная гуманизация уголовного законодательства с учетом конституционного признания человека и его прав высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ).

   Следует заметить, что столетия отсутствия в России реальной демократии, гражданских прав и свобод не могли не сказаться на следственной и судебной практике. В частности, это касается избрания мер пресечения. Долгое время в нашей стране наиболее распространенной мерой пресечения в уголовном судопроизводстве служило заключение под стражу. Это во многом явилось следствием общей репрессивной направленности политизированного советского уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также практики его применения.

   В судебной практике современной России стали закономерно меняться подходы к применению мер уголовно-процессуального принуждения. Наметились тенденции к отказу от применения меры пресечения в виде заключения под стражу в пользу альтернативных мер. Конкретно это распространилось на лиц, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности. Нормативно-правовой основой тому послужили принятые в апреле 2010 г. по инициативе Президента Российской Федерации Д.А.Медведева изменения в ч.1 ст. 108 УПК РФ. В свою очередь, Пленум Верховного Суда Российской Федерации 10 июня 2010 г. принял постановление, разъясняющее ключевое положение ст. 108 УПК РФ, фактически запрещающей брать под стражу лиц, совершивших экономические преступления в ходе своей предпринимательской деятельности по ст.ст. 159, 160, 165 УК РФ.

   В результате указанных изменений судьями сегодня стала все чаще использоваться предусмотренная ст. 107 УПК РФ такая мера пресечения, как домашний арест. Между тем, на этом фоне актуализировалась проблема правильности применения меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого и домашнего ареста как альтернативы, проблема строгого следования судьей принципам обоснованности и законности, соблюдения им соизмеримости указанных мер с тяжестью совершенного преступления и c личностью подозреваемого или обвиняемого.

   Следует заметить, что сложность вопросов соотношения мер пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста во много предопределилась их историческим развитием в юридической теории, законодательстве и непосредственно на практике.

   Краткий исторический экскурс показывает, что такие меры пресечения как заключение под стражу и домашний арест известен российскому законодательству давно. Одно из первых упоминаний о них среди различных мер пресечения содержалось в Своде законов Российской империи (1832 и 1857 гг.), хотя основной мерой пресечения в этот период было содержание под стражей. Избрание той или иной меры пресечения зависело от тяжести обвинения, силы улик и звания обвиняемого, т.е. учитывалась сословная принадлежность обвиняемого.

   Устав Уголовного Судопроизводства 1864 г.[1] при решении вопроса о мере пресечения обязывал учитывать ряд обстоятельств и, конечно, тяжесть улик против обвиняемого. «Взятие под стражу» согласно п.6 ст. 416, ст.417, ст. 418, ст. 419, ст. 430 могло применяться редко и только при невозможности избрать менее строгую меру пресечения. В постановлении о взятии под стражу надлежало указывать основания избрания этой меры (ст. 430).

   В Уставе упоминался и домашний арест. Согласно п.6 ст. 416, ст. 428 суть домашнего ареста сводилась к тому, что в доме арестованного должен был находиться полицейский или жандарм для воспрепятствования побегу и предупреждения сношения с другими лицами. Но на практике домашний арест применялся крайне редко и в основном в отношении тяжелобольных, кормящих матерей, привилегированной категории лиц, несовершеннолетних, престарелых, а также при недостатке помещения в тюрьмах. Условия домашнего ареста законом не были установлены. В одних случаях у обвиняемых лишь отбирали подписку о том, что они не будут покидать жилище. В других же случаях ставили возле дома охрану. Судебный следователь, окружной суд, Судебная палата, Сенат были вправе отменять или изменять данную меру пресечения.

   Уже в советское время в «Положении о военных следователях», утвержденном 30 сентября 1919 г. приказом Реввоенсовета Республики № 1595[2] указывалось, что применение меры пресечения в виде заключения под стражу «допускается при очевидной виновности и лишь при условии, если есть достаточные основания полагать, что оставленный на свободе обвиняемый скроется сам или может скрыть следы преступления». О домашнем аресте, как о мере пресечения ничего не говорилось.

   В УПК РСФСР 1922[3]г. в ст. 160, наряду с иными мерами пресечения, включая арест, вновь вводился домашний арест. УПК РСФСР 1923 г[4]. (ст. 144) предусматривал домашний арест, который состоял в лишении обвиняемого свободы в виде изоляции на дому, с назначением стражи или без таковой.

   Таким образом, законодательное закрепление и некоторый опыт применения домашнего ареста, наряду с заключением под стражу, уже встречались в отечественной уголовно-процессуальной практике. Эта мера пресечения действовала в царской России с 1864 г. по 1903 г., а затем в РСФСР с 1922 г. по 1926 г., применяясь относительно часто.

   Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174-ФЗ ввёл отсутствующую в УПК РСФСР 1960 г. меру пресечения в виде домашнего ареста. Сущность данной меры пресечения заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения обвиняемого, подозреваемого, а также в запрете общаться с определенными лицами, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств связи.

   Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»[5] детально регламентируется понятие домашнего ареста и процессуальный порядок его применения. Законодатель определил, что домашний арест как мера пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении лишь тех преступлений, за которые УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2-х лет и при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В соответствии со ст. 98 УПК РФ более мягкими мерами пресечения следует считать подписку о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым и залог.

   Закон установил, что домашний арест заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной или частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля.

   В любом случае при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста следует помнить, что эта мера достаточно сильно ограничивает человека в его правах и свободах. Так, лицо ограничено в физической свободе и личной неприкосновенности, ибо принудительно пребывает в замкнутом пространстве, изолировано от общества. Лицо лишено возможности осуществлять право на труд, право на предпринимательскую деятельность, право на свободное передвижение и выбор места жительства, право выезжать за пределы Российской Федерации, право на образование и др.

   Среди новых положений закона является также то, что с учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено не только жилое помещение, но и любое лечебное учреждение, в котором лицо находится на излечении.

   Установленные ограничения для подвергнутого домашнему аресту лица не являются абсолютными. Они имеют разумные исключения. В ч. 8 ст. 107 УПК РФ говорится, что подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительной органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый должен информировать контролирующий орган.

   Условия исполнения рассматриваемой меры пресечения регламентируются ч. 9 ст. 107 УПК. Речь идет о месте, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, сроке домашнего ареста, времени, в течение которого указанным лицам разрешено находиться вне места исполнения данной меры пресечения и т.д.

   Согласно новому закону домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В соответствии с ч. 10 ст. 109 УПК РФ срок домашнего ареста засчитывается в дальнейшем в срок содержания под стражей, а содержание под стражей – в срок уголовного наказания в виде лишения свободы из расчета один день за один день (ч. 3 ст. 72 УК РФ).

   При исчислении сроков заключения под стражу, домашнего ареста и нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре в них включается и нерабочее время (ч. 1 ст. 128 УПК РФ).

   В новом законе регламентировано, что в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в виде домашнего ареста этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном ст. 109 УПК РФ.

   Проблемой остается то, что избрание домашнего ареста в качестве меры пресечения существенно задевает права собственника жилого помещения, в котором должен будет постоянно находиться подозреваемый или обвиняемый, которому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Собственник жилища имеет право не согласиться с тем, что его собственность будет использована не по назначению, а в качестве какого-то специфического «места лишения свободы». Аналогично проблемой является избрание такой меры пресечения как домашний арест в отношении лица, находящегося в лечебном учреждении на излечении, ибо это влечет использование лечебного учреждения не по прямому назначению.

   В научной литературе высказывается вполне обоснованное мнение, что взятие обвиняемого (подозреваемого) под домашний арест подразумевает под собой, во-первых, наличие изолированного помещения, в котором мог бы пребывать арестованный; во-вторых, согласие обвиняемого и его окружения на контроль за помещением, в котором будет находиться арестованный, и на контроль за теми средствами связи, которые в нем находятся.

   Рассматривая ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, судья выносит одно из следующих решений: об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста или об отказе в удовлетворении ходатайства следователя. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, судья по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога.

   После принятия судом решения о домашнем аресте подозреваемого или обвиняемого, постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство (следователю или дознавателю), прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому. Само постановление суда подлежит немедленному исполнению. Обжалование данного постановления не приостанавливает его исполнения.

   В новом законе говорится о ряде запретительных и ограничительных мер в отношении лица, подвергнутого домашнему аресту. С учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого и фактических обстоятельствах дела при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения суд может запретить и (или) ограничить: выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; общение с определенными лицами; отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; использование средств связи и сети «Интернет».

   Применительно к домашнему аресту весьма существенным является установление места жительства соответствующего лица. Понятие места жительства определяется Законом РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 (в ред. от 27.07.2010 г.) «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»[6]. Оптимальной является ситуация, когда подозреваемый или обвиняемый находится под домашним арестом по месту жительства, которое совпадает с паспортной регистрацией. Между тем, место содержания под домашним арестом не обязательно должно совпадать с данными о регистрации по месту жительства. Это может быть жилье, где подозреваемый или обвиняемый проживает постоянно, где находится его имущество, проживает семья и т.д. Здесь важно убедиться, что у подозреваемого или обвиняемого действительно есть жилище.

   Согласно Постановлению Правительства РФ № 360 от 23 апреля 2012 г. «О некоторых вопросах деятельности уголовно-исполнительной инспекции»[7] контроль в местах исполнения меры пресечения за нахождением лиц, которым избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, возложен на Федеральную службу исполнения наказаний Она должна следить за соблюдением запретов и ограничений, наложенных на лиц, в отношении которых наложена мера пресечения в виде домашнего ареста судом.

   Суть домашнего ареста состоит в том, чтобы обеспечить изоляцию подозреваемого или обвиняемого, не помещая их при этом в следственный изолятор и не вырывая из привычной микросреды.

   Использование домашнего ареста как меры пресечения в современной России не исключает учета практики его применения зарубежных стран. К примеру, в развитых странах Запада домашний арест используется достаточно широко и относительно давно. Разумеется, в тех или иных странах есть особенности, определяемые господствующей правовой системой, сложившимся правовой культурой общества, уровнем защищенности прав человека, развитостью экономики и т.д. Но опыт интересен и полезен.

   Так, в США домашний арест – является не мерой пресечения, а служит одним из видов судебного наказания и применяется с 1988 г. Суть такого наказания заключается в установлении полного электронного контроля за жизнью осужденного во время его пребывания в своем доме. На осужденного устанавливаются электронные браслеты (кандалы, которые были разработаны середине 1960-х гг. и законодательно закреплены в 1968 г. законом об электронном наблюдении). Его помещение оборудуется специальными приборами, позволяющими круглосуточно принимать и передавать сигнал GPS. В зависимости от решения суда полицейские могут контролировать расстояние, на которое осужденный может удалиться от GPS-приемника, установленного в квартире. Плюсы такого ареста состоит в нахождении лица в своем доме в знакомой и комфортной обстановке. При необходимости он может посетить врача, место работы или специальные программы и курсы, например, для лечения от алкогольной зависимости.

   В квартире не должно быть никаких алкогольных напитков и оружия. Общение по телефону ограничивается временными рамками, а в случае наличия у осужденного компьютера с возможностью работы в Интернете его предупреждают, что его виртуальная жизнь будет держаться под контролем. Полицейские могут нагрянуть к арестанту в любое время суток с целью проверить его состояние, исправность работы аппаратуры, осмотреть квартиру на предмет наличия запрещенных предметов.

   В отдельных случаях осужденный обязан несколько раз в день набирать специальный телефонный номер, подтверждая присутствие дома, называть дату своего рождения, повторять произнесенные проверяющим его собеседником слова и предложения. Отношение самих американцев к домашнему аресту далеко не однозначное: критики утверждают, что это наказание является легким для правонарушителя и в случае его применения позволяет забыть об искуплении вины и скрыться от правосудия.

   В Израиле домашний арест нельзя отбывать в родных стенах. Это обычная мера для так называемых семейных скандалистов. Арестанту обычно разрешают покидать место заключения для закупок продуктов, посещения врача и ближайших родственников в случае их тяжелой болезни.

   В Германии тюрьма может быть заменена домашним арестом, но с согласия осужденного или подозреваемого. В случае согласия им на ноге укрепляется электронный браслет. В телефоне арестованных по месту жительства монтируется передатчик, который в случае несанкционированного отсутствия посылает сигналы на центральный пульт. «Заключенный» имеет возможность делать самостоятельно закупки продуктов в магазине.

   Отбывающий срок заключения в домашней тюрьме обязан также ходить на курсы терапии или на обязательные предусмотренные наказанием определенные работы (минимум 20 часов в неделю). Это время отсутствия должно быть, однако, известно службе надзора. Находящиеся под домашним арестом должны исполнять определенные работы[8].

   Не исключение и страны бывшего СССР. Домашний арест используется в Республике Казахстан, Республике Молдова, Грузии и др.

   В связи с новыми законодательными установками на расширение в отечественной правоохранительной практике применения домашнего ареста как меры пресечения, интересна складывающаяся на данный счет соответствующая практика в различных субъектах Российской Федерации.

   Так, согласно плану работы судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда на 1 полугодие 2012 года было проведено изучение материалов, рассмотренных судами г. Волгограда и Волгоградской области в порядке ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159, 160, 165 УК РФ в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171-174, 174.1, 176-178, 180-183, 185-185.4, 190-199.2 УК РФ при отсутствии обстоятельств, указанных в пп. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

   Анализ судебной практики показал, что судьи г. Волгограда и Волгоградской области в целом разрешали ходатайства следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в соответствии с действующим законодательством, с учётом положений Федерального закона № 60-ФЗ от 07 апреля 2010 г.

   Между тем, необходимо отметить и выявленные нарушения, повлекшие отмену судебных решений.

   В рассматриваемом аспекте можно привести постановление Ворошиловского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении М., которому избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении М. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.172 УК РФ.

   Чч.мм.гг. по подозрению в совершении данного преступления, а именно в том, что в период времени с чч.мм.гг. по чч.мм.гг. в составе группы лиц по предварительному сговору М. осуществлял кассовое обслуживание юридических и физических лиц без регистрации, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, был задержан М. в порядке ст.91 УПК РФ.

   Следователь по ОВД СЧ СУ УМВД РФ по г. Волгограду обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении М. меры пресечения в виде заключения под стражу.

   Судом постановлено вышеуказанное решение.

   При разрешении вопроса об избрании М. меры пресечения в виде заключения под стражу учтены следующие обстоятельства: отсутствие постоянной регистрации на территории г. Волгограда, по месту временной регистрации – не проживает, с чч.мм.гг. проживал по адресу: г. Волгоград, ул., д., кв., где в ходе обыска было обнаружено наркотическое средство.

   В ходе следствия было установлено, что подозреваемый М. имеет заграничный паспорт со сроком действия до 2013 г., в связи с чем, у суда имелись основания полагать, что, находясь на свободе, подозреваемый во избежание привлечения к уголовной ответственности может скрыться от органов предварительного следствия и суда.

   Суд первой инстанции пришёл к выводу о необходимости избрания в отношении М. меры пресечения в виде заключения под стражу.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Ворошиловского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении М. изменено, избранная ему мера пресечения в виде заключения под стражу изменена на домашний арест, и он освобождён из-под стражи.

   Принимая решение об изменении меры пресечения, судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда указала, что М. является гражданином РФ, имеет постоянное место регистрации на территории г. Волгограда, что подтверждается нотариально заверенной копией его паспорта, состоит на учёте в психоневрологическом диспансере, является инвалидом 2 группы, наличие загранпаспорта без установления данных, объективно свидетельствующих о намерении М. покинуть пределы Российской Федерации, недостаточное основание для вывода о возможности скрыться.

   Данные обстоятельства оставлены судом первой инстанции без внимания и оценки.

   Постановлением Камышинского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. ходатайство следователя об избрании в отношении З. меры пресечения в виде заключения под стражу оставлено без удовлетворения.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг., чч.мм.гг. в отношении З. возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159 УК РФ (по трём эпизодам).

   Следователь СО Межмуниципального отдела МВД России «Камышинский» Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении З. меры пресечения в виде заключения под стражу, указывая на тяжесть совершенных им преступлений, а также на продолжение работы З. в сфере предоставления риэлтерских услуг, в связи с чем, у предварительного следствия имелись основания полагать, что, находясь на свободе, подозреваемый З. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия и суда.

   Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя, об избрании в отношении З. меры пресечения в виде заключения под стражу указал на те обстоятельства, что З. имеет постоянное место регистрации и жительства на территории г. Камышина, малолетнего ребёнка.

   Предварительным следствием не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о необходимости избрания в отношении З. меры пресечения в виде заключения под стражу, а доводы о том, что, продолжая работать в сфере предоставления риэлтерских услуг, З. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия и суда, носят предположительный характер и не подтверждены никакими объективными данными.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Камышинского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. оставлено без изменения.

   Принятые решения в полной мере согласуются с позицией Конституционного Суда РФ, который неоднократно указывал на необоснованное применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных ч. 1 ст. 22 Конституции РФ, п. 1, ст. 9 и п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо; при решении вопроса об избрании меры пресечения (Постановление от 13 июня 1996 г. №14-П, Определения от 25 декабря 1998 г. №167-О, от 15 мая 2002 г. №164-О и от 19 марта 2009 г. №271-О-О).

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Ф. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано. Избрана в отношении Ф. мера пресечения в виде домашнего ареста.

   Как усматривается из материалов дела, Ф. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Старший следователь СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Ф. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя необходимостью производства оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление всех участников преступной группы. Кроме того, подозреваемая не имеет регистрации на территории Волгоградской области, ранее находилась в розыске, в связи с чем, у предварительного следствия имелись основания полагать, что подозреваемая Ф. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия и суда, чем воспрепятствовать производству по делу.

   Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Ф. меры пресечения в виде заключения под стражу, указал на то, что Ф. подозревается в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности.

   Материалов, подтверждающих намерения подозреваемой скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, суду не представлено.

   Доводы следствия о нахождении Фомиченко Н. А. в розыске на основании постановления от чч.мм.гг., не могли являться основанием для заключения её под стражу. Как усматривается из материалов дела, Ф. была допрошена в качестве подозреваемой лишь чч.мм.гг.

   В соответствии со ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо:

1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20УПК РФ;

2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91и 92УПК РФ;

3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100УПК РФ;

(в ред. Федерального законаот 29.05.2002 N 58-ФЗ)

4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1УПК РФ.

   В с соответствии с ч. 4 ст. 210 УПК РФ розыск может быть объявлен лишь подозреваемому или обвиняемому.

   Какого-либо из обстоятельств, свидетельствующих о том, что на момент вынесения постановления о розыске Ф. обладала процессуальным статусом «подозреваемый или обвиняемый» по делу не установлено.

   При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришёл к выводу об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Ф. меры пресечения в виде заключения под стражу и избрал в отношении неё меру пресечения в виде домашнего ареста.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. оставлено без изменения.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Д. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано и избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении Д. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ.

   Старший следователь по ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Д. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что Д. подозревается в совершении тяжкого преступления, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком до 10 лет, имеет неснятую и непогашенную судимость, основным источником дохода является доход от преступной деятельности. Находясь на свободе, Д. может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным путём воспрепятствовать производству по делу.

   Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Д. меры пресечения в виде заключения под стражу, указал на применение ст.108 УПК РФ, а также учёл данные о личности подозреваемой, которая имеет постоянное место жительства, имеет на иждивении двоих малолетних детей, принял во внимание состояние здоровья Д.

   Доводы следствия о том, что Д. нигде не работает, по мнению суда, не являются достаточным основанием полагать, что она может продолжить заниматься преступной деятельностью.

   Исключительных обстоятельств, дающих основание применить в отношении Д. меру пресечения в виде заключения под стражу, судом не установлено.

   В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано. В отношении Б. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

   Как усматривается из материалов, чч.мм.гг. старшим следователем по ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Старший следователь по ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя необходимостью выполнения ряда следственных действий, направленных на сбор доказательств по делу, а именно установление свидетелей. Кроме того, Б. подозревается в совершении тяжкого преступления, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком до 10 лет, не работает, не имеет постоянного источника дохода, судим, по оперативным данным является лидером преступной группы, занимающейся мошенничеством, что подтверждается рапортом, а также может оказать давление на свидетелей, скрыться от следствия и суда.

    Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя, об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, указал на применение ст.108 УПК РФ, а также учёл данные о личности подозреваемого, который не работает, является инвалидом первой группы, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, постоянное место жительства, характеризуется удовлетворительно.

    Кроме того, в описательно-мотивировочной части постановления суд указал, что исключительных обстоятельств, дающих основание применить в отношении Б. меру пресечения в виде заключения под стражу не установлено.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении А. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано. Избрана в отношении А. мера пресечения в виде домашнего ареста.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ и по 8 эпизодам ч.3 ст.159 УК РФ.

   Следователь по ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении А. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя необходимостью выполнения ряда следственных действий, направленных на сбор доказательств по делу, а именно установление свидетелей и местонахождение похищенных денежных средств, бухгалтерских документов, в связи с чем, А. может воспрепятствовать производству по делу путём уничтожения доказательств и сокрытия похищенного имущества. Кроме того, А. по месту регистрации и жительства не проживает, воспитанием ребёнка не занимается, являясь директором КПКГ «Радуга» может оказать давление на свидетелей, являющихся работниками данного кооператива.

   Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении А. меры пресечения в виде заключения под стражу, обоснованно указал на применение ст.108 УПК РФ, в части совершения преступлений в сфере предпринимательской деятельности, а также учёл данные о личности подозреваемой, которая на учётах не состоит, характеризуется положительно, имеет постоянное место проживания, малолетнего ребёнка, а также хронические заболевания.

   Из представленной характеристики с места учёбы дочери А. усматривается, что мать ребёнка активно участвует в общественной жизни класса, является председателем родительского комитета, много внимания уделяет воспитанию ребёнка.

   Кроме того, данных, подтверждающих доводы следователя о возможности А. в случае нахождения на свободе воспрепятствовать расследованию уголовного дела путём оказания давления на свидетелей и потерпевших, уничтожить доказательства и скрыть похищенное имущество, суду не представлено.

   Данные обстоятельства, свидетельствует о том, что судами г. Волгограда и Волгоградской области на период предварительного следствия, были избраны менее строгие меры пресечения, не связанные с лишением свободы, причем без какого-либо ущерба как для интересов следствия и суда, так и для интересов общества, что согласуется с требованиями п. 1 ст. 5Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

   Разрешая ходатайства следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности суды г.Волгограда и Волгоградской области принимали решение в соответствии с требованиями ст. ст. 97-99 УПК РФ, с приведением мотивов, на основании которых считают невозможным применения к вышеуказанным лицам требований ч. 1. 1 ст. 108 УПК РФ.

   Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. в Постановлении № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» определил необходимость при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу учитывать основания, указанные в статье 97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству уголовного дела. При этом акцентировано внимание на том, что указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

   Так, постановлением Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг.в отношении Л. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела, Л. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. по подозрению в совершении данного преступления задержан Л. в порядке ст.91 УПК РФ.

   Чч.мм.гг. Л. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Старший следователь СУ при УВД по г. Волжскому Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Л. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что Л. обвиняется в совершении тяжкого преступления, наказание за которое предусмотрено до 10 лет лишения свободы, данные им показания противоречат материалам дела, при первом допросе скрыл место своего проживания, оказал противодействие следствию, отказываясь при обыске открыть свой автомобиль.

   В связи с этим у предварительного следствия имелись основания полагать, что, находясь на свободе, обвиняемый Л. может скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей и представителя потерпевшего в целях изменения ими показаний, либо иным путём воспрепятствовать производству по делу.

   Судом при разрешении вопроса об избрании Л. меры пресечения в виде заключения под стражу учтены следующие обстоятельства: Л. обвиняется в совершении тяжкого преступления, по месту регистрации не проживает, на протяжении пяти лет проживает в доме, ему не принадлежащем. Кроме того, как видно из представленных материалов, проводится проверка по другим заявлениям о совершении аналогичных преступлений, где из показаний потерпевшего усматривается об угрозе физической расправы со стороны Л.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Л. оставлено без изменения.

   Постановлением Городищенского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг.в отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении К. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.160 УК РФ.

   Чч.мм.гг. подозреваемый К. был объявлен в розыск, в связи с невозможностью установить его место нахождения.

   Чч.мм.гг. К. был задержан и в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

   В соответствии со ст.100 УПК РФ, в течение 10 суток обвинение К. предъявлено не было, поскольку он скрылся от предварительного следствия, в связи с чем, чч.мм.гг. был объявлен в розыск, мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении чч.мм.гг. отменена.

   Чч.мм.гг. К. задержан сотрудниками милиции и чч.мм.гг. ему предъявлено обвинение по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.160 УК РФ.

   Старший следователь СО при ОВД по Городищенскому району Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что К. обвиняется в совершении преступления, относящегося к категории средней тяжести, за которое предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы, имеет неснятые и непогашенные судимости, не имеет постоянного места жительства и источника дохода. В связи с чем, у предварительного следствия имелись основания полагать, что, находясь на свободе, обвиняемый К. может продолжить заниматься преступной деятельностью, совершить новое преступление, а также с целью избежать уголовной ответственности, скрыться от следствия и суда, чем воспрепятствовать производству по делу.

   Судом при разрешении вопроса об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу учтена тяжесть совершённого им преступления, а также, что он не имеет постоянного источника дохода, имеет неснятую и непогашенную судимость, находился в розыске.

   Суд первой инстанции пришёл к выводу о необходимости избрания в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Городищенского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении К. оставлено без изменения.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении К. возбуждено уголовное дело № 447015 по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. подозреваемый К. был объявлен в розыск.

   Чч.мм.гг. в отношении К. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. К. объявлен в международный розыск.

   Чч.мм.гг. К. заочно предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159 УК РФ.

   Следователь по ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что он обвиняется в совершении тяжких преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, находится в международном розыске, в настоящее время имеются сведения о его нахождении в республике Беларусь.

   Судом при разрешении вопроса об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу учтены следующие обстоятельства, а именно, что К. обвиняется в совершении тяжких преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, объявлен в международный розыск и в настоящее время находится в Республике Беларусь.

   При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришёл к выводу о том, что применение иной, более мягкой меры пресечения в отношении К. не может обеспечить его надлежащее поведение, в связи с чем, представленные материалы дали суду основания полагать о необходимости избрания в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

   В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении С. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела, С. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Старший следователь по ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что С. обвиняется в совершении тяжкого преступления, наказание за которое предусмотрено до 10 лет лишения свободы, а также имел намерение выехать за пределы Волгоградской области.

   Указанные обстоятельства дали предварительному следствию основания полагать, что, находясь на свободе, подозреваемый С. может скрыться от следствия и суда, оказать давление на участников уголовного судопроизводства, а также иным путём воспрепятствовать производству по делу.

   Судом при разрешении вопроса об избрании С. меры пресечения в виде заключения под стражу учтена тяжесть совершенного им преступления, то обстоятельство, что подозреваемый может оказать давление на участников уголовного судопроизводства, что усматривается из показаний обвиняемого Л., проходящего также по данному уголовному делу, а также судом учтено намерение С. выехать за пределы Волгоградской области.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. изменено в части срока содержания под стражей, в остальной части постановление оставлено без изменения.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении Т. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении Т. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. вынесено постановление о переквалификации действий Т. на ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. Т. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. Т. был объявлен в розыск, в связи с невозможностью установить его место нахождения.

   Чч.мм.гг. Т. объявлен в международный розыск.

   Чч.мм.гг. обвиняемому Т. заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Следует заметить, что Конституционный Суд РФ допускает рассмотрение судом ходатайства об избрании названной меры пресечения в отсутствии обвиняемого при невозможности обеспечить его участие в связи с объявлением в международный розыск. Закон не предусматривает возможность ограничения при этом других прав данного участника судопроизводства, в частности, права на получение помощи защитника при рассмотрении судом вопроса о применении к нему в качестве меры пресечения заключение под стражу.

   Чч.мм.гг. в отношении Т. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.201 УК РФ.

   Чч.мм.гг. поступило сообщение о задержании Т. при пересечении территории Чешской Республики.

   Чч.мм.гг. Т. заочно предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.201, ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. предварительное следствие по данному уголовному делу возобновлено.

   Следователь СО №4 СУ УМВД России по г. Волгограду обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Т. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что Т. обвиняется в совершении преступлений, относящихся к категории средней тяжести и тяжкого, может продолжить заниматься преступной деятельностью, а также скрыться от следствия и суда. При этом указал, что в случае отказа в избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, суд Земли Винер Нойштадт автоматически откажет в выдаче обвиняемого Т., что противоречит принципу неотвратимости наказания лица, совершившего преступления.

   Судом при разрешении вопроса об избрании Т. меры пресечения в виде заключения под стражу учтена тяжесть совершённых им преступлений, то обстоятельство, что он скрылся от предварительного следствия, в связи с чем, находился в международном розыске. Кроме того, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу необходимо для решения вопроса об экстрадиции обвиняемого Т.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от чч.мм.гг. постановление Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении Т. оставлено без изменения.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении С. изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении С. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. С. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.3 ст.159, ч.3 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. С. был объявлен в федеральный розыск, в связи с невозможностью установить его место нахождения.

   Чч.мм.гг. С. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.3 ст.159, ч.3 ст.159 УК РФ.

   Следователь СО №4 СУ УВД России по г. Волгограду обратился в суд с ходатайством об изменении С. меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу, мотивируя тем, что С. обвиняется в совершении тяжких преступлений, нарушил ранее избранную ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, находясь на свободе, скрылся от предварительного следствия и суда, в связи с чем, с чч.мм.гг. находился в федеральном розыске.

   Суд, изменяя С. меру пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу, принял во внимание тяжесть совершённых им преступлений, то обстоятельство, что он скрылся от предварительного следствия, в связи с чем, находился в федеральном розыске.

   Суд первой инстанции признал вышеуказанные обстоятельства исключительными и пришёл к выводу о том, что, находясь на свободе, С. может скрыться от следствия и суда, либо иным путём воспрепятствовать производству по делу, в связи с чем, суд не усмотрел применение в отношении него более мягкой меры пресечения, в том числе залог и домашний арест, поскольку, по мнению суда, указанные обстоятельства не смогут обеспечить надлежащее поведение обвиняемого.

   В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   Как усматривается из материалов дела чч.мм.гг. в отношении К. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Чч.мм.гг. К. был объявлен в розыск, в связи с невозможностью установить его место нахождения.

   Чч.мм.гг. по подозрению в совершении данного преступления задержан К. в порядке ст.91 УПК РФ.

   Следователь по ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что К. обвиняется в совершении тяжкого преступления, в настоящее время по делу устанавливаются другие лица причастные к совершению преступления, что даёт основание полагать, что, находясь на свободе, К. может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, а также оказать воздействие на свидетелей, уничтожить доказательства или иным путём препятствовать производству по делу.

   Судом при разрешении вопроса об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу учтена личность подозреваемого, который совершил тяжкое преступление, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, находился в розыске, в настоящее время устанавливаются другие лица, причастные к совершению преступления. Суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что имеются основания полагать, что, находясь на свободе, К. может вновь скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства или иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу.

   В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении И. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   В производстве следственной части ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области находится уголовное дело, возбужденное чч.мм.гг. по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.191 УК РФ.

   Старший следователь СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении И. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя необходимостью оперативных мероприятий и ряда следственных действий, направленных на сбор доказательств причастности И. к совершению преступления, в связи с чем, у предварительного следствия имеются основания полагать, что, находясь на свободе, И. может принять меры к уничтожению доказательств по делу, а также воспрепятствовать производству по делу.

   Судом при разрешении вопроса об избрании И. меры пресечения в виде заключения под стражу учтена личность подозреваемого, который совершил тяжкое преступление, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком до семи лет, имеет намерения скрыться от следствия и суда, выехав за пределы РФ в Республику Казахстан, а также оказывать давление на свидетелей.

   Кроме того, судом первой было установлено, что И. не является гражданином России, не имеет регистрации на территории РФ, не имеет постоянного источника дохода, в связи с чем, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что имеются основания полагать, что, находясь на свободе, И. может помешать производству по делу по установлению иных участников преступления, уничтожить вещественные доказательства по делу, а также скрыться от органов следствия и суда.

   В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

   Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

   В производстве следственной части ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области находится уголовное дело, возбужденное чч.мм.гг. по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

   Следователь по ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя необходимостью оперативных мероприятий и ряда следственных действий, направленных на сбор доказательств причастности К. и других участников к совершению преступления, в связи с чем, у предварительного следствия имеются основания полагать, что, находясь на свободе, К. может воспрепятствовать производству по делу, поскольку подозревается в совершении тяжкого преступления, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы до 10 лет, не имеет регистрации на территории Волгоградской области, ранее скрывался от предварительного следствия, в связи с чем, был объявлен в розыск.

   Судом при разрешении вопроса об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу учтена личность подозреваемого, который совершил тяжкое преступление, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком до 10 лет, не имеет регистрации на территории Волгоградской области, в связи с чем, не имеет постоянного источника дохода. Таким образом, данные обстоятельства, дали суду основание полагать, что, находясь на свободе, К. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия и суда в целях избежания уголовной ответственности, тем самым воспрепятствовать производству по уголовному делу. Избрание иной, более мягкой меры пресечения, в том числе залога либо домашнего ареста суд не усмотрел, поскольку данное обстоятельство не может обеспечить надлежащее поведение подозреваемого.

   В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

   Срок домашнего ареста испрашивается стороной обвинения в ходатайстве и в окончательном виде определяется судом. Этот срок исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении обвиняемого или подозреваемого. Поскольку он исчисляется в месяцах, окончанием двухмесячного срока будут последние сутки второго месяца. При исчислении сроков домашнего ареста, в них включается и нерабочее время. Однако, этот вариант применим только в том случае, когда подозреваемый или обвиняемый не задерживался в порядке ст. 91 УПК РФ или к моменту принятия решения об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста не находился под стражей. В таком случае, срок домашнего ареста исчисляется со дня фактического задержания, а срок домашнего ареста включается в общий срок содержания под стражей.

   Анализ судебной практики Волгоградской области за 2011 г. показывает, что суды стали чаще использовать в качестве меры пресечения домашний арест. Прежде всего, это касается подозреваемых или обвиняемых по преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

   В числе достаточно сложных проблем, с которыми постоянно приходится сталкиваться судам, являются проблемы продления сроков содержания подозреваемых или обвиняемых под стражей.

   Заместитель Генерального прокурора РФ С. Г. Кехлеров в Инструктивном письме «О некоторых постановлениях Европейского Суда по правам человека» от 22 декабря 2010 г. отметил, что «обоснованное подозрение в совершении лицом преступления является обязательным условием законности содержания под стражей, однако по истечении определенного срока оно перестает быть достаточным. В других случаях необходимо установить другие основания оправдывающие лишение свободы. Если они были «существенными» или «достаточными», то далее следует определить, проявили ли национальные власти (имеются в виду органы дознания и предварительного расследования, а также суд) по делу «особое внимание», «особую тщательность» во время его рассмотрения.

   Презумпция невиновности выступает в пользу освобождения обвиняемого до суда, если отсутствуют «существенные и достаточные» причины для длительного содержания под стражей. Обязанность установить и рассмотреть конкретные факты, подтверждающие или отрицающие существование подлинного требования общественного интереса, оправдывающего отступление от правила в отношении свободы личности, возлагается на национальные власти» [9].

   На вопрос продления содержания лиц под стражей было обращено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста».

   При разрешении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует выяснять обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования по объективным причинам. Если ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения тех же следственных действий, на которые указывал следователь (дознаватель) в предыдущих ходатайствах, надлежит устанавливать, по каким причинам они не были произведены.

   В этой связи можно признать положительной сложившуюся практику, когда судьи продляют срок содержания обвиняемых под стражей или домашним арестом не в полной мере, как просит следователь, а в той части, которая реально необходима для проведения с ними запланированных следственных действий, так же отказывают в продлении действия этой меры процессуального принуждения, если органами следствия не представлено достаточного и убедительного обоснования необходимости дальнейшего ограничения конституционного права граждан на свободу.

   По смыслу ст. 22, ч.1 ст.46, ст. 48,118,120 и 123 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве суд как орган правосудия призван обеспечить справедливую процедуру принятия решения о применении меру пресечения, исходя из одинаковой природы и значения судебных гарантий для защиты прав и законных интересов личности при принятии решений, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности, вне зависимости от того, на каком этапе уголовного судопроизводства эти решения принимаются.

   Такая процедура предполагает обязанность государства, в том числе органов судебной власти, охранять достоинство личности и обращаться с нею не как с объектом государственной деятельности, а как с равноправным субъектом, который вправе защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов.

    Судебное решение об избрании такой меры пресечения, как домашний арест, может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными оснований её применения при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем, чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела, а не только на аргументах, изложенных в ходатайстве стороны обвинения или в ранее вынесенном постановлении судьи об избрании меры пресечения.

    Продлевая действие этой меры либо отказываясь от её продления, судья принимает решение исходя из анализа всего комплекса обстоятельств, в том числе, связанных с переходом уголовного судопроизводства в другую стадию, что может быть обусловлено появлением новых оснований для оставления без изменения или изменения меры пресечения лицу, в отношении которого осуществляется уголовное преследование.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Волгоградского областного суда

май, 2012 год

 

 

 

 



[1] См.: Устав уголовного судопроизводства 1864 г. // Хрестоматия по истории государства и права России // сост. Ю. П. Титов – М., 1997. – С. 259–262.

[2] См.: Положение о военных следователях от 30 сентября 1919 года // История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов. – М., 1955. – С. 109.

[3] См.: СУ РСФСР. – 1922. – № 11. – Ст. 160.

[4] См.: СУ РСФСР. – 1023. – № 7. – Ст. 160.

[5] См.: Российская газета. – 2011.– 9 декабря. – № 278 (5654).

[6] См.: Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1227.

[7] См.: Собрание законодательства РФ – 1997. – № 25. – Ст. 2947; 1999. – № 10. – Ст. 1228; – 2010. – № 14. – Ст. 1655.

[8] См. Осуждены к браслетам: в США, Израиле и других странах: http://www.rg.ru

[9] См.: Кехлеров С. Г. Информационное письмо заместителя генерального прокурора РФ «О некоторых постановлениях Европейского суда по правам человека» http://www.genproc.gov.rii/documents/espch/document-13698/

 
 
http://oblsud.vol.sudrf.ru/
опубликовано 31.08.2012 10:33 (МСК)

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00