Arms
 
развернуть
 
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 А
Тел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)
zent.vol@sudrf.ru
схема проезда
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 АТел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)zent.vol@sudrf.ru

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00

 
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации № 04 (2012)

Обзоры и обобщения

 ОБЗОР ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
 О ПРИМЕНЕНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПРИ
 РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ
 Вопросы применения норм материального права
 1. Действие законодательства о защите прав потребителей
распространяется на правоотношения сторон договора об оказании
гражданам туристских услуг.
 Региональная общественная организация "Защита прав
потребителей" обратилась в суд в интересах граждан с иском к ООО
"Возрождение-Тревел" (оганизация-ответчик) и к Н. о защите прав
потребителей. В обоснование заявленных требований указала, что
между ответчиком и Н. заключен договор на организацию
туристического обслуживания, в соответствии с которым ООО
"Возрождение-Тревел" обязалось осуществить для Н. и группы
сопровождающих ее лиц, включая лиц, в интересах которых подан иск,
бронирование туристической поездки. Условия договора Н. исполнила,
оплатив услуги, предусмотренные договором. Поскольку истцы не
смогли осуществить поездку, они сообщили ответчику о переносе
срока путешествия, а затем о расторжении договора и возврате
денег. Денежные средства были возвращены им не в полном размере и
несвоевременно, что является нарушением прав потребителей.
 Удовлетворяя частично заявленные требования, суды первой и
кассационной инстанций исходили из того, что поскольку факт
нарушения прав потребителей установлен, то согласно п. 5 ст. 28 и
п. 3 ст. 31 Закона РФ "О защите прав потребителей" за нарушение
сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель
уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в
размере 3%, в связи с чем присудил истцам компенсацию морального
вреда и возместил понесенные ими судебные расходы.
 Отменяя судебные постановления и передавая дело на новое
рассмотрение, президиум краевого суда пришел к выводу, что в
данном случае Закон РФ "О защите прав потребителей" не подлежит
применению, поскольку организация-ответчик не оказывала истцам
туристских услуг из-за их отказа от туристической поездки, т. е.
истцам не была оказана туристская услуга некачественно либо с
нарушением установленных договором сроков.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ,
рассмотрев данное дело в порядке надзора, признала незаконным
вывод президиума краевого суда по следующим основаниям.
 Постановлением Правительства РФ от 18 июля 2007 г. N 452
"Об утверждении Правил оказания услуг по реализации туристского
продукта" предусмотрено, что Правила определяют порядок оказания
услуг по реализации туристского продукта. Под потребителем
понимается заказчик туристского продукта, имеющий намерение
заказать или заказывающий и использующий туристский продукт
исключительно для личных, семейных и иных нужд.
 Под исполнителем понимается туроператор, который заключает с
потребителем договор о реализации туристского продукта в
соответствии с Федеральным законом "Об основах туристской
деятельности в Российской Федерации" и ГК РФ.
 Закон РФ  защите прав потребителей" регулирует отношения,
возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями,
импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ,
оказании услуг).
 При таких обстоятельствах, учитывая, что истцами заключен
договор на оказание потребительских туристских услуг, т. е. между
сторонами возникли правоотношения, регулируемые нормами Закона РФ
 защите прав потребителей", отказ от получения указанных услуг,
последствия которого предусмотрены договором, является составной
частью возникших правоотношений, регулируемых названным Законом.
 Определение N 51-В11-3
 2. Правовые последствия нарушения договора об оказании
посреднических услуг, хотя и не содержащего условия о стоимости
таких услуг, регулируются законодательством о защите прав
потребителей.
 Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных
требований истца к агентству недвижимости о возмещении
материального ущерба, причиненного при заключении незаконной
сделки, взыскании пени и компенсации морального вреда, суд первой
инстанции пришел к выводу, что поскольку договор об оказании
услуг, заключенный между истцом и ответчиком, не содержал указания
о стоимости услуг, то услуги агентства недвижимости по
приобретению квартиры осуществлялись на безвозмездной основе, в
связи с чем положения законодательства о защите прав потребителей
к данным правоотношениям применяться не могут.
 С указанными выводами согласилась судебная коллегия по
гражданским делам областного суда.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
отменила состоявшиеся по делу судебные постановления.
 Согласно п. 1 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей"
потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков,
причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы
(оказанной услуги).
 В судебном заседании установлено, что между сторонами был
заключен договор об оказании услуг.
 Предметом данного договора являлось оказание агентством
недвижимости в пределах своей компетенции комплекса услуг по
продаже двухкомнатной квартиры и приобретение в собственность
истца однокомнатной квартиры. Цена договора сторонами определена
не была.
 Между тем отсутствие в договоре указания на стоимость
оказываемых услуг не свидетельствует о недействительности данного
договора, а лишь порождает у исполнителя право требовать от
заказчика оплаты своих услуг на основании п. 3 ст. 424 ГК РФ, в
соответствии с которым в случаях, когда в возмездном договоре цена
не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий
договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене,
которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за
аналогичные товары, работы или услуги.
 Определение N 35-В11-6
 3. Действия ресурсоснабжающей организации по прекращению
поставки ресурсов организациям-потребителям, к сетям которых
подключены абоненты, своевременно оплачивающие использованные
топливно-энергетические ресурсы, при отсутствии соглашения о
подаче топливно-энергетических ресурсов таким абонентам, в том
числе гражданам-потребителям, являются незаконными.
 Прокурор обратился в суд с заявлением в защиту интересов
муниципального образования г. Курлово несовершеннолетних,
неопределенного круга граждан - добросовестных потребителей услуги
теплоснабжения к ОАО "Владимирская энергосбытовая компания"
(далее - ОАО "Владимирэнергосбыт"), ООО "Владимиррегионгаз" о
признании незаконными действий по прекращению электроснабжения и
газоснабжения котельных г. Курлово, а также к ООО "НовоСтрой" о
признании незаконным бездействия по непредоставлению тепловой
энергии.
 Решением суда первой инстанции иск прокурора удовлетворен
частично. Суд признал незаконным бездействие ООО "НовоСтрой",
выразившееся в неисполнении обязанности по предоставлению услуги
теплоснабжения потребителям г. Курлово, не имеющим задолженности
по оплате данной коммунальной услуги, и отказал в удовлетворении
исковых требований о признании незаконными действий ОАО
"Владимирэнергосбыт" и ООО "Владимиррегионгаз" по прекращению
электроснабжения и газоснабжения котельных ООО "НовоСтрой"
г. Курлово.
 С данными выводами суда согласилась судебная коллегия по
гражданским делам областного суда, оставившая указанное решение
без изменения.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в
признании незаконными действий ответчиков отменила по следующим
основаниям.
 Положения действующего законодательства, которыми
руководствовался суд, не исключают возможность приостановления и
прекращения ресурсоснабжающими организациями подачи электроэнергии
и газа организациям-потребителям в том случае, если такими
организациями-потребителями являются юридические лица.
 Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 7 Конституции Российской
Федерации Российская Федерация - социальное государство, политика
которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную
жизнь и свободное развитие человека.
 Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.
Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и
гражданина - обязанность государства (ст. 2 Конституции Российской
Федерации).
 Законодателем в развитие названных конституционных положений
введены дополнительные механизмы защиты абонентов, которые
надлежащим образом исполняют обязательства по оплате
использованных топливно-энергетических ресурсов и не состоят в
непосредственных отношениях с поставщиками электрической, тепловой
энергии и газа.
 Так, согласно п. 6 Порядка прекращения или ограничения подачи
электрической и тепловой энергии и газа организациям-потребителям
при неоплате поданных им (использованных ими)
топливно-энергетических ресурсов, утвержденного постановлением
Правительства РФ от 5 января 1998 г. N 1 (с изменениями от
31 августа 2006 г.), в случаях, когда к сетям, принадлежащим
организации-потребителю, подключены абоненты, которые своевременно
оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы,
организация-потребитель обязана по соглашению с энергоснабжающей
или газоснабжающей организацией обеспечить подачу этим абонентам
топливно-энергетических ресурсов в необходимых для них объемах.
 По смыслу указанного положения, организация-потребитель
обязана обеспечить подачу абонентам, подключенным к сетям
организации-потребителя, которые своевременно оплачивают
использованные топливно-энергетические ресурсы, этих ресурсов в
необходимых для них объемах. При этом отношения по поводу поставок
необходимых в такой ситуации объемов топливно-энергетических
ресурсов должны быть урегулированы на основании соответствующих
соглашений между ресурсоснабжающими организациями и
организациями-потребителями, их наличие является обязательным и
должно предшествовать прекращению ресурсоснабжающими организациями
подачи электроэнергии и газа организациям-потребителям во
избежание нарушения прав указанных абонентов.
 Действия энергоснабжающей или газоснабжающей организации по
прекращению поставки ресурсов организациям-потребителям, к сетям
которых подключены абоненты, своевременно оплачивающие
использованные топливно-энергетические ресурсы, при отсутствии
соглашения о подаче топливно-энергетических ресурсов таким
абонентам, в том числе гражданам-потребителям, ведут к нарушению
их прав на получение коммунальных услуг.
 В силу ч. 4 ст. 3 ЖК РФ никто не может быть ограничен в праве
получения коммунальных услуг иначе как по основаниям и в порядке,
которые предусмотрены этим Кодексом и другими федеральными
законами.
 Таким образом, указанной нормой закреплен принцип
недопустимости произвольного ограничения права на получение
коммунальных услуг, которое неразрывно связано с правом на жилище,
гарантированным ст. 40 Конституции Российской Федерации.
 Согласно п. 85 Правил предоставления коммунальных услуг
гражданам, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 мая
2006 г. N 307, приостановление или ограничение предоставления
коммунальных услуг (либо подачи коммунальных ресурсов)
потребителям, полностью выполняющим обязательства,
установленные законодательством Российской Федерации и договором,
не допускается.
 Право на судебную защиту гарантировано ст. 46 Конституции
Российской Федерации и предполагает не только право на обращение в
суд, но и возможность эффективного восстановления в правах
посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.
 В связи с этим при рассмотрении подобных споров суды не
вправе ограничиваться формальным подтверждением того, что
организация-потребитель не обращалась в ресурсоснабжающие
организации для заключения соглашений о необходимых для
обеспечения абонентов, своевременно оплачивающих использованные
топливно-энергетические ресурсы, объемах этих ресурсов, учитывая,
что взаимоотношения между ресурсоснабжающей организацией и
организацией-потребителем не должны влиять на права таких
абонентов, и должны выяснять, какие меры могли быть предприняты
либо предпринимались ресурсоснабжающей организацией для заключения
необходимых соглашений с организацией-потребителем в целях защиты
интересов соответствующих потребителей независимо от того, имелась
ли у таких ресурсоснабжающих организаций информация о таких
потребителях.
 Иное умаляет предусмотренное ст. 46 Конституции Российской
Федерации право на судебную защиту и не соответствует требованиям
реального обеспечения прав и свобод граждан правосудием.
 Определение N 86-Впр11-6
 4. Неправильное применение правил исчисления неустойки за
просрочку выполнения требований потребителя повлекло вынесение
незаконного определения суда кассационной инстанции.
 Общество защиты прав потребителей в интересах потребителя М.
обратилось в суд с иском к ЗАО "Моторавто", указав, что 17 октября
2008 г. М. купил у ответчика автомобиль за 474 500 руб. Автомобиль
застрахован по договорам КАСКО и ОСАГО. На приобретенном М.
автомобиле ответчиком установлена автомагнитола, защита картера,
сигнализация, за что М. уплачено 16 025 руб. Тогда же М. приобрел
комплект зимних шин на сумму 12 410 руб. 19 октября 2008 г. в
результате пожара автомобиль, находившийся в гараже М., сгорел.
Также были уничтожены: гараж стоимостью 28 060 руб., хозяйственное
имущество, хранившееся в гараже, на сумму 36 875 руб. и новый
комплект резиновых шин стоимостью 12 410 руб. В выплате страхового
возмещения М. было отказано, поскольку данный случай страховым не
являлся. Истец просил расторгнуть договор купли-продажи
автомобиля, взыскать с ответчика причиненный материальный ущерб,
компенсацию морального вреда, взыскать расходы на оказание
юридических услуг и неустойку в размере 463 030 руб. за нарушение
срока удовлетворения его требований.
 Решением районного суда иск удовлетворен частично: договор
купли-продажи автомобиля, заключенный между М. и ЗАО "Моторавто",
расторгнут, с ответчика в пользу М. взыскана стоимость автомобиля
в размере 474 500 руб., возмещение убытков в размере 90 185 руб.,
компенсация морального вреда в размере 5 тыс. рублей, судебные
расходы в размере 500 руб., неустойка за просрочку выполнения
требований потребителя в размере 200 тыс. рублей. С ЗАО
"Моторавто" в доход государства взыскан штраф в размере 192 421
руб. и такая же сумма штрафа взыскана в доход Общества защиты прав
потребителей. С ЗАО "Моторавто" взыскана госпошлина в доход
государства в сумме 7948 руб.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам
областного суда решение суда изменено: размер неустойки за
просрочку выполнения требований потребителя снижен до 20 тыс.
рублей. Размеры штрафов за отказ ЗАО "Моторавто" в добровольном
порядке удовлетворить требования потребителя снижены до 96 210
руб. как в доход государства, так и в доход общества защиты прав
потребителей. Размер госпошлины с ЗАО "Моторавто" в доход
государства снижен до 7431 руб. В остальной части решение суда
оставлено без изменения.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ,
отменяя определение суда кассационной инстанции в части взыскания
неустойки и штрафа, указала следующее.
 Согласно п. 1 ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей"
вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя
вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных
недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном
объеме.
 Факт приобретения М. автомобиля в ЗАО "Моторавто"
подтверждается договором купли-продажи от 17 октября 2008 г.,
квитанцией об оплате стоимости товара, платежным поручением, актом
осмотра-передачи автотранспортного средства от 17 октября 2008 г.
 По акту выполненных работ к заказ-наряду от 17 октября
2008 г. на автомобиль истца ЗАО "Моторавто" установлены защита
картера, автомагнитола, сигнализация, привод, за что М. уплатил
16 025 руб., и он приобрел комплект зимних шин стоимостью
12 410 руб.
 Факт пожара 19 октября 2008 г., в результате которого сгорело
имущество истца (автомобиль, гараж, хозяйственное имущество,
находившееся в гараже), подтверждается постановлениями об отказе в
возбуждении уголовного дела, протоколом осмотра места
происшествия, фотографиями.
 В соответствии со справкой об исследовании от 19 ноября
2008 г., проведенном судебно-экспертным учреждением, причиной
возгорания автомобиля М. явилось тепловое проявление
электрического тока в результате аварийного режима работы
электрооборудования (короткого замыкания).
 Иные причины пожара выявлены не были, вина М. в происшедшем
пожаре не установлена.
 При таких обстоятельствах суд удовлетворил заявленные
требования.
 С учетом того, что претензия с требованием о возврате
уплаченной за товар денежной суммы и возмещении убытков была
получена продавцом от М. 5 декабря 2008 г., однако в 10-дневный
срок, предусмотренный ст. 22 Закона РФ  защите прав
потребителей", она в добровольном порядке удовлетворена не была,
суд взыскал с ответчика неустойку за просрочку исполнения
обязательства.
 Размер неустойки, исходя из требований ст. 23 названного
Закона (1% за каждый день просрочки), за период с 5 декабря
2008 г. по 12 марта 2009 г. составил 412 815 руб. Однако суд
пришел к выводу, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна
последствиям невыполнения обязательства, в связи с чем на
основании ст. 333 ГК РФ снизил ее размер до 200 тыс. рублей.
 Суд кассационной инстанции повторно снизил размер неустойки
до 20 тыс. рублей. Между тем, как следует из содержания
кассационного определения, суд кассационной инстанции, формально
сославшись на несоразмерность взысканной неустойки последствиям
невыполненного обязательства, не указал, в чем заключалась данная
несоразмерность, свой вывод о необходимости снижения неустойки не
обосновал, на материальный закон в определении не сослался.
 Судом кассационной инстанции также неправильно был определен
размер штрафа, подлежащего взысканию с ответчика.
 В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав
потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя,
установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя,
продавца, уполномоченной организации или уполномоченного
индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в
добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в
размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
 Несмотря на данное требование закона, как видно из содержания
определения судебной коллегии по гражданским делам областного
суда, кассационная инстанция определила размер штрафа, рассчитав
его не от всей суммы, подлежащей взысканию, а 50% от размера
штрафа, взысканного судом первой инстанции, посчитав его равным
96 210 руб.
 Кроме того, судебная коллегия областного суда не учла, что
согласно подп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ указанный штраф, по общему
правилу, зачисляется в бюджет муниципального образования (местный
бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении
штрафа.
 Определение N 10-В10-2
 5. Размер штрафа, взыскиваемый при отказе исполнителя
добровольно удовлетворить требования потребителя, подлежит
снижению в случае уменьшения общей суммы, присужденной судом в
пользу потребителя.
 А. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю
о взыскании неустойки за нарушение срока исполнения договора об
изготовлении и монтаже кухонной мебели, убытков, неустойки за
нарушение срока удовлетворения требований потребителя, штрафа за
несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований
потребителя и об уменьшении цены выполненной работы.
 Решением районного суда исковые требования удовлетворены
частично.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам
областного суда решение суда первой инстанции в части взыскания с
индивидуального предпринимателя в пользу истца штрафа за
несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований
потребителя в размере 47 244 руб. отменено, в этой части принято
новое решение о взыскании с индивидуального предпринимателя в
пользу государства  доход соответствующего бюджета) штрафа за
несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований
потребителя в размере 47 244 руб.; снижен размер неустойки,
подлежащий взысканию с ответчика в пользу истца, до 10 тыс.
рублей, размер государственной пошлины, взысканной с ответчика в
доход федерального бюджета, - до 2210 руб.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ,
изменяя определение суда кассационной инстанции, указала
следующее.
 В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав
потребителей"  последующими изменениями и дополнениями) при
удовлетворении судом требований потребителя, установленных
законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца,
уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального
предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке
удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от
суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
 Согласно подп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ указанный штраф по общему
правилу зачисляется в бюджет муниципального образования (местный
бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении
штрафа.
 Приведенные нормы права являются императивными и не наделяют
суды полномочиями произвольно определять размер штрафа и его
получателя исходя из собственного усмотрения.
 Суд первой инстанции взыскал названный штраф в пользу истца,
определив его в размере 47 244 руб., что составляет 50% от общей
суммы 94 488 руб., присужденной в пользу потребителя, включающей
неустойку 43 958 руб., убытки 45 530 руб. и компенсацию морального
вреда 5 тыс. рублей.
 Суд кассационной инстанции снизил размер неустойки с 43 958
руб. до 10 тыс. рублей, в результате чего общая сумма
удовлетворенных требований потребителя, из которой должен
определяться размер штрафа, снизилась с 94 488 руб. до 60 530 руб.
Соответственно размер штрафа, взыскиваемый на основании п. 6
ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", также подлежал
снижению судом кассационной инстанции до 30 265 руб.
 Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания
штрафа в пользу потребителя, суд кассационной инстанции правильно
указал, что потребитель не может являться получателем данного
штрафа. Однако при этом взыскал ту же сумму штрафа, что и суд
первой инстанции, в доход государства (соответствующий бюджет).
Тем самым суд кассационной инстанции нарушил как требования п. 6
ст. 13 Закона РФ  защите прав потребителей" в части размера
штрафа, так и нормы подп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ в части указания на
получателя штрафа исходя из норм Кодекса.
 В связи с изложенным Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда РФ, изменяя определение судебной коллегии по
гражданским делам областного суда в части взыскания с
индивидуального предпринимателя штрафа за несоблюдение в
добровольном порядке требований потребителя, уменьшила размер
подлежащего взысканию с ответчика штрафа за несоблюдение в
добровольном порядке требований потребителя до суммы 30 265 руб. с
зачислением ее в местный бюджет.
 Определение N 14-В09-12
 6. К отношениям, возникающим из договора, заключенного
гражданином-инвестором, являющимся участником долевого
строительства многоквартирного дома, в целях приобретения в
собственность жилого помещения для личных нужд, не связанных с
осуществлением предпринимательской деятельности, применяется
законодательство о защите прав потребителей.
 Общественная организация "Калужский областной центр защиты
прав потребителей" обратилась в суд в интересах А. с иском к ЗАО
"МПМК-3" о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального
вреда, сославшись на следующее. 10 ноября 2006 г. между А. и
ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве
жилья, согласно которому А. приняла на себя обязательство оплатить
стоимость однокомнатной квартиры в строящемся доме в г. Калуге, а
ответчик - передать ей в собственность указанную квартиру по
окончании срока строительства, установленного договором, не
позднее II квартала 2007 г. А. свои обязательства по договору
исполнила, однако квартира ей передана не была.
 Решением районного суда иск удовлетворен частично: в пользу
А. взыскана неустойка за просрочку исполнения обязательства по
передаче ей квартиры в собственность в размере 100 тыс. рублей, во
взыскании штрафа и компенсации морального вреда отказано.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам
областного суда решение суда первой инстанции оставлено без
изменения.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
отменила состоявшиеся по делу судебные постановления об отказе в
иске о взыскании штрафа и компенсации морального вреда.
 Разрешая дело, суд первой инстанции, придя к правильному
выводу о наличии оснований для удовлетворения иска в части
требований о взыскании в пользу А. неустойки за просрочку
исполнения обязательства по передаче квартиры, отказал в
удовлетворении исковых требований в части взыскания штрафа и
компенсации морального вреда. При этом суд исходил из того, что к
возникшим правоотношениям положения Закона РФ  защите прав
потребителей" неприменимы.
 Суд кассационной инстанции согласился с решением суда первой
инстанции, указав на отсутствие оснований для его отмены в связи с
неправильным, по мнению суда, толкованием положений Федерального
закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом
строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и
о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской
Федерации".
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
отменила постановления судов первой и кассационной инстанций в
части отказа в удовлетворении требований о взыскании штрафа и
компенсации морального вреда в связи со следующим.
 Судом установлено, что 10 ноября 2006 г. между А. и
ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве
жилья, согласно которому А. приняла на себя обязательство оплатить
стоимость однокомнатной квартиры, а ответчик - передать ей в
собственность указанную квартиру не позднее II квартала 2007 г.
 Целью договора долевого участия в строительстве
многоквартирного дома от 10 ноября 2006 г., заключенного А.,
являлось приобретение в строящемся доме конкретной квартиры для
личных нужд, т.е. для проживания. Из договора следует, что А.
(инвестор) заключила договор с целью приобретения конкретного
жилого помещения в собственность.
 Таким образом, А., приобретая квартиру для личных нужд и
инвестируя денежные средства на приобретение жилого помещения
(квартиры), являлась потребителем оказываемых ЗАО "МПМК-3" услуг.
В срок, установленный договором, квартира потребителю передана не
была.
 Дополнительные соглашения к названному договору от 10 ноября
2006 г. о переносе сроков сдачи в эксплуатацию жилого дома, в
котором расположена приобретенная квартира, сначала на IV квартал
2007 г., а впоследствии - на I квартал 2008 г. А. подписаны не
были.
 По утверждению ответчика, срыв своевременного окончания
строительства обусловлен невыполнением подрядчиком обязательств по
остеклению пластиковыми окнами возводимого дома.
 Согласно п. 9 ст. 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г.
N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов
и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые
законодательные акты Российской Федерации" к отношениям,
вытекающим из договора, заключенного гражданином - участником
долевого строительства исключительно для личных, семейных,
домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением
предпринимательской деятельности, применяется законодательство
Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не
урегулированной этим Федеральным законом.
 В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26 января
1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского
кодекса Российской Федерации" в случаях, когда одной из сторон в
обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий,
заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары
(работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин
пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ,
а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ "О защите
прав потребителей" и принятыми в соответствии с ним иными
правовыми актами.
 Законодательство о защите прав потребителей регулирует
отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или
приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары
(работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и
иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской
деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным
предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям,
реализующими товары потребителям по договору купли-продажи,
выполняющими работы или оказывающими услуги потребителям по
возмездному договору, - с другой.
 При удовлетворении судом требований потребителя,
установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя,
продавца, уполномоченной организации или уполномоченного
индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в
добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в
размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя
(п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей").
 В силу ст. 15 названного Закона моральный вред, причиненный
потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем,
продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным
индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя,
предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации,
регулирующими отношения в области защиты прав потребителей,
подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.
Размер компенсации морального вреда определяется судом и не
зависит от размера возмещения имущественного вреда.
 Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не
исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при
осуществлении предпринимательской деятельности, несет
ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение
оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т. е.
чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение
обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке
нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых
денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК РФ).
 Таким образом, законодатель установил повышенную
ответственность за нарушение обязательств стороной, осуществляющей
предпринимательскую, в том числе строительную, деятельность,
распространил действие Закона РФ "О защите прав потребителей" на
отношения по участию граждан в долевом строительстве
многоквартирных домов и тем самым предоставил им право требовать
возмещения штрафа и морального вреда за нарушение соответствующих
обязательств.
 Между тем перечисленные положения законов судами учтены не
были, что привело к незаконному отказу суда в удовлетворении части
исковых требований, заявленных в интересах потребителя.
 Определение N 85-В09-1
 7. Удовлетворение судом иска потребителя о взыскании
стоимости невыполненных работ и неустойки с застройщика в
обязательном порядке влечет наложение на ответчика штрафа за
несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения законных
требований потребителя.
 Заявитель в своих интересах и интересах своего сына
обратилась в суд с иском к ООО "Лазарос" о передаче квартиры в
собственность, взыскании стоимости невыполненных работ, неустойки,
ссылаясь на следующее. 9 ноября 2005 г. между истцами и ответчиком
заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно
которому В. и С. должны оплатить стоимость четырехкомнатной
квартиры общей площадью 141 кв. м в строящемся доме, а ООО
"Лазарос" - передать им в собственность квартиру по окончании
строительства дома (не позднее 31 декабря 2005 г.). Условия
договора истцы выполнили полностью, однако квартира ответчиком
своевременно им не передана.
 Решением городского суда исковые требования удовлетворены
частично. С ООО "Лазарос" в пользу истцов взысканы: стоимость
работ по остеклению квартиры, выполненных третьими лицами в
размере 72 800 руб., стоимость работ по телефонизации в размере
1500 руб., судебные расходы в размере 13 328 руб. На ответчика
возложена обязанность передать в собственность истцов указанную
квартиру. В удовлетворении остальной части исковых требований
отказано.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам
верховного суда республики решение суда первой инстанции оставлено
без изменения.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части
отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании стоимости
невыполненных работ в размере 261 800 руб., процентов за
несвоевременный возврат указанной суммы в размере 75 724 руб.,
неустойки в размере 1551 тыс. рублей, стоимости работ по
телефонизации в размере 8100 руб., за несвоевременный возврат
указанной суммы в размере 2271 руб., стоимости работ по устранению
недостатков в размере 594 141 руб., судебных расходов в размере
1126 руб.
 В соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав
потребителей" (с последующими изменениями и дополнениями) в случае
нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги)
или назначенных потребителем на основании п. 1 данной статьи новых
сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час,
если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере
3% цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена
выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ
(оказании услуг) не определена - общей цены заказа.
 Отказывая в удовлетворении исковых требований в части
взыскания неустойки за нарушение предусмотренных договором от
9 ноября 2005 г. сроков передачи квартиры истцам, суд исходил из
того, что вина ответчика в несвоевременном окончании строительства
дома отсутствует.
 Между тем согласно п. 6 ст. 28 Закона РФ "О защите прав
потребителей" требования потребителя, установленные п. 1 данной
статьи, не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что
нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло
вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя.
 В силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом
или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом
исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской
деятельности, несет ответственность, если не докажет, что
надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие
непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при
данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не
относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны
контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения
товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
 Законодатель установил повышенную ответственность за
нарушение обязательств стороной, осуществляющей
предпринимательскую, в том числе строительную, деятельность.
 По условиям договора о долевом участии в строительстве от
9 ноября 2005 г. ответчик должен передать квартиру истцам не
позднее 31 декабря 2005 г.
 Как усматривается из материалов дела, дом сдан в эксплуатацию
в августе 2007 г. Квартира передана в собственность истцов
решением суда от 15 августа 2008 г.
 В материалах дела отсутствуют данные о том, что длительная
задержка передачи истцам квартиры произошла вследствие
непреодолимой силы или их вины. Суд при вынесении решения не учел,
что несвоевременное окончание строительства дома из-за отсутствия
у ответчика необходимых денежных средств, нарушения обязанностей
со стороны контрагентов ответчика, отсутствия на рынке нужных для
исполнения товаров в силу закона не является основанием для
освобождения его от выплаты истцам неустойки за нарушение
предусмотренного договором срока исполнения обязательства.
 В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав
потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя,
установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя,
продавца, уполномоченной организации или уполномоченного
индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в
добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в
размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
 При вынесении решения судом такая ответственность на
ответчика возложена не была. Между тем, по смыслу указанной нормы
права, взыскание штрафа за несоблюдение в добровольном порядке
удовлетворения требований потребителя является не правом, а
обязанностью суда.
 В п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от
29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о
защите прав потребителей" (с последующими изменениями) разъяснено,
что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с
нарушением его прав, установленных Законом РФ  защите прав
потребителей", которые не были удовлетворены в добровольном
порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной
организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем,
импортером), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того,
заявлялось ли такое требование (п. 6 ст. 13 Закона).
 Разрешая спор по существу, суд не учел, что удовлетворение
исковых требований в части взыскания стоимости работ по остеклению
квартиры, выполненных третьими лицами, и стоимости работ по
телефонизации влечет наложение на ответчика штрафа в обязательном
порядке.
 Определение N 24-В09-8
 Вопросы применения норм процессуального права
 8. Приостановление производства по гражданскому делу до
разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном
или административном производстве, допустимо в том случае, если
факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке
гражданского, уголовного или административного производства, имеют
юридическое значение для данного дела. Необоснованное
приостановление производства по делу о защите прав потребителя
повлекло нарушение прав заявителя на судебную защиту.
 Заявитель обратился в суд с иском к ООО "Ямальская
автомобильная компания" и ООО ТД "Джемир" о защите прав
потребителя. В обоснование заявленных требований указал, что
31 марта 2009 г. он заключил с ООО "Ямальская автомобильная
компания" договор поставки автомобиля. ООО "Ямальская автомобильная
компания" действовало по агентскому договору с ООО ТД "Джемир" и
осуществляло функции продавца от имени последнего. 16 мая 2009 г.
между истцом и ООО "Ямальская автомобильная компания" был заключен
предварительный договор купли-продажи автотранспортного средства.
Заплатив за автомобиль, истец забрал машину у ответчика, однако
техническая документация на данный автомобиль ему передана не
была. ООО ТД "Джемир" заявило о том, что ООО "Ямальская
автомобильная компания" не имело права заключать договоры от имени
ООО ТД "Джемир". Истец просил обязать ООО ТД "Джемир" передать ему
паспорт транспортного средства на автомобиль и техническую
документацию, взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда и
расходы на оплату услуг представителя.
 В судебном заседании представитель ответчика ООО ТД "Джемир"
заявил ходатайство о приостановлении производства по делу.
Ходатайство он обосновал тем, что 10 февраля 2010 г. в отношении
генерального директора ООО "Ямальская автомобильная компания"
возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении преступления,
предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, - мошенничество по факту
хищения автомобилей ООО ТД "Джемир" и денежных средств по
фиктивным договорам купли-продажи автомобилей.
 Постановлениями следователя ООО ТД "Джемир" признано
потерпевшим по уголовному делу, в частности по факту хищения
автомобиля, являющегося предметом спора по рассматриваемому делу.
 Приостанавливая производство по данному делу, суд первой
инстанции исходил из того, что результаты расследования и
рассмотрения уголовного дела, возбужденного в отношении
генерального директора ООО "Ямальская автомобильная компания",
имеют правовое значение для выводов о наличии у ООО "Ямальская
автомобильная компания" полномочий на заключение договоров
купли-продажи автомобилей от имени ООО ТД "Джемир" и определения
надлежащего ответчика по данному спору.
 Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой
инстанции и оставил определение суда без изменения.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
отменила состоявшиеся по делу судебные постановления по следующим
основаниям.
 В силу абз. 5 ст. 215 ГПК РФ обязательным основанием для
приостановления производства по делу является невозможность
рассмотрения дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в
гражданском, административном или уголовном производстве.
 Между тем суд не учел, что приостановление производства по
гражданскому делу до разрешения другого дела, рассматриваемого в
гражданском, уголовном или административном производстве,
допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые
подлежат установлению в порядке гражданского, уголовного или
административного производства, имеют юридическое значение для
данного дела.
 В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную
силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда,
рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий
лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам,
имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.
 Следовательно, при рассмотрении дела, вытекающего из
уголовного дела, в суде не будут подлежать доказыванию лишь два
факта: имело ли место определенное действие (преступление) и
совершено ли оно конкретным лицом.
 С учетом того, что исковые требования предъявлены к
юридическому, а не к физическому лицу, привлеченному к уголовной
ответственности, вывод суда о приостановлении дела производством в
связи с тем, что суд не может дать оценку представленным
доказательствам в рамках гражданского дела без рассмотрения
уголовного дела, не соответствует вышеприведенным нормам
процессуального права.
 В связи с этим суду следовало установить, имеют ли факты и
правоотношения, которые подлежат установлению в порядке уголовного
производства, юридическое значение для данного дела.
 Установлено, что в соответствии с возбужденным в отношении
генерального директора уголовным делом по ч. 4 ст. 159 УК РФ ООО
"Ямальская автомобильная компания" вменяется в вину факт хищения
автомобилей, принадлежащих ООО ТД "Джемир", процессуальное
положение которого в рамках уголовного дела определено в качестве
потерпевшего.
 Рассмотрение уголовного дела не повлечет изменения
обязательств юридических лиц перед потребителем (истцом по делу),
если таковые возникли.
 Из материалов дела усматривается, что 26 марта 2010 г.
предварительное следствие по уголовному делу в отношении
генерального директора производством приостановлено по основаниям,
предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.
 Таким образом, приостановление производства по данному
гражданскому делу лишило истца возможности в судебном порядке
защитить свое право.
 Определение N 70-В10-7
 9. По общему правилу бремя доказывания обстоятельств,
освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее
исполнение обязательства, возникшего в сфере защиты прав
потребителей, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе,
уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном
предпринимателе, импортере).
 Заявитель обратился в суд с иском к ОАО "Мосэнергосбыт" об
обязании заменить счетчик на аналогичный или другой, более точный,
с указанием дневных и вечерних показаний, считать
недействительными показания подлежащего замене счетчика.
 Решением районного суда, оставленным без изменения
определением судебной коллегии по гражданским делам городского
суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, указав
следующее.
 Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой
и кассационной инстанций указали на то, что истцом при
разбирательстве дела не были представлены доказательства, с
достоверностью подтверждающие то, что установленный ему счетчик
неисправен.
 Данный вывод суда сделан с существенным нарушением ст.ст. 12,
56, 57, 67, 79 и 86 ГПК РФ и без учета установленных обстоятельств
дела.
 На основании ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе
рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в
различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд
назначает экспертизу.
 В соответствии со ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие
обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их
доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если
стороны на какие-либо из них не ссылались.
 По общему правилу бремя доказывания обстоятельств,
освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее
исполнение обязательства, лежит на продавце (изготовителе,
исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном
индивидуальном предпринимателе, импортере) (п. 4 ст. 13, п. 5
ст. 14, п. 6 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей").
 Таким образом, возлагая на истца бремя доказывания нарушенных
прав потребителя, суд допустил нарушение вышеназванных норм права.
 Рассмотрение обстоятельств дела следует считать полным, если
исследован весь предмет доказывания, все обстоятельства,
подлежащие доказыванию.
 По делу установлено, что поскольку без проведения экспертизы,
требующей специальных знаний в различных областях науки и техники,
проверить качественное состояние счетчика невозможно, истец заявил
ходатайство о проведении экспертизы.
 При рассмотрении дела в назначении экспертизы истцу было
отказано, при этом в обжалуемых судебных постановлениях вывод об
отсутствии оснований для назначения экспертизы не мотивирован.
 В связи с отказом в назначении экспертизы судом были нарушены
положения ст. 35 ГПК РФ, поскольку истец был лишен права
представить доказательства того факта, что установленный счетчик
является неисправным.
 Между тем ОАО "Мосэнергосбыт" документов, подтверждающих
качество конкретного (установленного) счетчика, не представило, в
материалах дела данные документы отсутствуют.
 Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для
разрешения спора, подлежали проверке и установлению при
рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований
закона судом не исследовались и проверены не были.
 Определение N 5-В10-56
 10. В споре между покупателем и продавцом о качестве
проданного товара продавец доказывает факт отсутствия в товаре
недостатков либо факт возникновения недостатков не по его вине.
 Заявитель обратился в суд с иском к ООО "Урал-Авто", в
котором просил обязать ответчика произвести замену проданного с
существенными недостатками автомобиля, взыскать неустойку за
просрочку исполнения требований, компенсацию морального вреда и
расходы на оплату услуг представителя.
 Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.
 В итоге решением районного суда, оставленным без изменения
определением судебной коллегии по гражданским делам областного
суда, К. в удовлетворении исковых требований отказано.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
решение суда первой инстанции и определение суда кассационной
инстанции отменила по следующим основаниям.
 При обращении в суд с заявлением истец обосновал свои
требования тем, что, по его мнению, проданный ему автомобиль
подвергался ремонту, однако об этом обстоятельстве продавец ему не
сообщил, в связи с чем было нарушено его право на получение
достоверной информации о покупаемом товаре, гарантируемое ст. 10
Закона РФ "О защите прав потребителей".
 В соответствии с п. 2 названной статьи, если приобретаемый
потребителем товар был в употреблении или в нем устранялся
недостаток (недостатки), потребителю должна быть предоставлена
информация об этом.
 Из заключения экспертизы, проведенной на основании
определения суда первой инстанции экспертным учреждением, суд
установил, что имело место ремонтное перекрашивание кузова
принадлежащего истцу автомобиля. Доказательства того, что работы
по перекрашиванию кузова автомобиля были произведены
заводом-изготовителем в процессе изготовления автомобиля, в связи
с чем их нельзя было отнести к ремонтным работам, предоставлять
информацию о которых продавца обязывают положения п. 2 ст. 10
Закона РФ  защите прав потребителей", в материалах дела
отсутствуют.
 Нельзя согласиться с выводом суда о том, что право истца на
достоверную информацию о проведении кузовного ремонта автомобиля
не было нарушено, поскольку сведений о повреждении автомобиля при
перевозке и проведении кузовного ремонта в период предпродажной
подготовки у ответчика не имелось. Такое основание для
освобождения от ответственности за непредоставление информации о
ремонтных работах, как отсутствие данной информации у продавца,
Законом не предусмотрено.
 Определение N 45-В11-10
 (Обзор утвержден Президиумом
 Верховного Суда Российской Федерации
 1 февраля 2012 г.)
 ____________
 

Пленум Верховного Суда Российской Федерации


 20 декабря 2011 г. под председательством В.М.Лебедева -
Председателя Верховного Суда Российской Федерации состоялось
заседание Пленума Верховного Суда Российской Федерации, который
обсудил проекты постановлений  некоторых вопросах судебной
практики по уголовным делам о преступлениях террористической
направленности" и  внесении изменений в постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18
"О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной
части Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях".
 С докладом  некоторых вопросах судебной практики по
уголовным делам о преступлениях террористической направленности"
выступил судья Верховного Суда Российской Федерации В.А.Давыдов,
который отметил, что Верховный Суд Российской Федерации постоянно
уделяет самое пристальное внимание судебному надзору за
деятельностью нижестоящих судов по рассмотрению уголовных дел о
преступлениях террористической направленности. На протяжении
последних пяти лет осуществлялся мониторинг судебной практики по
делам данной категории.
 В 2008 году подготовлен обзор практики рассмотрения судами
уголовных дел о преступлениях террористической направленности за
2007 год и первое полугодие 2008 года, который был доведен до
сведения верховных судов республик, краевых, областных и равных им
судов и, безусловно, сыграл свою позитивную роль в формировании
единства правоприменения.
 Между тем изучение и анализ судебной практики показали, что
суды испытывают определенные затруднения при рассмотрении уголовных
дел о террористических преступлениях, причем наибольшее число
вопросов возникает при применении ст.ст. 205-1, 205-2 и 208 УК РФ,
и, собственно, по данной причине формат проекта постановления
ограничен разъяснениями содержания именно этих статей.
 Количество дел о преступлениях террористической
направленности, рассмотренных судами, и лиц, привлеченных к
уголовной ответственности, в абсолютных цифрах сравнительно
невелико. В 2010 году за преступления, которые можно
классифицировать как преступления террористической направленности,
всего было осуждено 233 лица, причем большинство из них, а именно
167 лиц, осуждены за создание незаконного вооруженного
формирования и участие в нем, тогда как за совершение
террористического акта осуждено 7 лиц, за содействие
террористической деятельности - 12 лиц, за публичные призывы к
осуществлению террористической деятельности или публичное
оправдание терроризма осуждено 2 лица.
 Однако опасность террористических преступлений столь велика,
подчеркнул докладчик, что даже по единичным фактам деяний такого
рода меры государственного реагирования должны быть максимально
адекватными и эффективными. Применительно к деятельности судов это
означает единообразное и правильное, в полном соответствии с волей
законодателя, применение уголовного закона.
 Внесенный на обсуждение Пленума проект постановления
подготовлен с соблюдением сложившегося в Верховном Суде Российской
Федерации порядка работы над документами такого рода, т. е. с
учетом предложений и рекомендаций, высказанных верховными,
краевыми, областными и равными им судами, членами рабочей группы,
ведущими научными учреждениями и учебными заведениями, членами
Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской
Федерации, судьями Верховного Суда Российской Федерации.
 Выступивший в прениях по докладу судья Ставропольского
краевого суда В.А.Блинников подчеркнул особую значимость
обсуждаемого проекта постановления Пленума для судей края, который
в силу своего территориального расположения наиболее подвержен
террористическим актам, в связи с чем судьи краевого суда,
рассматривающие значительное количество уголовных дел о
преступлениях данной категории, наиболее часто сталкиваются со
сложными вопросами квалификации.
 В основу эффективного противодействия терроризму положена
комплексная стратегически ориентированная государственная
концепция, элементом которой, отметил выступающий, являются
выработанные единые уголовно-правовые критерии, предложенные в
данном проекте постановления. Авторы проекта учли ранее
высказанные замечания, поэтому его теперь отличает более
взвешенный подход к проблеме, чем это было в первоначальном
варианте. Рассматриваемый проект постановления Пленума Верховного
Суда Российской Федерации после его принятия позволит снять
вопросы, возникающие при рассмотрении дел о преступлениях
террористической направленности.
 Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации
С.Г.Кехлеров отметил значимость вопроса, внесенного на
обсуждение Пленума, которая объясняется, скорее, не количеством
террористических актов, а тем, что их последствия могут превысить
последствия всех других преступлений, предусмотренных Особенной
частью УК РФ. Состав данного преступления очень сложный. Соглашаясь
с основными положениями проекта постановления в принципе,
С.Г.Кехлеров высказал свои сомнения по отдельным позициям,
изложенным в обсуждаемом документе.
 В прениях по докладу выступили также: Т.А.Мурдалов - судья
Верховного Суда Чеченской Республики, Д.В.Костенников -
статс-секретарь - заместитель Министра юстиции Российской
Федерации, B.C.Комиссаров - доктор юридических наук, профессор,
заведующий кафедрой уголовного права и криминологии юридического
факультета Московского государственного университета имени
М.В.Ломоносова, член Научно-консультативного совета при
Верховном Суде Российской Федерации.
 С докладом  внесении изменений в постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18
 некоторых вопросах, возникающих у судов при применении
Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях" выступил судья Верховного Суда Российской
Федерации В.П.Меркулов.
 Изменения, внесенные в главу 12 КоАП РФ и в Правила дорожного
движения Российской Федерации, отметил докладчик, обусловили
необходимость корректировки разъяснений, содержащихся в
постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
24 октября 2006 г. N 18  некоторых вопросах, возникающих у
судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации
об административных правонарушениях", а также дачи дополнительных
разъяснений по вопросам, вызывающим у судов затруднения.
 Предлагаемые разъяснения потребовали изменения структуры и
нумерации ряда пунктов указанного постановления Пленума.
 Проект предварительно направлялся во все верховные, краевые,
областные и соответствующие им суды, в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации, Главное управление обеспечения безопасности
дорожного движения Министерства внутренних дел Российской
Федерации, а также в ряд научных организаций.
 Полученные предложения и замечания по совершенствованию
данного документа в основном были учтены в представленной Пленуму
редакции.
 В прениях по докладу выступила судья Московского областного
суда Т.А.Минтиненко, которая отметила, что разъяснения,
содержащиеся в обсуждаемом проекте постановления Пленума,
направлены на дальнейшее обеспечение единообразия судебной
практики рассмотрения дел об административных правонарушениях,
предусмотренных главой 12 КоАП РФ. С учетом возникающих у судов
вопросов применения административного законодательства разъяснения
Пленума, уже в силу этого, долгожданны и важны.
 В процессе подготовки рассматриваемого документа были учтены
многие предложения, подготовленные судами субъектов Российской
Федерации. В проекте, например, находят разрешение вопросы,
касающиеся квалификации и переквалификации действий лиц,
привлекаемых к ответственности за правонарушения в области
дорожного движения, назначения им наказания, в том числе при
фиксации правонарушений работающими в автоматическом режиме
специальными техническими средствами, а также и в случае, если
правонарушение было зафиксировано непосредственно сотрудниками
Госавтоинспекции с применением технических средств. Детализируются
требования к содержанию протоколов направления водителей на
медицинское освидетельствование и об административном
правонарушении, к оценке представляемых доказательств, рассмотрены
многие другие проблемы.
 Т.А.Минтиненко выразила уверенность, что принятие данного
постановления будет способствовать единообразию практики
рассмотрения административных дел в области дорожного движения и
предотвращению возможных судебных ошибок.
 Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации
С.Г.Кехлеров, поддержав в целом предложенный проект
постановления, высказал ряд замечаний и предложений по некоторым
спорным, с его точки зрения, положениям обсуждаемого документа.
 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
 некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о
преступлениях террористической направленности" и  внесении
изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 24 октября 2006 г. N 18  некоторых вопросах,
возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях" приняты
9 февраля 2012 г.
 Пленум Верховного Суда Российской Федерации на заседании,
состоявшемся 9 февраля 2012 г., также обсудил и принял
постановление  внесении изменений в некоторые постановления
Пленума Верховного Суда Российской Федерации", предусматривающее
возможность использования в качестве дополнительных средств связи
CMC-сообщений для извещения участников гражданского,
административного и уголовного судопроизводства о месте, дате и
времени рассмотрения дела в суде.
 ____________
 

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 1
 ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 от 9 февраля 2012 г.
 О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о
 преступлениях террористической направленности
 Терроризм представляет угрозу международному миру и
безопасности, развитию дружественных отношений между
государствами, сохранению территориальной целостности государств,
их политической, экономической и социальной стабильности, а также
осуществлению основных прав и свобод человека и гражданина,
включая право на жизнь.
 Международное сообщество, осознавая опасность терроризма и
стремясь выработать эффективные меры по его предупреждению, приняло
ряд документов, к которым относятся конвенции Организации
Объединенных Наций (например, Международная конвенция о борьбе с
захватом заложников, Международная конвенция о борьбе с бомбовым
терроризмом, Международная конвенция о борьбе с финансированием
терроризма), Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом,
сепаратизмом и экстремизмом, Конвенция Совета Европы о
предупреждении терроризма и др.
 В международных документах указывается, что терроризм ни при
каких обстоятельствах не может быть оправдан соображениями
политического, философского, идеологического, расового,
этнического, религиозного или иного характера, а лица, виновные в
совершении актов терроризма и других предусмотренных указанными
конвенциями преступлений, должны привлекаться к ответственности в
соответствии с законом и им следует назначать наказание с учетом
тяжести совершенных преступлений. Наряду с этим, меры по
предупреждению или пресечению таких преступлений должны
приниматься при соблюдении верховенства закона и демократических
ценностей, прав человека и основных свобод, а также других
положений международного права.
 В Российской Федерации правовую основу противодействия
терроризму составляют Конституция Российской Федерации,
общепризнанные принципы и нормы международного права, международные
договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 25 июля
2002 г. N 114-ФЗ  противодействии экстремистской
деятельности", Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ
 противодействии терроризму" и другие нормативные правовые
акты, направленные на противодействие терроризму.
 В целях уголовно-правового обеспечения противодействия
терроризму и в интересах выполнения международных обязательств
Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает ответственность
за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205, 205-1,
205-2, 206, 208, 211, 220, 221, 227, 277, 278, 279, 360.
 В связи с вопросами, возникающими у судов при рассмотрении
уголовных дел о террористическом акте (статья 205 УК РФ),
содействии террористической деятельности (статья 205-1 УК РФ),
публичных призывах к осуществлению террористической деятельности
или публичном оправдании терроризма (статья 205-2 УК РФ), об
организации незаконного вооруженного формирования или участии в
нем (статья 208 УК РФ), и в целях обеспечения единства судебной
практики Пленум Верховного Суда Российской Федерации,
руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,
постановляет:
 1. Обратить внимание судов на то, что совершение взрыва,
поджога или иных действий, устрашающих население и создающих
опасность гибели человека, причинения значительного имущественного
ущерба либо наступления иных тяжких последствий, а равно угроза
совершения указанных действий квалифицируются как террористический
акт (статья 205 УК РФ) только при наличии у лица цели воздействия
на принятие решений органами власти или международными
организациями.
 Следует иметь в виду, что указанное воздействие может
выражаться в побуждении соответствующих субъектов к совершению
определенных действий либо к воздержанию от их совершения
(например, в требовании освободить участников террористической
организации, содержащихся в исправительных учреждениях).
 2. Совершение взрыва, поджога или иных действий подобного
характера влечет уголовную ответственность по статье 205 УК РФ в
тех случаях, когда установлено, что указанные действия имели
устрашающий население характер и создавали опасность гибели
человека, причинения значительного имущественного ущерба либо
наступления иных тяжких последствий.
 Устрашающими население могут быть признаны такие действия,
которые по своему характеру способны вызвать страх у людей за свою
жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и
т. п.
 Опасность гибели человека, причинения значительного
имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий
должна быть реальной, что определяется в каждом конкретном случае
с учетом места, времени, орудий, средств, способа совершения
преступления и других обстоятельств дела (данных о количестве
людей, находившихся в районе места взрыва, о мощности и поражающей
способности использованного взрывного устройства и т. п.).
 3. Под иными действиями, устрашающими население и создающими
опасность гибели человека, причинения значительного имущественного
ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в статье 205 УК
РФ следует понимать действия, сопоставимые по последствиям со
взрывом или поджогом, например устройство аварий на объектах
жизнеобеспечения; разрушение транспортных коммуникаций; заражение
источников питьевого водоснабжения и продуктов питания;
распространение болезнетворных микробов, способных вызвать
эпидемию или эпизоотию; радиоактивное, химическое, биологическое
(бактериологическое) и иное заражение местности; вооруженное
нападение на населенные пункты, обстрелы жилых домов, школ,
больниц, административных зданий, мест дислокации (расположения)
военнослужащих или сотрудников правоохранительных органов; захват
и (или) разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или
религиозных сооружений.
 4. Угроза совершения взрыва, поджога или иных действий,
устрашающих население и создающих опасность гибели человека,
причинения значительного имущественного ущерба либо наступления
иных тяжких последствий (часть 1 статьи 205 УК РФ), может быть
выражена различными способами (например, устное высказывание,
публикация в печати, распространение с использованием радио,
телевидения или иных средств массовой информации, а также
информационно-телекоммуникационных сетей).
 5. Предусмотренное частью 1 статьи 205 УК РФ преступление,
совершенное лицом путем взрыва, поджога или иных действий,
устрашающих население и создающих опасность гибели человека,
причинения значительного имущественного ущерба либо наступления
иных тяжких последствий, считается оконченным с момента совершения
указанных действий.
 6. При квалификации террористического акта по пункту "а"
части 2 статьи 205 УК РФ следует учитывать, что под организованной
группой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее
объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать
большой временной промежуток ее существования, неоднократность
совершения преступлений членами группы, их техническая
оснащенность и распределение ролей между ними, длительность
подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства
(например, специальная подготовка участников организованной
группы).
 В случае признания террористического акта совершенным
организованной группой действия всех ее членов, принимавших
участие в подготовке или в совершении этого преступления,
независимо от их фактической роли следует квалифицировать по
соответствующей части статьи 205 УК РФ без ссылки на статью 33 УК
РФ.
 7. Решая вопрос о том, является ли ущерб значительным (пункт
"в" части 2 статьи 205 УК РФ), следует исходить из стоимости
уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного
имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в
зависимости от рода его деятельности или материального положения
либо финансово-экономического состояния юридического лица,
являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо
поврежденного имущества.
 Причинение в результате террористического акта значительного
имущественного ущерба квалифицируется по пункту "в" части 2 статьи
205 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 167 УК РФ не
требует.
 8. К иным тяжким последствиям применительно к пункту "в"
части 2 статьи 205 УК РФ могут относиться, в частности, причинение
тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести
вреда здоровью двум и более лицам, дезорганизация деятельности
органов государственной власти и местного самоуправления;
длительное нарушение работы предприятия (предприятий) и (или)
учреждения (учреждений) независимо от их ведомственной
принадлежности, формы собственности, организационно-правовой
формы; существенное ухудшение экологической обстановки (например,
деградация земель, загрязнение поверхностных и внутренних вод,
атмосферы, морской среды и иные негативные изменения окружающей
среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию,
устранение последствий которых требует длительного времени и
больших материальных затрат).
 При решении вопроса о том, явилось ли нарушение работы
предприятия или учреждения длительным, судам надлежит исходить из
конкретных обстоятельств дела, учитывая при этом специфику их
деятельности, общую продолжительность приостановления работы,
размер причиненных им убытков и т. д.
 9. В случае, если террористический акт повлек умышленное
причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное
охватывается пунктом "б" части 3 статьи 205 УК РФ и дополнительной
квалификации по статье 105 УК РФ не требует.
 10. Если в процессе совершения террористического акта были
использованы незаконно приобретенные либо хранящиеся ядерные
материалы и радиоактивные вещества, а также незаконно
приобретенные, хранящиеся либо изготовленные огнестрельное оружие,
боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, то
действия лица подлежат квалификации по совокупности преступлений,
предусмотренных статьей 205 УК РФ и соответственно статьей 220,
222 или 223 УК РФ.
 11. Судам необходимо иметь в виду, что посягательство на
жизнь и здоровье другого человека путем производства взрыва,
поджога или иных действий подобного характера, совершенное по
мотиву мести или личных неприязненных взаимоотношений и не
преследующее цель воздействовать на принятие решения органами
власти или международными организациями, не образует состав
преступления, предусмотренный статьей 205 УК РФ, и квалифицируется
по соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса
Российской Федерации.
 12. В том случае, если лицо совершает посягательство на жизнь
государственного или общественного деятеля либо лица,
осуществляющего правосудие или предварительное расследование,
сотрудника правоохранительного органа путем совершения взрыва,
поджога или иных действий подобного характера в целях воздействия
на принятие решений органами власти или международными
организациями, содеянное надлежит квалифицировать по статье 205 УК
РФ.
 Когда посягательство на жизнь государственного или
общественного деятеля хотя и совершается указанными способами, но
в целях прекращения его государственной или политической
деятельности либо из мести за такую деятельность, содеянное
квалифицируется по статье 277 УК РФ.
 Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или
предварительное расследование, сотрудника правоохранительного
органа, совершенное путем взрыва, поджога или иных действий
подобного характера в целях воспрепятствования их законной
деятельности либо из мести за такую деятельность, квалифицируется
соответственно по статье 295 УК РФ или статье 317 УК РФ.
 13. Действия участников незаконного вооруженного
формирования, банды, преступного сообщества (преступной
организации), совершивших террористический акт, надлежит
квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных
статьей 205 УК РФ и соответственно статьей 208, 209 или 210 УК РФ.
 14. При рассмотрении судами уголовных дел о преступлениях,
предусмотренных статьей 205-1 УК РФ, под склонением, вербовкой или
иным вовлечением лица в совершение хотя бы одного из преступлений,
перечисленных в части 1 статьи 205-1 УК РФ, следует понимать, в
частности, умышленные действия, направленные на вовлечение лица в
совершение одного или нескольких указанных преступлений, например
путем уговоров, убеждения, просьб, предложений  том числе
совершенные посредством размещения материалов на различных
носителях и распространения через
информационно-телекоммуникационные сети), применения физического
воздействия или посредством поиска лиц и вовлечения их в
совершение хотя бы одного из указанных преступлений.
 15. Под вооружением в части 1 статьи 205-1 УК РФ понимается
снабжение лиц, участвующих в террористической деятельности,
оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными
устройствами, радиоактивными веществами, ядерными материалами,
боевой техникой и т. п. в целях совершения хотя бы одного из
преступлений, перечисленных в этой статье.
 Подготовка лиц в целях совершения преступлений, указанных в
части 1 статьи 205-1 УК РФ, заключается в обучении правилам
обращения с оружием, боеприпасами, взрывными устройствами,
средствами связи, правилам ведения боевых действий, а также в
проведении соответствующих инструктажей, тренировок, стрельб,
учений и т. п.
 16. Финансированием терроризма следует признавать, наряду с
оказанием финансовых услуг, предоставление или сбор не только
денежных средств  наличной или безналичной форме), но и
материальных средств (например, предметов обмундирования,
экипировки, средств связи) с осознанием того, что они
предназначены для финансирования организации, подготовки или
совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных
статьями 205, 205-1, 205-2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК
РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного
вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной
организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы
одного из указанных преступлений (например, систематические
отчисления или разовый взнос в общую кассу, приобретение
недвижимости или оплата стоимости ее аренды, предоставление
денежных средств, предназначенных для подкупа должностных лиц).
 17. К лицам, использующим свое служебное положение (часть 2
статьи 205-1 УК РФ), следует относить как должностных лиц, так и
государственных служащих и служащих органов местного
самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также
лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию
выполняющих организационно-распорядительные или
административно-хозяйственные функции в коммерческой организации
независимо от формы собственности или в некоммерческой
организации, не являющейся государственным или муниципальным
учреждением.
 Использование служебного положения при совершении
преступлений, предусмотренных статьей 205-1 УК РФ, выражается не
только в умышленном использовании такими лицами своих служебных
полномочий, но и в оказании влияния, определяемого значимостью и
авторитетом занимаемой ими должности, на других лиц в целях
побуждения их к совершению действий, направленных на содействие
террористической деятельности.
 18. Под публичными призывами к осуществлению террористической
деятельности в статье 205-1 УК РФ следует понимать выраженные в
любой форме (устной, письменной, с использованием технических
средств, информационно-телекоммуникационных сетей) обращения к
другим лицам с целью побудить их к осуществлению террористической
деятельности.
 Согласно примечанию к статье 205-2 УК РФ публичное оправдание
терроризма выражается в публичном заявлении о признании идеологии
и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и
подражании. При этом под идеологией и практикой терроризма
понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие
решения органами государственной власти, органами местного
самоуправления или международными организациями, связанные с
устрашением населения и (или) иными формами противоправных,
насильственных действий (пункт 1 статьи 3 Федерального закона
"О противодействии терроризму").
 19. Вопрос о публичности призывов к осуществлению
террористической деятельности или оправдания терроризма (статья
205-2 УК РФ) должен разрешаться судами с учетом места, способа,
обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в
общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях,
распространение листовок, вывешивание плакатов, размещение
обращений в информационно-телекоммуникационных сетях общего
пользования, включая сеть Интернет, например на сайтах, форумах
или в блогах, распространение обращений путем массовой рассылки
электронных сообщений и т. п.).
 20. Публичные призывы к осуществлению террористической
деятельности (часть 1 статьи 205-2 УК РФ) следует считать
оконченным преступлением с момента публичного провозглашения
(распространения) хотя бы одного обращения независимо от того,
удалось побудить других граждан к осуществлению террористической
деятельности или нет.
 Публичное оправдание терроризма образует состав оконченного
преступления с момента публичного выступления лица, в котором оно
заявляет о признании идеологии и практики терроризма правильными и
заслуживающими поддержки и подражания.
 21. Решая вопрос об использовании средств массовой информации
для публичных призывов к совершению террористической деятельности
или публичного оправдания терроризма (часть 2 статьи 205-2 УК РФ),
необходимо учитывать положения Закона Российской Федерации от
27 декабря 1991 года N 2124-I "О средствах массовой информации" (с
последующими изменениями).
 Преступления, предусмотренные частью 2 статьи 205-2 УК РФ,
следует считать оконченными с момента распространения продукции
средств массовой информации (например, продажа, раздача
периодического печатного издания, аудио- или видеозаписи программы,
начало вещания теле- или радиопрограммы, демонстрация
кинохроникальной программы, предоставление доступа к сетевому
изданию).
 22. В том случае, если публичные призывы к осуществлению
террористической деятельности или публичное оправдание терроризма
совершены с использованием сетевых изданий (сайтов в
информационно-телекоммуникационной сети Интернет,
зарегистрированных в качестве средства массовой информации в
установленном порядке), содеянное следует квалифицировать по части
2 статьи 205-2 УК РФ. Использование для совершения указанных
деяний сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет,
не зарегистрированных в качестве средства массовой информации в
установленном порядке, квалифицируется по части 1 статьи 205-2 УК
РФ.
 23. Обратить внимание судов на то, что исходя из пункта 2
статьи 3 Федерального закона  противодействии терроризму"
организация незаконного вооруженного формирования для реализации
террористического акта, а равно участие в такой структуре являются
террористической деятельностью.
 Под незаконным вооруженным формированием в статье 208 УК РФ
следует понимать не предусмотренные федеральным законом
объединение, отряд, дружину или иную вооруженную группу, созданные
для реализации определенных целей (например, для совершения
террористических актов, насильственного изменения основ
конституционного строя или нарушения целостности Российской
Федерации).
 Вооруженность как обязательный признак незаконного
формирования предполагает наличие у его участников любого вида
огнестрельного или иного оружия, боеприпасов и взрывных устройств,
в том числе кустарного производства, а также боевой техники. При
этом незаконные приобретение, хранение, использование, передача
ядерных материалов и радиоактивных веществ, приобретение,
передача, сбыт, хранение, перевозка, ношение или изготовление
огнестрельного оружия и его основных частей, боеприпасов,
взрывчатых веществ и взрывных устройств квалифицируются
соответственно по статье 220, 222 или 223 УК РФ.
 24. Создание незаконного вооруженного формирования (часть 1
статьи 208 УК РФ) считается оконченным преступлением с момента
фактического образования формирования, то есть с момента
объединения нескольких лиц в группу и приобретения хотя бы
некоторыми из них оружия, боеприпасов, взрывных устройств, боевой
техники.
 25. Руководство незаконным вооруженным формированием (статья
208 УК РФ) заключается в осуществлении управленческих функций в
отношении объединения, отряда, дружины или иной группы, а также в
отношении отдельных его участников в целях обеспечения
деятельности незаконного вооруженного формирования.
 Такое руководство может выражаться, в частности, в
утверждении общих планов деятельности незаконного вооруженного
формирования, в совершении иных действий, направленных на
достижение целей, поставленных таким формированием (например, в
распределении функций между членами незаконного вооруженного
формирования, в организации материально-технического обеспечения,
в принятии мер безопасности в отношении членов такого
формирования).
 26. Под финансированием незаконного вооруженного формирования
(часть 1 статьи 208 УК РФ) следует понимать предоставление или
сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что
они предназначены для обеспечения деятельности объединения,
отряда, дружины или иной группы.
 В тех случаях, когда лицо содействует террористической
деятельности путем финансирования незаконного вооруженного
формирования, его действия охватываются частью 1 статьи 208 УК РФ
и дополнительной квалификации по части 1 статьи 205-1 УК РФ как
финансирование терроризма не требуется.
 27. Разъяснить судам, что уголовная ответственность по части
2 статьи 208 УК РФ за участие в незаконном вооруженном
формировании наступает в случаях, когда участники этого
формирования осознают его незаконность и свою принадлежность к
нему и действуют для реализации его целей.
 Под участием в незаконном вооруженном формировании надлежит
понимать вхождение в состав такого формирования (например,
принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение
формы, оружия), выполнение лицом функциональных обязанностей по
обеспечению деятельности такого формирования (обучение его
участников; строительство временного жилья, различных сооружений и
заграждений; приготовление пищи; ведение подсобного хозяйства в
местах расположения незаконного вооруженного формирования и
т. п.).
 Преступление в форме участия лица в незаконном вооруженном
формировании считается оконченным с момента совершения конкретных
действий по обеспечению деятельности незаконного вооруженного
формирования.
 28. При совершении участником незаконного вооруженного
формирования конкретного преступления его действия должны
квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных
частью 2 статьи 208 УК РФ и соответствующей статьей Уголовного
кодекса Российской Федерации (например, статьей 205, 205-1, 205-2
или 206 УК РФ).
 29. Если отдельные члены незаконных вооруженных формирований
объединились в устойчивую вооруженную группу (банду) в целях
нападения на граждан или организации (в том числе и для совершения
террористической деятельности), руководят такой группой (бандой),
а также участвуют в совершаемых ею нападениях, содеянное подлежит
квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных
статьями 208 и 209 УК РФ.
 30. Добровольность прекращения участия в незаконном
вооруженном формировании (примечание к статье 208 УК РФ)
заключается в прекращении участия в этом формировании по
собственной воле лица при наличии у него объективной возможности
продолжать такое участие.
 Под лицами, сдавшими оружие, следует понимать участников
незаконных вооруженных формирований, которые сдали органам власти
имеющееся у них оружие либо указали места его хранения.
 Участник незаконного вооруженного формирования, в силу
возложенных на него обязанностей не обладающий оружием, может быть
освобожден от уголовной ответственности на том основании, что он
добровольно прекратил участие в незаконном вооруженном
формировании и сообщил об этом органам власти.
 31. При рассмотрении уголовных дел о преступлениях
террористической направленности судам следует выявлять
обстоятельства, способствовавшие совершению указанных
преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также другие
нарушения закона, допущенные при производстве предварительного
следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом.
Согласно части 4 статьи 29 УПК РФ необходимо обращать внимание
соответствующих организаций и должностных лиц на выявленные факты
нарушений закона путем вынесения частных определений или
постановлений.
 Председатель Верховного Суда
 Российской Федерации В.М.ЛЕБЕДЕВ
 Секретарь Пленума,
 судья Верховного Суда Российской Федерации В.В.ДОРОШКОВ
 ____________
 
 ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 2
 ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 от 9 февраля 2012 г.
 О внесении изменений в постановление Пленума
 Верховного Суда Российской Федерации
 от 24 октября 2006 г. N 18
 "О некоторых вопросах, возникающих
 у судов при применении Особенной части Кодекса
 Российской Федерации об административных правонарушениях"
 В связи с изменением действующего законодательства Пленум
Верховного Суда Российской Федерации постановляет внести
соответствующие изменения в постановление Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 (с изменениями,
внесенными постановлением Пленума от 11 ноября 2008 г. N 23),
касающиеся применения главы 12 Особенной части Кодекса Российской
Федерации об административных правонарушениях.
 1. В пункте 1 постановления:
 а) дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "В случае фиксации административного правонарушения в области
дорожного движения работающими в автоматическом режиме специальными
техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки,
видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи,
субъектом такого правонарушения является собственник (владелец)
транспортного средства, независимо от того, является он физическим
либо юридическим лицом (часть 1 статьи 2.6-1 КоАП РФ).";
 б) абзац второй считать абзацем третьим.
 2. Дополнить пунктами 1-1, 1-2, 1-3, изложив их в следующей
редакции:
 "1-1. Следует иметь в виду, что КоАП РФ за административные
правонарушения в области дорожного движения установлен особый
порядок привлечения к административной ответственности при их
фиксации работающими в автоматическом режиме специальными
техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки,
видеозаписи, либо работающими в автоматическом режиме средствами
фото- и киносъемки, видеозаписи (далее - технические средства,
работающие в автоматическом режиме). Согласно части 3 статьи 28.6
КоАП РФ в таких случаях протокол об административном
правонарушении не составляется, постановление по делу об
административном правонарушении выносится без участия собственника
(владельца) транспортного средства и оформляется в порядке,
предусмотренном статьей 29.10 КоАП РФ. В соответствии с частью 3-1
статьи 4.1 КоАП РФ в указанных случаях назначается
административный штраф, исчисленный в наименьшем размере в
пределах санкции применяемой статьи или части статьи Особенной
части КоАП РФ. Если применяемой нормой установлено
административное наказание в виде лишения права управления
транспортным средством или административный арест, то
административный штраф назначается в максимальном размере,
предусмотренном частью 1 статьи 3.5 КоАП РФ для граждан.
 1-2. Если правонарушение в области дорожного движения было
зафиксировано непосредственно сотрудниками Государственной
инспекции безопасности дорожного движения (далее -
Госавтоинспекция) с применением указанных выше технических
средств, которые не работали в автоматическом режиме, то в данном
случае согласно части 1 статьи 28.6 КоАП РФ должностным лицом
выносится постановление по делу об административном правонарушении
либо на основании части 1 статьи 28.2 КоАП РФ составляется
протокол об административном правонарушении в отношении водителя
транспортного средства. Полученные с использованием названных
технических средств материалы фото- и киносъемки, видеозаписи при
составлении протокола об административном правонарушении
приобщаются к нему в качестве доказательств совершения
административного правонарушения.
 В этом случае нормы, установленные статьей 2.6-1, частью 3-1
статьи 4.1, частью 3 статьи 28.6 и частью 6 статьи 29.10 КоАП РФ,
не применяются.
 1-3. Собственник (владелец) транспортного средства в случае
несогласия с вынесенным в отношении него постановлением о
привлечении к административной ответственности за правонарушение,
выявленное и зафиксированное работающими в автоматическом режиме
техническими средствами, при реализации своего права на
обжалование данного постановления, может быть освобожден от
административной ответственности, при условии, что в ходе
рассмотрения жалобы будут подтверждены содержащиеся в ней данные о
том, что в момент фиксации административного правонарушения
транспортное средство находилось во владении или в пользовании
другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в
результате противоправных действий других лиц (часть 2 статьи
2.6-1 КоАП РФ, примечание к статье 1.5 КоАП РФ). При этом
собственник обязан представить доказательства своей невиновности.
 Доказательствами, подтверждающими факт нахождения
транспортного средства во владении (пользовании) другого лица,
могут, в частности, являться доверенность на право управления
транспортным средством другим лицом, полис обязательного
страхования гражданской ответственности владельцев транспортных
средств, в котором имеется запись о допуске к управлению данным
транспортным средством такого лица, договор аренды или лизинга
транспортного средства, показания свидетелей и (или) лица,
непосредственно управлявшего транспортным средством в момент
фиксации административного правонарушения. Указанные, а также иные
доказательства не имеют заранее установленной силы и при
осуществлении производства по делу должны быть исследованы и
оценены по правилам, установленным статьей 26.11 КоАП РФ, в
совокупности.".
 3. Из пункта 5 исключить слово "годичный" и считать этот
пункт пунктом 12-2.
 4. Пункт 6 считать пунктом 5 и внести в него следующие
изменения:
 а) в абзаце первом слово "милиции" заменить словом "полиции";
 б) дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "Если находящийся в состоянии опьянения водитель, имея право
управления определенными категориями транспортных средств,
управляет транспортным средством иной категории, то должностным
лицом Госавтоинспекции составляется протокол об административном
правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ
(управление транспортным средством водителем, находящимся в
состоянии опьянения), а если водитель отказался от прохождения
медицинского освидетельствования, - об административном
правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 КоАП РФ. В
указанном случае действия водителя по управлению транспортным
средством при отсутствии у него права управления данным
транспортным средством подлежат квалификации по части 1 статьи
12.7 КоАП РФ. При наложении уполномоченным должностным лицом
административного взыскания по правилам, предусмотренным частью 1
статьи 28.6 КоАП РФ, протокол об административном правонарушении
не составляется.";
 в) абзац второй считать абзацем третьим и дополнить его после
слов в скобках "частью 4 статьи 12.15," словами "за исключением
фиксации этого правонарушения работающими в автоматическом режиме
техническими средствами, а также";
 г) абзац третий считать абзацем четвертым.
 5. Дополнить пунктом 5-1 следующего содержания:
 "5-1. При квалификации по части 1 статьи 12.2 КоАП РФ действий
лица следует руководствоваться примечанием к статье 12.2 КоАП РФ,
согласно которому государственный регистрационный знак признается
нестандартным, если он не соответствует требованиям, установленным
законодательством о техническом регулировании, и нечитаемым, когда
с расстояния двадцати метров не обеспечивается прочтение в темное
время суток хотя бы одной из букв или цифр заднего государственного
регистрационного знака, а в светлое время суток хотя бы одной из
букв или цифр переднего или заднего государственного
регистрационного знака. По данной норме подлежат квалификации также
действия, выразившиеся в управлении транспортным средством, на
котором государственные регистрационные знаки установлены с
нарушением требований государственного стандарта. Типы, основные
размеры, а также технические требования к государственным
регистрационным знакам и к их установке определены
ГОСТом Р 50577-93.
 При квалификации действий лица по части 2 статьи 12.2 КоАП РФ
необходимо учитывать, что объективную сторону состава данного
административного правонарушения, в частности, образуют действия
лица по управлению транспортным средством:
 без государственных регистрационных знаков (в том числе без
одного из них);
 при наличии государственных регистрационных знаков,
установленных в нарушение требований государственного стандарта на
не предусмотренных для этого местах (в том числе только одного из
них);
 с государственными регистрационными знаками, оборудованными с
применением материалов, препятствующих или затрудняющих
идентификацию этих знаков (в том числе только одного из них).".
 6. В пункт 7 внести следующее изменение:
 второе предложение абзаца первого после слов "воинских
формирований при федеральных органах исполнительной власти"
дополнить словами "или спасательных воинских формирований
федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на
решение задач в области гражданской обороны,".
 7. Дополнить пунктом 7-1, изложив его в следующей редакции:
 "7-1. По части 2 статьи 12.14 КоАП РФ необходимо
квалифицировать действия водителя по развороту или движению задним
ходом в местах, где такие маневры запрещены, за исключением
случаев, предусмотренных частью 3 статьи 12.11 КоАП РФ.
 Непосредственно такой запрет установлен на пешеходных
переходах; в тоннелях; на мостах, путепроводах, эстакадах и под
ними; на железнодорожных переездах; в местах с видимостью дороги
хотя бы в одном направлении менее ста метров; в местах остановок
маршрутных транспортных средств, а также для движения задним ходом
на перекрестках (пункты 8.11, 8.12 ПДД).
 Действия водителя по развороту на автомагистрали или движению
задним ходом по ней образуют состав административного
правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.11 КоАП РФ. По
этой же норме подлежат квалификации действия водителя по въезду в
технологические разрывы разделительной полосы на автомагистрали
(пункт 16.1 ПДД).".
 8. Пункт 8 считать пунктом 9 и исключить из первого
предложения абзаца первого слова "(далее - ГИБДД)".
 9. Пункт 9 считать пунктом 10.
 10. Пункт 10 считать пунктом 12 и заменить слово "ГИБДД"
словом "Госавтоинспекции".
 11. Пункт 11 считать пунктом 6.
 12. Дополнить пунктом 11 в следующей редакции:
 "11. Часть 1 статьи 12.27 КоАП РФ устанавливает
ответственность за невыполнение водителем обязанностей,
предусмотренных пунктами 2.5, 2.6, 2.6.1 ПДД, в связи с
дорожно-транспортным происшествием, участником которого он
является, за исключением случаев, предусмотренных частью 2
названной статьи.
 К действиям водителя, образующим объективную сторону состава
административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи
12.27 КоАП РФ, в частности относятся:
 невыполнение предусмотренной пунктом 2.5 ПДД обязанности
немедленно остановиться, не трогать с места транспортное средство;
включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной
остановки; не перемещать предметы, имеющие отношение к
происшествию; принять меры для оказания первой помощи пострадавшим
и направления их в лечебное учреждение; при необходимости
освобождения проезжей части зафиксировать в присутствии свидетелей
положение транспортных средств, следы и предметы, относящиеся к
дорожно-транспортному происшествию, принять меры для их сохранения;
сообщить о случившемся в полицию, записать фамилии и адреса
очевидцев и т. п.;
 невыполнение установленных пунктами 2.6 и 2.6.1 ПДД правил,
разрешающих покинуть место дорожно-транспортного происшествия,
если нет пострадавших и разногласий между его участниками в оценке
обстоятельств произошедшего, но обязывающих оформить
дорожно-транспортное происшествие либо на ближайшем посту
дорожно-патрульной службы (пункт 2.6), либо, в соответствии с
Правилами обязательного страхования гражданской ответственности
владельцев транспортных средств, без участия сотрудников полиции
(пункт 2.6.1).
 Действия водителя, оставившего в нарушение требований пункта
2.5 ПДД место дорожно-транспортного происшествия, участником
которого он являлся, образуют объективную сторону состава
административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи
12.27 КоАП РФ.
 При привлечении к административной ответственности,
предусмотренной частями 1 и 2 статьи 12.27 КоАП РФ, следует иметь
в виду, что указанные выше действия водителя образуют объективную
сторону состава этих административных правонарушений в случаях,
когда дорожно-транспортное происшествие произошло как на дороге,
так и в пределах прилегающей территории.".
 13. Пункт 12 считать пунктом 8 и внести в него следующие
изменения:
 а) абзацы первый и второй изложить в следующей редакции:
 "По части 4 статьи 12.15 КоАП РФ подлежат квалификации
действия, которые связаны с нарушением водителями требований ПДД,
дорожных знаков или разметки, повлекшим выезд на полосу,
предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути
встречного направления, за исключением случаев, предусмотренных
частью 3 данной статьи.
 Непосредственно такие требования установлены в следующих
случаях:";
 б) подпункт "а" изложить в следующей редакции:
 "а) на дорогах с двусторонним движением, имеющих четыре или
более полосы, запрещается выезжать для обгона или объезда на
полосу, предназначенную для встречного движения (пункт 9.2 ПДД).
При этом нарушение данного требования, связанное с объездом
препятствия, следует квалифицировать по части 3 статьи 12.15 КоАП
РФ;";
 в) подпункт "в" изложить в следующей редакции:
 "в) запрещается обгон на регулируемых перекрестках, а также на
нерегулируемых перекрестках при движении по дороге, не являющейся
главной; на пешеходных переходах при наличии на них пешеходов; на
железнодорожных переездах и ближе чем за сто метров перед ними; на
мостах, путепроводах, эстакадах и под ними, а также в тоннелях; в
конце подъема, на опасных поворотах и на других участках с
ограниченной видимостью (пункт 11.4 ПДД);";
 г) из подпункта "д" исключить слово "обгоне,";
 д) дополнить подпунктом "е" в следующей редакции:
 "е) поворот должен осуществляться таким образом, чтобы при
выезде с пересечения проезжих частей транспортное средство не
оказалось на стороне встречного движения (пункт 8.6 ПДД).";
 е) абзац восьмой считать абзацем девятым и изложить его в
следующей редакции:
 "Движение по дороге с двусторонним движением в нарушение
требований дорожных знаков 3.20 "Обгон запрещен", 3.22 "Обгон
грузовым автомобилям запрещен", 5.11 "Дорога с полосой для
маршрутных транспортных средств" (когда такая полоса предназначена
для встречного движения), 5.15.7 "Направление движения по
полосам", когда это связано с выездом на полосу встречного
движения, и (или) дорожной разметки 1.1, 1.3, 1.11 (разделяющих
транспортные потоки противоположных направлений) также образует
объективную сторону состава административного правонарушения,
предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ. Кроме того,
объективную сторону данного состава административного
правонарушения образует нарушение дорожного знака 4.3 "Круговое
движение".";
 ж) дополнить абзацами десятым, одиннадцатым, двенадцатым,
тринадцатым и четырнадцатым следующего содержания:
 "Учитывая, что дорожный знак 3.20 означает запрет на
осуществление обгона для всех транспортных средств, за исключением
тихоходных, а также гужевых повозок, мопедов и двухколесных
мотоциклов без коляски, обгон таких средств в зоне действия
данного знака иными транспортными средствами при отсутствии иных
запретов, установленных ПДД (например, пунктом 11.4 ПДД), не
образует объективную сторону состава административного
правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ.
 Необходимо также иметь в виду, что обгон тихоходных
транспортных средств не может быть квалифицирован по части 4
статьи 12.15 КоАП РФ в случаях, когда:
 в зоне действия дорожного знака 3.20 имеется дорожная разметка
1.1 или 1.11, поскольку согласно пункту 1 Приложения N 2 к ПДД при
противоречии значения дорожных знаков и линий горизонтальной
разметки приоритет имеет дорожный знак, которым должен
руководствоваться водитель;
 водитель в зоне действия дорожного знака 3.20 произвел обгон
транспортного средства, для которого заводом-изготовителем
установлена максимальная скорость не более тридцати километров в
час, в том числе при отсутствии на нем опознавательного знака,
информирующего участников дорожного движения о принадлежности
данного транспортного средства к тихоходным транспортным средствам.
В данном случае водитель совершил маневр в соответствии с
требованиями указанного дорожного знака, в связи с чем он не может
быть привлечен к административной ответственности за бездействие
собственника (владельца) тихоходного транспортного средства, не
установившего на этом транспортном средстве соответствующий
опознавательный знак в нарушение требований пункта 8 Основных
положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и
обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного
движения.
 Действия водителя, совершившего в зоне действия знака 3.20
обгон механического транспортного средства, двигавшегося со
скоростью не более тридцати километров в час, но не являющегося по
своим конструктивным особенностям тихоходным транспортным
средством, подлежат квалификации по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.".
 14. Дополнить пунктом 8-1, изложив его в следующей редакции:
 "8-1. По части 1 статьи 12.16 КоАП РФ необходимо
квалифицировать действия водителя, выразившиеся в несоблюдении
требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей
части дороги, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3
данной статьи и другими статьями главы 12 КоАП РФ.
 Объективную сторону состава административного правонарушения,
предусмотренного частью 1 статьи 12.16 КоАП РФ, в частности,
образуют действия водителя, совершившего поворот направо в
нарушение требований дорожных знаков 3.18.1 "Поворот направо
запрещен" и дорожной разметки 1.11 при въезде на автостоянку,
автозаправочную станцию или иную прилегающую к дороге территорию
либо при нарушении водителем знака 3.1 "Въезд запрещен" и разметки
1.11 при выезде с такой территории.
 Действия водителя, связанные с поворотом налево или разворотом
в нарушение требований дорожных знаков или разметки, образуют
объективную сторону состава административного правонарушения,
предусмотренного частью 2 статьи 12.16 КоАП РФ. Например, нарушение
водителем при осуществлении указанных маневров требований,
предписанных: разметкой 1.1, 1.3, 1.11, 1.18; дорожными знаками
4.1.1 "Движение прямо", 4.1.2 "Движение направо", 4.1.4 "Движение
прямо или направо", 3.18.2 "Поворот налево запрещен", 3.19
"Разворот запрещен", 5.15.1 "Направления движения по полосам",
5.15.2 "Направления движения по полосе", 6.3.1 "Место для
разворота", 6.3.2 "Зона для разворота".
 Нарушение водителем требований любого дорожного знака,
повлекшее движение управляемого им транспортного средства во
встречном направлении по дороге с односторонним движением, образует
объективную сторону административного правонарушения,
предусмотренного частью 3 статьи 12.16 КоАП РФ (например, нарушение
требований дорожных знаков 3.1 "Въезд запрещен", 5.5 "Дорога с
односторонним движением", 5.7.1 и 5.7.2 "Выезд на дорогу с
односторонним движением").
 При применении этой нормы следует иметь в виду, что, исходя
из содержания пункта 8.12 ПДД, движение задним ходом по дороге с
односторонним движением не запрещается, при условии, что этот
маневр безопасен для участников дорожного движения и, с учетом
сложившейся дорожной ситуации, вызван объективной необходимостью
(например, объезда препятствия, парковки). Нарушение водителем
указанных выше условий образует объективную сторону состава
административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи
12.16 КоАП РФ. По этой же норме следует квалифицировать действия
водителя, выехавшего задним ходом на дорогу с односторонним
движением в нарушение требований дорожного знака 3.1 "Въезд
запрещен", а в случае, когда такой маневр был совершен на
перекрестке - также и по части 2 статьи 12.14 КоАП РФ.".
 15. Дополнить пунктом 12-1 следующего содержания:
 "12-1. Исходя из положений, закрепленных в части 1 статьи
32.5, части 1 статьи 32.6, а также части 3 статьи 29.10 КоАП РФ,
судье в резолютивной части постановления о назначении
административного наказания в виде лишения права управления
транспортными средствами следует решить вопрос о передаче
водительского удостоверения, находящегося в материалах дела, в
подразделение Госавтоинспекции, в котором будет исполняться данное
постановление об административном правонарушении.
 При этом судья не вправе определять, как должно исполняться
постановление после поступления в соответствующее подразделение
Госавтоинспекции, в том числе указывать на необходимость хранения
водительского удостоверения в данном подразделении Госавтоинспекции
в течение всего времени исполнения, поскольку в этот период может
возникнуть необходимость направления указанного удостоверения в
другой орган. Например, в случае невозможности исполнения на
территории Российской Федерации постановления о наложении
административного взыскания за нарушение ПДД, определенных в
Приложении к Конвенции "О взаимном признании и исполнении решений
по делам об административных нарушениях правил дорожного движения",
ратифицированной Федеральным законом от 22 июля 2008 г. N 134-ФЗ,
водительское удостоверение подлежит приобщению к запросу об
исполнении наложенного взыскания, направляемому в компетентный
орган государства - участника данной Конвенции, гражданином
которого является лицо, привлеченное к административной
ответственности.".
 Председатель Верховного Суда
 Российской Федерации В.М.ЛЕБЕДЕВ
 Секретарь Пленума,
 судья Верховного Суда Российской Федерации В.В.ДОРОШКОВ
 ____________
 
 ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 3
 ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 от 9 февраля 2012 г.
 О внесении изменений в некоторые постановления Пленума
 Верховного Суда Российской Федерации
 В связи с возникающими у судов общей юрисдикции вопросами о
возможности использования в качестве дополнительных средств связи
CMC-сообщений для извещения участников гражданского,
административного и уголовного судопроизводства о месте, дате и
времени рассмотрения дела в суде в целях обеспечения единства
судебной практики Пленум Верховного Суда Российской Федерации
постановляет внести изменения в следующие постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации.
 1. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к
судебному разбирательству":
 пункт 36 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "Извещение участников судопроизводства допускается, в том
числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на
уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и
доставки CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение
CMC-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными
об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление
подобным способом указывается номер мобильного телефона, на
который оно направляется.".
 2. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 26 июня 2008 г. N 13 "О применении норм Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и
разрешении дел в суде первой инстанции":
 пункт 2 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "При этом необходимо учитывать, что извещение участников
судопроизводства допускается, в том числе посредством
CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и
при фиксации факта отправки и доставки CMC-извещения адресату.
Факт согласия на получение CMC-извещения подтверждается распиской,
в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его
согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.".
 3. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 31 марта 2011 г. N 5 "О практике рассмотрения судами
дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме
граждан Российской Федерации":
 первое предложение абзаца четвертого пункта 27 после слов
"надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного
заседания," дополнить словами  том числе посредством
CMC-сообщения в случае согласия лица на уведомление таким способом
и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату,".
 4. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 29 ноября 2007 г. N 48 "О практике рассмотрения
судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или
в части"  изменением, внесенным постановлением Пленума от
10 июня 2010 г. N 13):
 абзац первый пункта 15 дополнить предложением следующего
содержания: "Извещение указанных лиц допускается, в том числе
посредством CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление
таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике
судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом
указывается номер мобильного телефона, на который оно
направляется.".
 5. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 27 декабря 2007 г. N 52 "О сроках рассмотрения судами
Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об
административных правонарушениях"  изменениями, внесенными
постановлением Пленума от 10 июня 2010 г. N 13):
 абзац второй пункта 14 после слов "имеются данные о
надлежащем извещении лица о времени и месте рассмотрения дела"
дополнить словами ", в том числе посредством CMC-сообщения в
случае его согласия на уведомление таким способом и при фиксации
факта отправки и доставки CMC-извещения адресату".
 6. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 24 марта 2005 г. N 5  некоторых вопросах,
возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об
административных правонарушениях"  изменениями, внесенными
постановлениями Пленума от 25 мая 2006 г. N 12, от 11 ноября
2008 г. N 23 и от 10 июня 2010 г. N 13):
 второе предложение абзаца первого пункта 6 после слов
"факсимильной связью и т. п." дополнить словами ", посредством
CMC-сообщения в случае согласия лица на уведомление таким способом
и при фиксации факта отправки и доставки CMC-извещения адресату".
 7. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения
судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов
государственной власти, органов местного самоуправления,
должностных лиц, государственных и муниципальных служащих":
 абзац первый пункта 23 дополнить предложениями следующего
содержания: "Извещение указанных лиц допускается, в том числе
посредством CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление
таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике
судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом
указывается номер мобильного телефона, на который оно
направляется.".
 8. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 15 июня 2010 г. N 16 "О практике применения судами
Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации":
 второе предложение абзаца четвертого пункта 7 после слов
"с извещением участвующих в деле лиц," дополнить словами "в том
числе посредством CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление
таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату,".
 9. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 17 сентября 1975 г. N 5  соблюдении судами
Российской Федерации процессуального законодательства при судебном
разбирательстве уголовных дел"  изменениями, внесенными
постановлениями Пленума от 20 декабря 1976 г. N 7, от 20 декабря
1983 г. N 10, от 27 августа 1985 г. N 7, от 24 декабря 1985 г.
N 10, от 21 декабря 1993 г. N 11, от 6 февраля 2007 г. N 7):
 пункт 8 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "При этом извещение указанных участников уголовного
судопроизводства допускается, в том числе посредством CMC-сообщения
в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации
факта отправки и доставки CMC-извещения адресату. Факт согласия на
получение CMC-извещения подтверждается распиской, в которой наряду
с данными об участнике судопроизводства и его согласием на
уведомление подобным способом указывается номер мобильного
телефона, на который оно направляется.".
 10. Постановление Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 5 марта 2004 г. N 1  применении судами норм
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"
(с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 5 декабря
2006 г. N 60, от 11 января 2007 г. N 1, от 9 декабря 2008 г. N 26,
от 23 декабря 2008 г. N 28, от 23 декабря 2010 г. N 31):
 дополнить пунктом 15-1 следующего содержания:
 "15-1. Извещение участников судебного заседания допускается, в
том числе посредством CMC-сообщения в случае их согласия на
уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике
судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом
указывается номер мобильного телефона, на который оно
направляется.".
 11. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 5 декабря 2006 г. N 60 "О применении судами особого
порядка судебного разбирательства уголовных дел" (с изменениями,
внесенными постановлениями Пленума от 24 февраля 2010 г. N 4, от
23 декабря 2010 г. N 31):
 пункт 9 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "Извещение участников уголовного судопроизводства допускается,
в том числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на
уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике
судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом
указывается номер мобильного телефона, на который оно
направляется.";
 второе предложение абзаца первого пункта 11 после слов
"В судебном заседании следует также удостовериться в отсутствии у
потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени
судебного заседания," дополнить словами "в том числе посредством
СМС-сообщения в случае его согласия на уведомление таким способом и
при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату".
 12. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 11 января 2007 г. N 1 "О применении судами норм главы
48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,
регламентирующих производство в надзорной инстанции"
(с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 29 октября
2009 г. N 22, от 23 декабря 2010 г. N 31):
 дополнить пунктом 12-1 , изложив его в следующей редакции:
 "12-1. Согласно части 1 статьи 407 УПК РФ, о дате, времени и
месте заседания суд извещает лиц, указанных в статье 402 УПК РФ.
При этом извещение участников процесса допускается, в том числе
посредством CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление таким
способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения
адресату. Факт согласия на получение CMC-извещения подтверждается
распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства
и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.";
 абзац второй пункта 17 после слов "(при условии, что они
извещены о дате, месте и времени рассмотрения дела" дополнить
словами ", в том числе посредством СМС-сообщения в случае их
согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта
отправки и доставки СМС-извещения адресату".
 13. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 23 декабря 2008 г. N 28  применении норм
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,
регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной
инстанций"  изменениями, внесенными постановлениями Пленума от
30 июня 2009 г. N 12, от 28 апреля 2011 г. N 7):
 пункт 7 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "Извещение сторон допускается, в том числе посредством
CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и
при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату.
Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской,
в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его
согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.".
 14. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 10 февраля 2009 г. N 1 "О практике рассмотрения
судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации"  изменением, внесенным постановлением
Пленума от 23 декабря 2010 г. N 31):
 пункт 10 дополнить абзацем третьим следующего содержания:
 "Извещение указанных лиц допускается, в том числе посредством
СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и
при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату.
Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской,
в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его
согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.".
 15. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 21 апреля 2009 г. N 8  судебной практике
условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены
неотбытой части наказания более мягким видом наказания" 
изменениями, внесенными постановлением Пленума от 23 декабря
2010 г. N 31):
 абзац первый пункта 18 дополнить предложениями вторым и
третьим следующего содержания: "Извещение участников процесса
допускается, в том числе посредством СМС-сообщения в случае их
согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта
отправки и доставки СМС-извещения адресату. Факт согласия на
получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду
с данными об участнике судопроизводства и его согласием на
уведомление подобным способом указывается номер мобильного
телефона, на который оно направляется.".
 16. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 29 октября 2009 г. N 22 "О практике применения судами
мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего
ареста" (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от
10 июня 2010 г. N 15, от 23 декабря 2010 г. N 31):
 первое предложение абзаца третьего пункта 9 после слов
"будучи надлежащим образом извещенным о месте и времени судебного
заседания о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ,"
дополнить словами "в том числе посредством СМС-сообщения в случае
его согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта
отправки и доставки CMC-извещения адресату,".
 17. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм
уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку
уголовного дела к судебному разбирательству":
 дополнить пунктом 7-1 следующего содержания:
 "7-1. При решении вопроса об извещении лиц, указанных в
постановлении о назначении судебного заседания (статья 232 УПК РФ),
судам следует иметь в виду, что извещение этих лиц допускается, в
том числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на
уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение CMC-извещения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике
судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом
указывается номер мобильного телефона, на который оно
направляется.";
 первое предложение абзаца первого пункта 16 после слов
"В силу части 4 статьи 234 УПК РФ неявка для участия в
предварительном слушании своевременно извещенных лиц" дополнить
словами ", в том числе посредством СМС-сообщения в случае их
согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта
отправки и доставки CMC-извещения адресату,".
 18. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами
норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном
судопроизводстве":
 дополнить пунктом 36-1 следующего содержания:
 "36-1. Извещение участников процесса, указанных в пунктах 12,
13, 30, 35 и 36 настоящего Постановления, допускается в том числе
посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким
способом и при фиксации факта отправки и доставки CMC-извещения
адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается
распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства
и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.".
 19. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения
законодательства, регламентирующего особенности уголовной
ответственности и наказания несовершеннолетних":
 пункт 10 дополнить абзацем третьим следующего содержания:
 "Извещение указанных лиц допускается, в том числе посредством
CMC-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и
при фиксации факта отправки и доставки CMC-извещения адресату.
Факт согласия на получение CMC-извещения подтверждается распиской,
в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его
согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.".
 20. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 29 ноября 2011 г. N 17 "О практике применения судами
норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном
судопроизводстве":
 пункт 17 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "Извещение указанных лиц допускается, в том числе посредством
СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и
при фиксации факта отправки и доставки CMC-извещения адресату.
Факт согласия на получение CMC-извещения подтверждается распиской,
в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его
согласием на уведомление подобным способом указывается номер
мобильного телефона, на который оно направляется.".
 21. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 20 декабря 2011 г. N 21 "О практике применения судами
законодательства об исполнении приговора":
 пункт 33 дополнить абзацем вторым следующего содержания:
 "Извещение участников судебного заседания допускается, в том
числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление
таким способом и при фиксации факта отправки и доставки
CMC-извещения адресату. Факт согласия на получение CMC-извещения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике
судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом
указывается номер мобильного телефона, на который оно
направляется.".
 Председатель Верховного Суда
 Российской Федерации В.М.ЛЕБЕДЕВ
 Секретарь Пленума,
 судья Верховного Суда Российской Федерации В.В.ДОРОШКОВ
 ____________
 

Постановления Президиума, решения и определения

Судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации

по гражданским делам

 
 1. Обременение земельного участка сервитутом
 допустимо при отсутствии иной возможности
 обеспечения беспрепятственного пользования
 соседними земельными участками
 Определение Судебной коллегии
 по гражданским делам Верховного Суда РФ
 от 16 августа 2011 г. N 4-В11-25
 (Извлечение)
 А., М., З., Д., Ш. обратились в суд с иском к И., С., Ф. об
установлении сервитута, сославшись на то, что они являются
собственниками земельных участков, для использования которых
необходимо установление сервитута. Просили об установлении
бесплатного сервитута земельного участка площадью 409 кв. м,
находящегося на момент рассмотрения спора в собственности Ф., с
правом прохода по нему людей, проезда легкового и грузового
транспорта, размещения выездных пандусов, канализационных решеток
ливневой канализации, с правом доступа на участок для проведения
работ с электрическим кабелем, водопроводом, осуществления
обслуживания и ремонта канализации, раскапывания участка для
ремонтных работ, поддержания возможности открывания
канализационных люков и доступа в канализацию через люки.
 Ответчики И. и С. в лице своих представителей иск не
признали, указав, что на момент разрешения спора не являлись
собственниками спорного земельного участка.
 Представитель ответчика Ф. возражала против удовлетворения
исковых требований, сославшись на то, что ее представляемый
приобрел указанный земельный участок у И. и С. без обременении
третьих лиц, о том, что в суде имеется спор, он не знал.
 Решением суда от 11 октября 2010 г., оставленным без
изменения судом кассационной инстанции от 18 января 2011 г., в
иске отказано.
 В надзорной жалобе представитель заявителей просил об отмене
судебных постановлений.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
16 августа 2011 г. надзорную жалобу удовлетворила, указав
следующее.
 В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения судебных постановлений в порядке надзора являются
существенные нарушения норм материального или процессуального
права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны
восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных
интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
 При рассмотрении данного дела такие нарушения были допущены
судами первой и кассационной инстанций.
 Судом установлено, что А. принадлежит земельный участок
площадью 286 кв. м, часть жилого дома (квартира N 3); М. -
земельный участок площадью 205 кв. м, часть жилого дома (квартира
N 4); З. - земельный участок площадью 290 кв. м, часть жилого дома
(квартира N 5); Д. - земельный участок площадью 433 кв. м, часть
жилого дома (квартира N 1); Ш. - земельный участок площадью 399
кв. м, часть жилого дома (квартира N 2).
 И. и С. являлись собственниками земельных участков площадью
1228 кв. м и частей жилого дома.
 На основании договора простого товарищества от 12 ноября
2009 г. истцам принадлежит кабель электрический, водопровод,
канализация, ливневая канализация (система дренажа), которые
частично находятся на поверхности (люки, решетки) и в недрах под
принадлежащим ответчикам земельным участком.
 Согласно экспертно-техническому предложению Одинцовского
филиала ГУП МО МОБТИ от 15 июля 2008 г. между совладельцами
указанного домовладения И., С., О., В., З., М. и Д. определен
порядок пользования земельным участком, в совместное пользование
всех совладельцев выделен земельный участок площадью 409 кв. м,
находящийся в собственности ответчиков И. и С.
 24 апреля 2008 г. между В., З. в лице Д., О., с одной
стороны, и И., С. - с другой, заключено соглашение о дороге и
коммуникациях, согласно которому И. и С. обязались после
государственной регистрации за ними права собственности на
земельный участок, в состав которого входит спорный земельный
участок площадью 409 кв. м, произвести безвозмездное отчуждение
спорного земельного участка в пользу продавцов.
 Решением Одинцовского городского суда Московской области от
26 июня 2009 г. отказано в удовлетворении иска В., З. и О. к И.,
С. и Управлению Федеральной регистрационной службы по Московской
области о государственной регистрации сделки дарения земельного
участка. Данным вступившим в законную силу судебным постановлением
установлено, что указанное соглашение о дороге и коммуникациях
является ничтожным.
 И. и С. 17 сентября 2010 г. заключили с Ф. договор
купли-продажи спорного земельного участка площадью 409 кв. м.
 Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой
инстанции, с которым согласился суд кассационной инстанции,
исходил из того, что спорный земельный участок, принадлежащий на
праве собственности Ф., не является соседним и что истцами не
представлено доказательств, свидетельствующих о невозможности
использования принадлежащих им земельных участков без установления
в отношении него сервитута.
 Однако с таким выводом судебных инстанций согласиться нельзя.
 В гл. 13 ГК РФ закреплены положения, раскрывающие состав
вещных прав граждан и юридических лиц, в частности право
собственности и вещные права лиц, не являющихся собственниками.
 В число вещных прав лиц, не являющихся собственниками, входит
право ограниченного пользования чужим земельным участком
(сервитут) (п. 1 ст. 216 ГК РФ).
 В соответствии с п. 1 ст. 274 ГК РФ собственник недвижимого
имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе
требовать от собственника соседнего земельного участка, а в
необходимых случаях и от собственника другого земельного участка
(соседнего участка) предоставления права ограниченного пользования
соседним участком (сервитута). Сервитут может устанавливаться для
обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок,
прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и
трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также
других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут
быть обеспечены без установления сервитута.
 Обременение земельного участка сервитутом не лишает
собственника участка прав владения, пользования и распоряжения
этим участком (п. 2 ст. 274 ГК РФ).
 Сервитут устанавливается по соглашению между лицом, требующим
установления сервитута, и собственником соседнего участка и
подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации прав
на недвижимое имущество. В случае недостижения соглашения об
установлении или условиях сервитута спор разрешается судом по иску
лица, требующего установления сервитута (п. 3 ст. 274 ГК РФ).
 Собственник участка, обремененного сервитутом, вправе, если
иное не предусмотрено законом, требовать от лиц, в интересах
которых установлен сервитут, соразмерную плату за пользование
участком (п. 5 ст. 274 ГК РФ).
 По своей правовой природе сервитут является вспомогательным
способом реализации лицом права собственности в отношении
принадлежащего ему земельного участка при наличии препятствий для
его использования в полной мере, в связи с чем установление
сервитута допустимо только в случае невозможности использования
земельного участка для целей, указанных в п. 1 ст. 274 ГК РФ.
 Важнейшим критерием установления сервитута являются
требования законности, разумности, справедливости и
целесообразности его установления.
 При установлении сервитута суд обязан установить отсутствие
иной разумной, справедливой и целесообразной возможности
обеспечения нормальной эксплуатации недвижимости.
 Надлежащим истцом по данному делу признается лицо, требующее
установления сервитута, для которого нет иной возможности
реализации своих прав без его установления.
 Суд же в ходе рассмотрения дела не выяснил юридически
значимый факт: имеют ли все истцы по делу право требования
установления сервитута.
 Как установлено судом, Ф. и Д. обладают разными земельными
участками.
 Между тем суд первой инстанции рассмотрел вопрос о наличии
права на установление сервитута и Ф., и Д., как обладателей одного
земельного участка.
 Юридически значимыми и подлежащими доказыванию по данному
делу являются вопросы о возможности использования земельных
участков истцов для целей, под которые испрашивается сервитут, без
его установления в отношении земельного участка Ф., не лишает ли
обременение сервитутом собственника спорного земельного участка
возможности владеть, пользоваться и распоряжаться своим земельным
участком.
 В случае невозможности использования земельных участков
истцов без установления испрашиваемого сервитута подлежит
исследованию вопрос об установлении сервитута на возмездных или
безвозмездных началах.
 Кроме того, подлежащим выяснению является вопрос о
возможности и целесообразности обеспечения прохода и проезда к
жилым помещениям истцов не только через земельный участок Ф., но и
через земельный участок Д., т. е. вопрос об установлении сервитута
в отношении земельного участка Д.
 Установление данных обстоятельств необходимо для правильного
разрешения данного дела и вынесения решения, отвечающего
требованиям закона.
 Таким образом, суду первой инстанции при разрешении исковых
требований сторон по делу в целях соблюдения их прав и законных
интересов следовало принять решение в зависимости от результата
установления указанных обстоятельств.
 Однако суд в нарушение названных требований закона данные
обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного
разрешения спора, не установил и условий для их установления не
создал.
 На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским
делам Верховного Суда РФ судебные постановления отменила,
направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
 _____________
 2. Порядок извещения лица судом иностранного
 государства о времени и месте рассмотрения дела
 определяется процессуальным законодательством
 этого государства
 Определение Судебной коллегии
 по гражданским делам Верховного Суда РФ
 от 20 сентября 2011 г. N 39-Г11-20
 (Извлечение)
 Решением Курземского районного суда г. Риги Латвийской
Республики от 5 октября 2009 г. удовлетворено заявление ООО
"Трипласт" о принудительном выполнении обязательств в бесспорном
порядке. Долговое обязательство Н. в отношении ООО "Трипласт" по
договору о выдаче займа от 11 февраля 2008 г., зарегистрированному
у присяжного нотариуса в регистре актов и заверенному под N 293,
за неоплаченную основную сумму займа 11 596 латов, неоплаченные
проценты 8813 латов и договорной штраф 11 596 латов, а всего на
сумму 32 005 латов, передано для бесспорного принудительного
исполнения.
 Администратор неплатежеспособного процесса Л. от имени ООО
"Трипласт" обратилась в компетентный суд Российской Федерации с
ходатайством о разрешении принудительного исполнения на территории
Российской Федерации указанного решения иностранного суда о
принудительном выполнении обязательств в бесспорном порядке против
должника Н., поскольку должник проживает в г. Курске.
 Определением Курского областного суда от 6 июля 2011 г.
отказано в удовлетворении ходатайства Л. о разрешении
принудительного исполнения на территории Российской Федерации
решения Курземского районного суда г. Риги Латвийской Республики
от 5 октября 2009 г.
 В частной жалобе Л. просила отменить определение Курского
областного суда от 6 июля 2011 г. как незаконное и необоснованное.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
20 сентября 2011 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.
 Согласно ч. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов
признаются и исполняются в Российской Федерации, если это
предусмотрено международным договором Российской Федерации.
 Россия и Латвийская Республика заключили 3 февраля 1993 г. в
г. Риге Договор о правовой помощи и правовых отношениях по
гражданским, семейным и уголовным делам (далее - Договор), который
вступил в силу 29 марта 1995 г.
 В соответствии со ст. 1 Договора граждане одной
Договаривающейся Стороны имеют право свободно и беспрепятственно
обращаться в суды, прокуратуру, нотариальные конторы и в иные
учреждения другой Договаривающейся Стороны, к компетенции которых
относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать
в них, возбуждать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять
иные процессуальные действия на тех же условиях, как и собственные
граждане.
 Статьей 50 Договора предусмотрено, что Договаривающиеся
Стороны взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу
решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам.
Рассмотрение ходатайств о разрешении исполнения входит в
компетенцию судов Договаривающейся Стороны, на территории которой
должно быть осуществлено исполнение, причем реквизиты ходатайства
определяются законодательством Договаривающейся Стороны, на
территории которой должно быть осуществлено исполнение (ст. 51
Договора).
 В силу ст. 52 Договора к ходатайству о разрешении исполнения
необходимо приложить:
 1) заверенную судом копию решения, официальный документ о
вступлении решения в законную силу, если это не следует из текста
самого решения, а также справку о его исполнении;
 2) документ, из которого следует, что ответчику, который не
принял участия в процессе, было своевременно и в надлежащей форме
хотя бы один раз вручено извещение о вызове в суд;
 3) заверенные переводы документов, указанных в пп. 1 и 2
настоящей статьи.
 Необходимость приложения к ходатайству о принудительном
исполнении решения иностранного суда документов в соответствии с
международным договором Российской Федерации предусмотрена ст. 411
ГПК РФ.
 Основания к отказу в признании и исполнении решений судов
Договаривающихся Сторон изложены в ст. 56 Договора и ч. 1 ст. 412
ГПК РФ.
 В частности, в соответствии с п. 1 ст. 56 названного Договора
в признании и в выдаче разрешения на принудительное исполнение
судебного решения, вынесенного на территории другой
Договаривающейся Стороны, может быть отказано в случае, если лицо,
возбудившее ходатайство, или ответчик по делу не принял участия в
процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был
своевременно и надлежаще вручен вызов в суд. Несвоевременное и
ненадлежащее извещение стороны, против которой принято решение, о
времени и месте рассмотрения дела, из-за чего она была лишена
возможности принять участие в процессе, является основанием для
отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда также
и по п. 2 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ.
 Если у суда при выдаче разрешения на исполнение возникнут
неясности, он может запросить у лица, возбудившего ходатайство об
исполнении решения, объяснения, а также опросить должника по
существу ходатайства и в случае необходимости просить разъяснения
у суда, вынесшего решение (ст. 53 Договора).
 Отказывая в удовлетворении ходатайства администратора
неплатежеспособного процесса ООО "Трипласт" Л., суд,
руководствуясь положениями п. 1 ст. 56 Договора и п. 2 ч. 1
ст. 412 ГПК РФ, пришел к выводу, что исполнение решения Курземского
районного суда г. Риги Латвийской Республики на территории
Российской Федерации недопустимо, поскольку должник Н. не принял
участия в рассмотрении дела иностранным судом, доказательств,
подтверждающих, что ему или его уполномоченному лицу было
своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и
месте рассмотрения дела, в представленных материалах нет.
 Между тем с таким выводом согласиться нельзя, поскольку он
основан на ошибочном толковании положений Договора и сделан с
нарушением норм ГПК РФ о представлении и истребовании
доказательств.
 Администратор неплатежеспособного процесса ООО "Трипласт" Л.
в частной жалобе утверждала, что при рассмотрении дела судом не
были учтены и приняты во внимание нормы гл. 50 Гражданского
процессуального закона Латвийской Республики, определяющие порядок
рассмотрения дел о принудительном выполнении обязательств в
бесспорном порядке и участия сторон в судебном процессе, на
основании которых было принято судебное решение Курземского
районного суда г. Риги Латвийской Республики от 5 октября 2009 г.
 Из приложенного к частной жалобе извлечения из Гражданского
процессуального закона Латвийской Республики усматривалось, что
данный довод частной жалобы обоснован, поскольку в соответствии с
ч. 1 ст. 405 указанного Закона вопрос по заявлению о бесспорном
принудительном исполнении обязательств разрешается судьей
единолично на основании поданного заявления и приложенных к нему
документов в семидневный срок со дня подачи заявления без
извещения об этом заявителя и должника. Если должник считает, что
требование кредитора является необоснованным по существу, он в
шестимесячный срок со дня направления копии определения может
предъявить иск к кредитору для оспаривания требования. Иск
предъявляется в суд в установленном настоящим Законом порядке
(ч. 1 ст. 406 Гражданского процессуального закона Латвийской
Республики).
 Из решения иностранного суда и материалов частной жалобы
следовало, что ООО "Трипласт" (заимодатель) и Н. (заемщик)
11 февраля 2008 г. заключили договор о выдаче займа в сумме 16 500
евро. Данный договор составлен как нотариальный акт, согласно
которому стороны договорились, что заимодатель в случае просрочки
уплаты суммы займа вправе обращаться в суд для принудительного
выполнения обязательств в бесспорном порядке. Участники акта
договорились, что в случае принудительного выполнения обязательств
в бесспорном порядке предупреждать заемщика нет необходимости.
 Судья Курземского районного суда г. Риги Латвийской
Республики 5 октября 2009 г. рассмотрел вопрос по заявлению ООО
"Трипласт" о бесспорном принудительном исполнении обязательств Н.
единолично на основании поданного заявления и приложенных к нему
документов без извещения сторон в порядке ст. 405 Гражданского
процессуального закона Латвийской Республики. В решении указано,
что оно вступает в силу незамедлительно и имеет силу
исполнительного документа.
 Таким образом, вывод суда о неизвещении Н. о рассмотрении
дела в Курземском районном суде г. Риги Латвийской Республики
сделан без учета положений процессуального законодательства
Латвийской Республики.
 Что касается вывода суда об отсутствии в представленных
материалах сведений о направлении Н. копии судебного постановления
в порядке, установленном ч. 2 ст. 405 Гражданского процессуального
закона Латвийской Республики, то он является необоснованным в
связи со следующим.
 В соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства
представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.
Суд вправе предложить им представить дополнительные
доказательства. В случае если представление необходимых
доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству
оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.
Согласно ч. 6 ст. 411 ГПК РФ в случае, если у суда при решении
вопроса о принудительном исполнении возникнут сомнения, он может
запросить у лица, возбудившего ходатайство о принудительном
исполнении решения иностранного суда, объяснение, а также опросить
должника по существу ходатайства и в случае необходимости
затребовать разъяснение иностранного суда, принявшего решение.
 По смыслу ч. 2 ст. 52 Договора и с учетом положений
ст.ст. 405, 406 Гражданского процессуального закона Латвийской
Республики, участие должника в процессе по заявлению о бесспорном
принудительном исполнении обязательств и защита им своих прав в
суде обеспечивается направлением ему копии судебного постановления
о бесспорном принудительном исполнении обязательства, которое
подразумевает получение должником копии данного судебного
постановления.
 Следовательно, суду при рассмотрении вопроса о принудительном
исполнении решения иностранного суда на территории Российской
Федерации следовало установить, были ли соблюдены требования
Договора и Гражданского процессуального закона Латвийской
Республики о направлении и вручении Н. копии решения Курземского
районного суда г. Риги Латвийской Республики от 5 октября 2009 г.
 Данные действия Курским областным судом в нарушение ст. 53
Договора, а также ч. 1 ст. 57 и ч. 6 ст. 411 ГПК РФ не
осуществлены. Суд не разъяснил взыскателю, какие документы
дополнительно следовало представить в суд, и не предпринял никаких
действий для устранения возникших у него сомнений в том, была ли
вручена Н. копия соответствующего судебного постановления.
 Представленная заявителем частной жалобы справка судьи
Курземского районного суда Латвийской Республики от 20 июля 2011 г.
о том, что 7 октября 2009 г. должнику Н. копия решения суда была
выслана по почте, сама по себе не является доказательством,
подтверждающим направление судом и вручение Н. копии данного
судебного постановления. Иных документов о том, что копия судебного
постановления направлялась, была доставлена по месту жительства Н.
и вручена ему, взыскателем, как следует из приложенных к
ходатайству документов, не представлено.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
определение Курского областного суда отменила и передала дело на
новое рассмотрение в суд первой инстанции.
 ______________
 3. Граждане Российской Федерации,
 получившие увечье при исполнении ими трудовых
 обязанностей на территории республики,
 входившей в состав бывшего СССР, имеют
 право на возмещение вреда здоровью по
 законодательству Российской Федерации
 Определение Судебной коллегии
 по гражданским делам Верховного Суда РФ
 от 2 сентября 2011 г. N 19-В11-15
 (Извлечение)
 П. обратилась в суд с иском к ГУ - Ставропольскому
региональному отделению Фонда социального страхования РФ и ГУ -
Ростовскому отделению Фонда социального страхования РФ о
возмещении вреда, причиненного здоровью. В обоснование заявленных
требований истец ссылалась на то, что работала продавцом
солдатской чайной Военторга войсковой части Управления торговли
Закавказского военного округа Минобороны СССР, расположенного на
территории Грузинской ССР. 13 ноября 1990 г. с истцом произошел
несчастный случай, квалифицированный согласно акту о несчастном
случае на производстве по форме Н-1, как связанный с исполнением
трудовых обязанностей. В 1993 году в результате полученных в
дорожно-транспортном происшествии телесных повреждений П. была
признана инвалидом II группы, а впоследствии инвалидом I группы,
12 октября 1993 г. ей установлена степень утраты трудоспособности
90% бессрочно. В 2005 году истец впервые обратилась к ответчикам о
назначении ей страхового обеспечения, однако получила отказ, в
последующем по различным основаниям ее обращения в региональные
отделения Фонда социального страхования РФ были оставлены без
удовлетворения. Указанные обстоятельства послужили основанием для
обращения П. в суд с иском, в котором она просила обязать ГУ -
Ставропольское региональное отделение Фонда социального
страхования РФ назначить и выплачивать ей ежемесячные суммы в
возмещение вреда, причиненного здоровью, с октября 2010 г. в
размере 10 252 руб., взыскать образовавшуюся задолженность по
указанным выплатам за трехлетний период до обращения с
соответствующим заявлением к ответчику.
 Решением Советского районного суда Ставропольского края от
14 октября 2010 г. исковые требования удовлетворены частично. С
ГУ - Ставропольского регионального отделения Фонда социального
страхования РФ в пользу П. в счет возмещения вреда здоровью
единовременно за период с 22 декабря 2002 г. по 1 октября 2010 г.
взыскано 687 207 руб. Также взыскано ежемесячно с 1 октября 2010 г.
по 10 252 руб. В иске к ГУ - Ростовскому отделению Фонда
социального страхования РФ отказано.
 Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского
краевого суда 30 ноября 2010 г. решение суда в части
удовлетворения заявленного иска отменила, в указанной части
приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска. В остальной
части судебное решение оставлено без изменения.
 В надзорной жалобе П. просила об отмене определения суда
кассационной инстанции и оставления в силе решения суда первой
инстанции.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
2 сентября 2011 г. надзорную жалобу удовлетворила, указав
следующее.
 В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения судебных постановлений в порядке надзора являются
существенные нарушения норм материального или процессуального
права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны
восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных
интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
 Судом кассационной инстанции при рассмотрении настоящего дела
были допущены существенные нарушения норм материального права.
 Удовлетворяя требования о возмещении ущерба, причиненного
здоровью, в части, суд первой инстанции, исходя из установленных
по делу обстоятельств, положений Федерального закона от 24 июля
1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от
несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"
(далее - Федеральный закон N 125-ФЗ), пришел к выводу о том, что
истец имеет право на обеспечение по страхованию в соответствии с
законодательством Российской Федерации. При этом указано, что в
силу ст.ст. 7, 28 данного Федерального закона обеспечение по
страхованию подлежит возмещению Фондом социального страхования РФ
(его соответствующим отделением).
 Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, сослался на
то, что возмещение вреда, причиненного здоровью, должно
производиться в соответствии с Соглашением о взаимном признании
прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем,
профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья,
связанным с исполнением трудовых обязанностей, от 9 сентября
1994 г. (ратифицированным Российской Федерацией и Республикой
Грузия).
 Согласно ст. 2 названного Соглашения возмещение вреда,
причиненного работнику вследствие трудового увечья, иного
повреждения здоровья  том числе при наступлении потери
трудоспособности в результате несчастного случая на производстве,
связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей, после
переезда пострадавшего на территорию другой Стороны), смерти,
производится работодателем Стороны, законодательство которой
распространялось на работника в момент получения увечья, иного
повреждения здоровья, смерти.
 Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу,
что правоотношения по возмещению вреда здоровью П., причиненного в
период ее трудовой деятельности на территории Республики Грузия,
регулируются законодательством одной из Договорившихся Сторон по
Соглашению - Республики Грузия, в связи с чем обеспечение по
страхованию не подлежит возмещению по законодательству Российской
Федерации.
 Однако приведенные выводы суда кассационной инстанции
основаны на неправильном толковании норм, регулирующих возникшие
правоотношения.
 Как установлено судом, местом нахождения Военторга в момент
причинения П. вреда являлась Грузинская ССР, а затем Республика
Грузия. При этом в 1990 году данная организация входила в состав
Управления торговли Закавказского военного округа Минобороны СССР.
После распада союзного государства Закавказский военный округ
Минобороны СССР был временно переведен под юрисдикцию Российской
Федерации, его финансирование производилось за счет средств
бюджета Российской Федерации. В 1994 году был образован отдел
торговли Группы Российских войск в Закавказье, в состав которой
вошел данный Военторг.
 На основании директивы Главного штаба сухопутных войск
Минобороны России отдел торговли Группы Российских войск в
Закавказье с подведомственными военторгами передан в подчинение
Управления торговли Северо-Кавказского военного округа.
 Распоряжением Федерального агентства по управлению
федеральным имуществом от 15 октября 2004 г. N 544-р принято
решение о расформировании (ликвидации) Военторга и отдела
Управления торговли Группы Российских войск в Закавказье
Минобороны России.
 При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно
указал, что Военторг, находившийся в составе учреждений Минобороны
СССР, а впоследствии Минобороны России, до момента ликвидации
находился исключительно в ведомственном подчинении Минобороны СССР
и Минобороны России, под юрисдикцию Республики Грузия не
передавался.
 В этой связи вывод суда кассационной инстанции о
распространении на возникшие правоотношения действия Соглашения о
взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного
работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным
повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых
обязанностей, от 22 января 1993 г., а впоследствии
законодательства Республики Грузия противоречит обстоятельствам
дела и требованиям приведенных положений законодательства
Российской Федерации.
 Правила возмещения работодателями вреда, причиненного
работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным
повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых
обязанностей, утвержденные постановлением Верховного Совета РФ от
24 декабря 1992 г. и действовавшие до вступления в силу
Федерального закона N 125-ФЗ, предусматривали возмещение
причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых
обязанностей вреда за счет средств работодателя, ответственного за
причинение вреда, а в случае реорганизации или ликвидации
предприятия - за счет средств его правопреемника, вышестоящего
органа или органа, которому внесены или должны были быть внесены
капитализированные суммы, подлежащие выплате в возмещение вреда.
 Согласно п. 5 ст. 7 Федерального закона N 125-ФЗ лица, чье
право на получение возмещения вреда ранее было установлено в
соответствии с законодательством СССР или законодательством
Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного работникам
увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением
здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей,
получают право на обеспечение по страхованию со дня вступления в
силу указанного Федерального закона.
 Пунктом 1 ст. 28 Закона предусмотрено, что лицам, получившим
до вступления в силу данного Федерального закона увечье,
профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья,
связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные
в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на
возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по
страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим
Федеральным законом независимо от сроков получения увечья,
профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья.
 Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что П.
имеет право на страховое обеспечение в связи с причинением вреда
ее здоровью при исполнении трудовых обязанностей в соответствии с
законодательством Российской Федерации, правомерны и основаны на
нормах закона. То обстоятельство, что учреждение, в котором истец
работала, было расположено на территории Грузинской ССР
(Республики Грузия), не является основанием для отказа в
реализации ею права на обеспечение по страхованию в соответствии с
законодательством Российской Федерации.
 Довод ГУ - Ставропольского регионального отделения Фонда
социального страхования РФ, приведенный в возражениях на надзорную
жалобу, о том, что уплата страховых взносов осуществлялась
работодателем П. в бюджет союзного государства Грузия,
необоснован, поскольку не нашел своего подтверждения в суде первой
инстанции, о чем указано в решении суда.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского
краевого суда от 30 ноября 2010 г. отменила, оставила в силе
решение Советского районного суда Ставропольского края от
14 октября 2010 г.
 _____________
 4. Размер возмещения материального ущерба,
 причиненного повреждением автомобиля,
 не может превышать стоимость
 поврежденного имущества
 Определение Судебной коллегии
 по гражданским делам Верховного Суда РФ
 от 2 сентября 2011 г. N 53-В11-10
 (Извлечение)
 Д. обратилась в суд с иском к ООО "Росгосстрах" о возмещении
имущественного ущерба, возмещении расходов, связанных с
повреждением здоровья, к З. - о возмещении имущественного ущерба,
взыскании компенсации морального вреда. В обоснование иска
ссылалась на то, что в результате дорожно-транспортного
происшествия, происшедшего по вине З., был причинен вред ее
здоровью и здоровью ее несовершеннолетнего сына Г. Вследствие
столкновения автомобилей принадлежащему ей транспортному средству
причинены механические повреждения. В связи с изложенным истцом
были понесены расходы, которые она просила возместить: расходы на
приобретение лекарственных средств, оплату стоимости
санаторно-курортного лечения, расходы по переезду для прохождения
лечения, заработок, утраченный вследствие временной
нетрудоспособности. Кроме того, истица просила суд взыскать в ее
пользу стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом
степени износа по ценам на день рассмотрения дела судом в размере
535 112 руб., из которых: 120 тыс. рублей - с ООО "Росгосстрах",
415 112 руб. - с З., расходы, связанные с оценкой восстановительной
стоимости автомобиля, эвакуацией и хранением транспортного
средства, судебные расходы и компенсацию морального вреда.
 Решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 13
октября 2010 г., оставленным без изменения определением судебной
коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 13
декабря 2010 г., иск удовлетворен частично. С ООО "Росгосстрах" в
пользу Д. взыскано 170 532 руб., из них: 32 333 руб. - в возмещение
расходов, связанных с повреждением здоровья Д., 7663 руб. - в
возмещение расходов, связанных с повреждением здоровья
несовершеннолетнего Г., 120 тыс. рублей - в возмещение
имущественного ущерба, 10 534 руб. - в возмещение судебных
расходов. С З. в пользу Д. взыскано 422 200 руб., из них: 341 837
руб. - в возмещение имущественного ущерба, 50 тыс. рублей - в счет
компенсации морального вреда, причиненного Д., 10 тыс. рублей - в
счет компенсации морального вреда, причиненного несовершеннолетнему
Г., 20 383 руб. - в счет возмещения судебных расходов. В
удовлетворении остальной части иска отказано.
 В надзорной жалобе З. просил об отмене судебных постановлений.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
2 сентября 2011 г. частично удовлетворила надзорную жалобу, указав
следующее.
 В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения судебных постановлений в порядке надзора являются
существенные нарушения норм материального или процессуального
права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны
восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных
интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
 Судом при рассмотрении настоящего дела было допущено
существенное нарушение норм материального права.
 Установлено, что вступившим в законную силу постановлением
Козульского районного суда Красноярского края от 4 июня 2009 г. З.
признан виновным в ДТП 16 августа 2008 г., в результате которого
автомобилю Д. причинены множественные механические повреждения.
Согласно заключению автотехнической экспертизы от 24 июня 2010 г.
исходя из технологии и объема необходимых для восстановления
транспортного средства истца ремонтных работ их стоимость с учетом
степени износа автомобиля по состоянию на август 2008 г. и по
ценам, действующим на рынке товаров и услуг по состоянию на
май - июнь 2010 г., составит 535 112 руб.
 Руководствуясь положениями ст.ст. 15, 1064 ГК РФ, суд пришел
к выводу об удовлетворении требований Д. к З. в части взыскания
стоимости ремонта поврежденного автомобиля в целях восстановления
прав истца на возмещение фактически причиненного ущерба
причинителем вреда в части, не покрытой страховым возмещением.
 С указанным выводом суда первой инстанции согласился и суд
кассационной инстанции.
 Однако данные выводы суда основаны на ошибочном толковании
норм, регулирующих возникшие правоотношения.
 Пунктом 1 ст. 1064 ГК РФ определено, что вред, причиненный
личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном
объеме лицом, причинившим вред.
 Согласно ст. 1082 ГК РФ суд, удовлетворяя требование о
возмещении вреда, в соответствии с обстоятельствами дела обязывает
лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре
(предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную
вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК
РФ).
 Исходя из положений п. 1 ст. 15 названного Кодекса, лицо,
право которого нарушено, может требовать полного возмещения
причиненных ему убытков, если законом или договором не
предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
 Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право
нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления
нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный
ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы
при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не
было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право,
получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено,
вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной
выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК РФ).
 Истцом заявлены требования о возмещении убытков, выразившихся
в стоимости восстановительного ремонта автомобиля, которая
согласно экспертному заключению от 24 июня 2010 г. по состоянию на
май - июнь 2010 г. составила 535 112 руб. При этом установлено, что
стоимость принадлежащего истцу транспортного средства до аварии с
учетом эксплуатационного износа по состоянию на день
дорожно-транспортного происшествия и по ценам 2010 года составила
241 тыс. рублей.
 Следовательно, денежная сумма, которую просила взыскать в
свою пользу Д., не является реальным ущербом, а более чем в два
раза превышает стоимость имущества, которое принадлежало истцу на
момент причинения вреда, что нельзя признать соответствующим
указанным требованиям закона, поскольку защита права потерпевшего
посредством полного возмещения вреда, предполагающая право
потерпевшего на выбор способа возмещения вреда, должна
обеспечивать восстановление нарушенного права потерпевшего, но не
приводить к неосновательному обогащению последнего.
 Поэтому возмещение потерпевшему реального ущерба не может
осуществляться путем взыскания денежных сумм, превышающих
стоимость поврежденного имущества либо стоимость работ по
приведению этого имущества в состояние, существовавшее на момент
причинения вреда.
 Взыскивая в пользу Д. стоимость восстановительного ремонта,
суд лишь исходил из того, что истец намерена восстановить
поврежденный автомобиль, в связи с чем на основании ст.ст. 15,
1082 ГК РФ вправе требовать от ответчика З. возмещения расходов,
необходимых для его восстановления.
 Таким образом, взыскание в пользу истца стоимости
восстановительного ремонта не является возмещением потерпевшему
расходов, направленных на приведение автомобиля в первоначальное
состояние, поскольку в данном случае Д. получает за счет
причинителя вреда улучшение своего имущества без оснований,
установленных законом.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
судебные постановления в части взыскания стоимости ремонта
поврежденного автомобиля отменила, дело в этой части направила на
новое рассмотрение в суд первой инстанции.
 _____________
 5. Предприятие, в отношении которого суд
 разрешает требование о запрещении деятельности
 в связи с нарушением природоохранного
 законодательства, обязано доказать отсутствие
 вредного воздействия своей производственной
 деятельности на окружающую среду
 Определение Судебной коллегии
 по гражданским делам Верховного Суда РФ
 от 19 апреля 2011 г. N 16-В11-1
 (Извлечение)
 Прокурор Волгоградской межрайонной природоохранной
прокуратуры обратился в суд с заявлением в защиту прав, свобод и
законных интересов неопределенного круга лиц и интересов
Российской Федерации к ООО "Касторсервис" с требованием запретить
ответчику осуществлять прием, хранение, переработку семян
клещевины, а также производить и перерабатывать касторовое масло.
В обоснование заявленных требований указал, что проведенной
прокуратурой проверкой соблюдения природоохранного
законодательства в деятельности ООО "Касторсервис" выявлены
нарушения законодательства об охране атмосферного воздуха и об
отходах производства и потребления, которые оказывают пагубное
воздействие на состояние окружающей среды и здоровье граждан. В
процессе деятельности ООО "Касторсервис" по производству
касторового масла из семян клещевины, содержащих токсичные
компоненты растительного происхождения, осуществляются выбросы
вредных веществ в атмосферу, а также образуются опасные отходы.
Согласно информации Департамента здравоохранения администрации
г. Волгограда от 24 апреля 2009 г., за период с 2006 года по
настоящее время наблюдается рост заболеваемости аллергическими
ринитами, бронхиальной астмой, острыми и хроническими бронхитами.
Кроме того, ООО "Касторсервис" допускаются нарушения правил
эксплуатации сооружений, оборудования, аппаратуры для очистки
газов, которые могут привести к загрязнению атмосферного воздуха.
В деятельности ООО "Касторсервис" выявлены нарушения
законодательства об отходах. По фактам правонарушений на основании
постановлений межрайонной прокуратуры ООО "Касторсервис" и его
исполнительный директор привлечены к административной
ответственности по ч. 3 ст. 8.21 КоАП РФ, в связи с чем прокурором
заявлены требования о запрете ООО "Касторсервис" осуществлять
прием, хранение, переработку семян клещевины, а также производство
и переработку касторового масла.
 Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам
Волгоградского областного суда от 11 июня 2010 г. заявленные
требования прокурора удовлетворены. ООО "Касторсервис" запрещено
осуществлять прием, хранение и переработку семян клещевины,
производить и перерабатывать касторовое масло.
 В надзорной жалобе ООО "Касторсервис" просило об отмене
указанного определения суда и направлении дела на новое
рассмотрение.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
19 апреля 2011 г. оставила надзорную жалобу без удовлетворения,
указав следующее.
 В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения судебных постановлений в порядке надзора являются
существенные нарушения норм материального или процессуального
права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны
восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных
интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
 Таких нарушений норм материального и процессуального права, в
том числе и тех, на которые ссылается в надзорной жалобе ответчик,
судом при рассмотрении дела допущено не было.
 Принимая новое решение по делу, суд кассационной инстанции,
руководствуясь ч. 1 ст. 1065 ГК РФ, исходил из того, что
деятельность ООО "Касторсервис" по приему, хранению и переработке
семян клещевины, а также по производству, переработке, хранению и
продаже касторового масла осуществляется с нарушением
природоохранного законодательства, создает опасность причинения
вреда в будущем. В процессе деятельности ООО "Касторсервис"
производится выброс в атмосферу загрязняющих веществ: рицина,
белка, аммиака, сероводорода, клещевины и др. Данные
обстоятельства подтверждены протоколом анализа атмосферного
воздуха от 25 мая 2009 г., проведенного ФГУП "Всероссийский
научно-исследовательский институт метрологии имени
Д.И.Менделеева", актом проверки выполнения обязательных
требований, установленных федеральными законами или принимаемыми в
соответствии с ними нормативными правовыми актами в сфере охраны
окружающей среды Комитета природных ресурсов и охраны окружающей
среды.
 В соответствии с указанным протоколом анализа атмосферного
воздуха в пробах атмосферного воздуха зафиксировано массовое
 3
содержание общего белка до 1,42 мкг/м , тогда как норматив
предельно допустимой концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в
атмосферном воздухе населенных мест, введенный постановлением
Главного государственного санитарного врача РФ от 30 мая 2003 г.
N 114, установленный для клещевины (по аллергену), составляет
 3
0,001 мг/м .
 В силу ст. 18 Федерального закона от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ
"Об отходах производства и потребления" в целях обеспечения охраны
окружающей среды и здоровья человека, уменьшения количества
отходов применительно к индивидуальным предпринимателям и
юридическим лицам, осуществляющим деятельность в области обращения
с отходами, устанавливаются нормативы образования отходов и лимиты
на их размещение. Индивидуальные предприниматели и юридические
лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами,
разрабатывают проекты нормативов образования отходов и лимитов на
их размещение.
 Согласно п. 11 Правил разработки и утверждения нормативов
образования отходов и лимитов на их размещение, утвержденных
постановлением Правительства РФ от 16 июня 2000 г. N 461,
действовавших на момент рассмотрения спора, лимиты на размещение
отходов устанавливались сроком на 5 лет при условии ежегодного
подтверждения индивидуальными предпринимателями и юридическими
лицами неизменности производственного процесса и используемого
сырья. При отсутствии такого подтверждения до окончания отчетного
года деятельность индивидуальных предпринимателей и юридических
лиц в области обращения с отходами может быть ограничена,
приостановлена или прекращена в порядке, предусмотренном
законодательством Российской Федерации.
 15 ноября 2007 г. Нижне-Волжским межрегиональным управлением
по технологическому и экологическому надзору ООО "Касторсервис"
подтвержден лимит размещения отходов производства и потребления.
19 ноября 2007 г. Нижне-Волжским межрегиональным управлением по
технологическому и экологическому надзору ООО "Касторсервис" было
дано разрешение на выброс вредных (загрязняющих) веществ в
атмосферный воздух в период с 17 октября 2007 г. по 17 октября
2012 г. При этом в 2008 году ООО "Касторсервис" неизменность
производственного процесса и используемого сырья не подтвердило,
действие лимитов не продлило.
 В надзорной жалобе ООО "Касторсервис" указывало на то, что
производственная деятельность названного предприятия не оказывает
вредного воздействия на окружающую среду, а также на то, что
доказательств, подтверждающих, что именно ООО "Касторсервис"
производит выброс вредных веществ в атмосферный воздух, не
представлено.
 Однако в соответствии со ст. 25 Федерального закона от 4 мая
1999 г. N 96-ФЗ "Об охране атмосферного воздуха" производственный
контроль за охраной атмосферного воздуха осуществляют юридические
лица, которые имеют источники вредных химических, биологических и
физических воздействий на атмосферный воздух и которые назначают
лиц, ответственных за проведение производственного контроля за
охраной атмосферного воздуха, и (или) организуют экологические
службы.
 Таким образом, в соответствии с федеральным законодательством
обязанность доказывания безопасности осуществляемой предприятием
деятельности по переработке семян клещевины лежит на ООО
"Касторсервис", которое не представило доказательств,
подтверждающих отсутствие вредного воздействия на окружающую среду
при осуществлении деятельности предприятия по приему, хранению,
переработке семян клещевины, производству и переработке
касторового масла, способности аппаратуры для очистки газов,
установленной на предприятии, очищать выбросы в атмосферный воздух
от рицина и клещевины.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского
областного суда от 11 июня 2010 г. оставила без изменения, а
надзорную жалобу ответчика - без удовлетворения.
 _____________
 6. Абзац 3 п. 4.1.2, п. 6.6 Санитарных правил
 и норм СанПиН 2.1.5.980-00. 2.1.5.
 "Водоотведение населенных мест, санитарная
 охрана водных объектов. Гигиенические
 требования к охране поверхностных вод"
 признаны недействующими со дня вступления
 решения в законную силу
 Решение Верховного Суда РФ
 от 4 февраля 2011 г. N ГКПИ10-1751
 (Извлечение)
 22 июня 2000 г. Главным государственным санитарным врачом РФ
утверждены и введены в действие Санитарные правила и нормы СанПиН
2.1.5.980-00. 2.1.5. "Водоотведение населенных мест, санитарная
охрана водных объектов. Гигиенические требования к охране
поверхностных вод" (далее - СанПиН).
 СанПиН установлено, что сброс промышленных,
сельскохозяйственных, городских сточных вод, а также
организованный сброс ливневых сточных вод в черте населенных
пунктов не допускается (абз. 3 п. 4.1.2); место выпуска сточных
вод населенного пункта должно быть расположено ниже по течению, за
его пределами с учетом возможного обратного течения при нагонных
явлениях (п. 6.6).
 ОАО "Орелстрой" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о
признании недействующими абз. 3 п. 4.1.2, п. 6.6 СанПиН в части,
устанавливающей запрет на сброс сточных вод в черте населенного
пункта. В обоснование заявленных требований указало, что
оспариваемые положения противоречат ч. 3 ст. 44 Водного кодекса РФ
(далее - ВК РФ), который не содержит запрета на сброс сточных вод
в водные объекты в черте населенных пунктов, Главный
государственный санитарный врач РФ не вправе устанавливать
дополнительные ограничения; пп. 4.1.2, 6.6 СанПиН в оспариваемой
части нарушают права ОАО "Орелстрой", осуществляющего
проектирование и строительство различных объектов, в том числе
многоквартирных жилых домов, на возможность сброса очищенных
сточных вод в водный объект в границах населенного пункта при
условии соблюдения норм ВК РФ и иных норм, регулирующих сброс
сточных вод в водный объект.
 Верховный Суд РФ 4 февраля 2011 г. заявленные требования
удовлетворил, указав следующее.
 Оспариваемые СанПиН утверждены и введены в действие
руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав
потребителей и благополучия человека - Главным государственным
санитарным врачом РФ в соответствии с полномочиями,
предоставленными п. 1 ст. 38, п. 1 ст. 39 Федерального закона от
30 марта 1999 г. N 52-ФЗ  санитарно-эпидемиологическом
благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30 марта
1999 г. N 52-ФЗ), пп. 3, 6 Положения об осуществлении
государственного санитарно-эпидемиологического надзора в
Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства
РФ от 15 сентября 2005 г. N 569, п. 3 Положения о государственном
санитарно-эпидемиологическом нормировании, утвержденного
постановлением Правительства РФ от 24 июля 2000 г. N 554.
 Пунктами 4.1.2, 6.6 СанПиН в оспариваемой части запрещен
сброс сточных вод и (или) дренажных вод в водные объекты,
расположенные в черте населенных пунктов.
 Согласно ст. 37 ВК РФ водные объекты используются для целей
питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, сброса сточных
вод и (или) дренажных вод, производства электрической энергии,
водного и воздушного транспорта, сплава древесины и иных
предусмотренных законодательством целей.
 Использование водных объектов для целей сброса сточных вод и
(или) дренажных вод в соответствии с ч. 1 ст. 44 ВК РФ
осуществляется с соблюдением требований, предусмотренных Кодексом
и законодательством в области охраны окружающей среды.
 Таким образом, использование водного объекта для целей сброса
сточных вод и (или) дренажных вод регулируется ВК РФ, а также
Федеральными законами от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ и от 10 января
2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды".
 Статьей 44 ВК РФ запрещен сброс сточных вод и (или) дренажных
вод в водные объекты, содержащие природные лечебные ресурсы;
отнесенные к особо охраняемым водным объектам; а также в водные
объекты, расположенные в границах зон санитарной охраны источников
питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения; в границах
первой, второй зон округов санитарной (горно-санитарной) охраны
лечебно-оздоровительных местностей и курортов; рыбоохранных зон,
рыбохозяйственных заповедных зон (чч. 2, 3).
 Кроме того, сброс сточных вод и (или) дренажных вод может
быть ограничен, приостановлен или запрещен по основаниям и в
порядке, которые установлены федеральными законами (ч. 4 ст. 44 ВК
РФ).
 Следовательно, иные ограничения водопользования, кроме
указанных в чч. 2, 3 ст. 44 ВК РФ, могут быть установлены только
федеральным законодателем либо по его прямому указанию.
 Так, ВК РФ предусмотрены и иные случаи, когда может быть
ограничено, приостановлено или запрещено водопользование
(ст.ст. 6, 41, 60).
 Статьей 18 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ
установлены санитарно-эпидемиологические требования к водным
объектам, согласно которым водные объекты, используемые в целях
питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, а также в
лечебных, оздоровительных и рекреационных целях, в том числе
водные объекты, расположенные в границах городских и сельских
населенных пунктов, не должны являться источниками биологических,
химических и физических факторов вредного воздействия на человека
(п. 1); критерии безопасности и (или) безвредности для человека
водных объектов, в том числе предельно допустимые концентрации в
воде химических, биологических веществ, микроорганизмов, уровень
радиационного фона устанавливаются санитарными правилами (п. 2);
использование водного объекта в конкретно указанных целях
допускается при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о
соответствии водного объекта санитарным правилам и условиям
безопасного для здоровья населения использования водного объекта
(п. 3); для охраны водных объектов, предотвращения их загрязнения
и засорения устанавливаются в соответствии с законодательством
Российской Федерации, согласованные с органами, осуществляющими
государственный санитарно-эпидемиологический надзор, нормативы
предельно допустимых вредных воздействий на водные объекты,
нормативы предельно допустимых сбросов химических, биологических
веществ и микроорганизмов в водные объекты (п. 4).
 Возможность ограничения водопользования в случае, если водные
объекты представляют опасность для здоровья населения,
предусмотрена п. 5 ст. 18 данного Федерального закона.
 Ни один из приведенных нормативных правовых актов не
устанавливает запрет на использование водных объектов,
расположенных в черте населенных пунктов, для целей сброса сточных
вод и (или) дренажных вод и не наделяет такими полномочиями
Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и
благополучия человека.
 Оспариваемыми нормами запрещен сброс сточных вод и (или)
дренажных вод в водные объекты, расположенные в черте населенных
пунктов, без учета соответствия конкретного водного объекта
санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения
использования водного объекта, т. е. в нарушение ч. 4 ст. 44 ВК РФ
введен дополнительный запрет к установленным ч. 3 ст. 44 ВК РФ.
 Между тем Главный государственный санитарный врач РФ вправе
утверждать санитарные правила, содержащие ограничения или запрет
сброса сточных вод и (или) дренажных вод, но только по основаниям
и в порядке, установленным федеральными законами.
 Нельзя согласиться с доводом представителей заинтересованного
лица о том, что оспариваемые нормы СанПиН и ст. 44 ВК РФ имеют
разные предметы регулирования, поскольку указанные нормативные
положения регламентируют отношения, связанные с использованием
водных объектов для целей сброса сточных вод и (или) дренажных
вод, п. 4.1.2 по существу воспроизводит положения ст. 44 ВК РФ
(п. 1 ч. 2, пп. 1, 2 ч. 3).
 Верховный Суд РФ заявление ОАО "Орелстрой" удовлетворил,
признал недействующими со дня вступления решения в законную силу
абз. 3 п. 4.1.2, п. 6.6 Санитарных правил и норм СанПиН
2.1.5.980-00. 2.1.5. "Водоотведение населенных мест, санитарная
охрана водных объектов. Гигиенические требования к охране
поверхностных вод".
 Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от
29 марта 2011 г. решение оставлено без изменения.
 ______________
 7. Пункт 95 Правил предоставления
 коммунальных услуг гражданам, утвержденных
 постановлением Правительства РФ от 23 мая
 2006 г. N 307, признан не противоречащим
 федеральному законодательству
 Решение Верховного Суда РФ
 от 19 апреля 2011 г. N ГКПИ11-124,
 вступившее в законную силу
 _____________
 8. Пункт 4 Правил осуществления отдельных
 выплат военнослужащим, сотрудникам органов
 внутренних дел Российской Федерации,
 Государственной противопожарной службы
 Министерства Российской Федерации по делам
 гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям
 и ликвидации последствий стихийных бедствий,
 уголовно-исполнительной системы, таможенных
 органов, органов по контролю за оборотом
 наркотических средств и психотропных веществ,
 лицам начальствующего состава федеральной
 фельдъегерской связи, лицам, уволенным
 со службы в федеральных органах налоговой
 полиции, утвержденных постановлением
 Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. N 911,
 признан не противоречащим
 федеральному законодательству
 Решение Верховного Суда РФ
 от 29 марта 2011 г. N ГКПИ11-159,
 вступившее в законную силу
 ______________
 9. Пункт 1.8 приказа Судебного департамента
 при Верховном Суде РФ от 3 декабря 2010 г. N 269
 "О внесении изменений в Инструкцию
 по судебному делопроизводству в верховных
 судах республик, краевых и областных судах,
 судах городов федерального значения, судах
 автономной области и автономных округов"
 признан не противоречащим
 федеральному законодательству
 Решение Верховного Суда РФ
 от 24 марта 2011 г. N ГКПИ11-161,
 вступившее в законную силу
 ______________
 10. Пункт 4.4 Положения о премировании,
 оказании материальной помощи, выплате
 ежемесячной надбавки к должностному окладу
 за особые условия гражданской службы
 и ежемесячной надбавки за сложность,
 напряженность и высокие достижения в труде
 работникам Федеральной службы судебных
 приставов, утвержденного приказом Федеральной
 службы судебных приставов от 8 декабря 2006 г.
 N 157, признан не противоречащим
 федеральному законодательству
 Решение Верховного Суда РФ
 от 6 апреля 2011 г. N ГКПИ11-179,
 вступившее в законную силу
 ______________
 11. Пункт 5.9 Перечня должностных лиц системы
 МВД России, уполномоченных составлять
 протоколы по делам об административных
 правонарушениях, предусмотренных Кодексом
 Российской Федерации об административных
 правонарушениях, утвержденного приказом МВД
 России от 2 июня 2005 г. N 444,
 признан не противоречащим
 федеральному законодательству
 Решение Верховного Суда РФ
 от 11 апреля 2011 г. N ГКПИ11-372,
 вступившее в законную силу
 ___________
 

Постановления Президиума, решения и определения

Судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации

по уголовным делам

 
 1. Суд правильно квалифицировал действия лица
 по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ, признав
 несостоятельными его доводы об отсутствии
 умысла на убийство
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 27 сентября 2011 г. N 67-О11-81
 (Извлечение)
 По приговору Новосибирского областного суда от 31 мая 2011 г.
М. осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ; ч. 3 ст. 30,
пп. "а", "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ; п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.
 М. признан виновным в убийстве Л. на почве ссоры, в покушении
на убийство двух лиц, включая малолетнюю К., в тайном хищении
имущества В., причинившем значительный ущерб потерпевшему.
 В кассационной жалобе осужденный, выражая несогласие с
вынесенным в отношении него приговором, утверждал, что, несмотря
на наличие возможности незаметно скрыться с места происшествия,
пытался помочь К. и отвез ее на такси в больницу. Просил приговор
изменить, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, пп. "а",
"в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ и назначить
ему более мягкое наказание с учетом всех смягчающих обстоятельств.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
27 сентября 2011 г. оставила приговор без изменения по следующим
основаниям.
 Суд обоснованно признал доказанной виновность М. в том, что
он на почве ссоры во время распития в квартире П. спиртных
напитков совершил убийство Л., а затем решил лишить жизни и
малолетнюю дочь Л. - К. (2009 года рождения), опасаясь, что
громкие плач и крик ребенка будут услышаны соседями. С этой целью
он нанес К. удар ногой, а когда та упала на пол, умышленно нанес
ей не менее пяти ударов ножом в область груди, причинив ей в том
числе четыре колото-резаные раны, проникающие в плевральную
полость, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью по
признаку опасности для жизни.
 Сочтя К. мертвой, М. разбудил сестру Л. - Е. и сообщил ей о
происшедшем. Когда же последняя, осмотрев девочку, выяснила, что
та жива, она упросила М. отвезти ребенка в больницу, что они оба и
сделали, сев возле дома в такси. Уходя из квартиры, М. захватил с
собой и погрузил в такси принадлежавшее Л. и ее отцу, В.,
имущество: сотовый телефон, золотую цепочку с кулоном, цифровой
фотоаппарат, телевизор, распорядившись впоследствии похищенным по
своему усмотрению.
 С приведенными в кассационной жалобе доводами относительно
того, что у осужденного отсутствовал умысел на причинение смерти
К., согласиться нельзя.
 На наличие у М. умысла на убийство К. указывал и сам М. в
показаниях на предварительном следствии, объясняя, что опасался
соседей, которые могли услышать плач ребенка и вызвать милицию,
поэтому он не только нанес потерпевшей ножевые ранения, но и
набросал на нее груду белья, что подтвердила в судебном заседании
свидетель Е.
 Свидетель также показала, что, когда она сообщила М., что
девочка жива, он взял ее за ножку, поднял и бросил в кроватку.
 Заявления осужденного о том, что он не желал смерти К. и даже
пытался помочь ей, доставив в больницу, опровергаются следующими
доказательствами.
 Как следует из показаний Е., это она настояла на том, чтобы
отвезти К. в больницу, а М. только сопровождал их с той целью,
чтобы она не сообщила о случившемся в милицию: именно поэтому он
взял с собой нож и сразу же после того, как они оставили девочку в
медицинском учреждении, потащил Е. на улицу к такси.
 Как усматривается из материалов уголовного дела (заключений
эксперта, показаний свидетелей), смерть потерпевшей К. не
наступила только благодаря тому, что она была доставлена в детскую
клиническую больницу, где потерпевшей была оказана необходимая
медицинская помощь.
 Уголовно-правовая оценка действий, совершенных М. в отношении
Л. и К., является правильной, соответствующей установленным судом
фактическим обстоятельствам дела и положениям уголовного закона.
Поскольку М. намеревался причинить смерть двум лицам, в том числе
малолетнему ребенку, смерть которого не наступила по
обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, содеянное
правильно квалифицировано по ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, пп. "а",
"в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Оснований для переквалификации его
действий в отношении К. на п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ не имеется.
 _____________
 2. Судебное решение о компенсации морального
 вреда в пользу законного представителя
 потерпевшей принято ошибочно
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 3 ноября 2011 г. N 74-О11-31
 (Извлечение)
 По приговору Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от
14 июля 2011 г. Б. осужден по п. "б" ч. 4 ст. 131 УК РФ за
изнасилование К., не достигшей четырнадцатилетнего возраста.
 Постановлено взыскать с Б. в пользу Н. за причиненный
моральный вред компенсацию в размере 300 тыс. рублей. Из них в
пользу потерпевшей К. - 270 тыс. рублей и в пользу ее матери Н. -
30 тыс. рублей.
 В кассационной жалобе осужденный Б. просил приговор отменить,
утверждая, что не совершал изнасилования. Кроме того, Б. указал,
что суд ошибочно взыскал компенсацию морального вреда в пользу
законного представителя потерпевшей Н., несмотря на то, что
гражданский иск ею не был заявлен.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
3 ноября 2011 г. указала следующее.
 Вывод суда о виновности Б. в совершении преступления основан
на исследованных в судебном заседании доказательствах. Действия
его юридически квалифицированы правильно.
 Вместе с тем приговор подлежит изменению в части принятого
решения по гражданскому иску потерпевшей.
 В приговоре суд постановил взыскать с осужденного Б.
компенсацию морального вреда в пользу потерпевшей К. - 270 тыс.
рублей и в пользу ее матери Н. - 30 тыс. рублей.
 В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является
физическое лицо, которому преступлением причинен физический,
имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае
причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.
Потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда,
причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с
его участием в ходе предварительного расследования и в суде,
включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 УПК
РФ. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении
причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется
судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского
судопроизводства.
 В силу ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое
или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении
имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный
вред причинен ему непосредственно преступлением. Гражданский истец
может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации
морального вреда.
 Данные положения закона судом не приняты во внимание.
 Как усматривается из материалов дела, мать потерпевшей - Н.
по делу не признана потерпевшей и гражданским истцом, а была
допущена к участию в деле в качестве законного представителя
несовершеннолетней потерпевшей в соответствии с ч. 2 ст. 45 УПК
РФ.
 Таким образом, в уголовном процессе она как законный
представитель выступала в интересах несовершеннолетней дочери и
поддерживала заявленный в интересах потерпевшей гражданский иск о
компенсации морального вреда.
 Каких-либо законных оснований для взыскания в пользу матери,
действовавшей в интересах потерпевшей, компенсации морального
вреда в размере 30 тыс. рублей у суда не было.
 Что касается взыскания в пользу потерпевшей К. суммы в
размере 270 тыс. рублей в качестве компенсации морального вреда,
причиненного ей преступлением, то данное решение является
законным, обоснованным и мотивированным.
 Поскольку потерпевшая не достигла совершеннолетия, то суд
обоснованно взыскал эту денежную сумму в пользу ее матери,
действовавшей в интересах несовершеннолетней потерпевшей.
 ______________
 3. Отказ государственного обвинителя
 от обвинения влечет за собой прекращение
 уголовного дела и исключает продолжение
 судебного разбирательства, в том числе
 при наличии на то возражений подсудимого
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 13 октября 2011 г. N 11-О11-83
 (Извлечение)
 Органами предварительного следствия Н. и другие обвинялись в
подстрекательстве и пособничестве в уклонении от уплаты налогов с
физических лиц, совершенном в крупном размере, в уклонении от
уплаты налогов с организации путем включения в налоговую
декларацию заведомо ложных сведений, совершенном в крупном
размере, группой лиц по предварительному сговору.
 В судебном заседании государственный обвинитель отказался от
обвинения в отношении всех подсудимых и ходатайствовал о
прекращении уголовного дела за отсутствием в их действиях составов
преступлений.
 Постановлением судьи Верховного Суда Республики Татарстан от
12 июля 2011 г. уголовное дело в отношении Н. и других прекращено
на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава
преступления.
 В кассационных жалобах Н. и другие просили постановление суда
отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. По их
мнению, с прекращением уголовного дела в связи с отказом прокурора
от обвинения их лишили права на судебную защиту и на вынесение
оправдательного приговора.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
13 октября 2011 г. постановление судьи от 12 июля 2011 г. в
отношении Н. и других оставила без изменения, а кассационные
жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.
 В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ, если в ходе судебного
разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что
представленные доказательства не подтверждают предъявленное
подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает
суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного
обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за
собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования
полностью или в соответствующей части по основаниям,
предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК
РФ.
 Согласно п. 2 ст. 254 УПК РФ в случае отказа обвинителя от
обвинения в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ суд прекращает
уголовное дело в судебном заседании.
 Положения чч. 7 и 8 ст. 246 и п. 2 ст. 254 УПК РФ
взаимосвязанны, поскольку предполагается, что полный или частичный
отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий
прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным
обвинителем обвинения в сторону смягчения, должны быть
мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а
вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией
государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении
исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания
мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и
защиты и что законность, обоснованность и справедливость такого
решения возможно проверить в вышестоящем суде.
 Согласно материалам дела все представленные сторонами
обвинения и защиты доказательства в судебном заседании
исследованы. Ходатайство о прекращении уголовного дела, заявленное
государственным обвинителем, не противоречит требованиям закона.
Свое мнение участники судебного разбирательства относительно
заявленного ходатайства высказали.
 В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в
том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным
преследованием, имеет как подсудимый, уголовное преследование в
отношении которого прекращено в связи с отказом государственного
обвинителя от обвинения, так и подсудимый, в отношении которого
вынесен оправдательный приговор.
 В связи с этим необоснованными являются доводы Н. и других о
том, что прекращение судом уголовного дела без установления их
невиновности по указанному государственным обвинителем поводу
нарушает их право на защиту.
 ______________
 4. Приговор, постановленный судьей
 на основании доказательств, которые ранее
 оценивались этим же судьей при постановлении
 приговора по предыдущему уголовному делу
 в отношении этого же лица, отменен
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 17 ноября 2011 г. N 24-О11-5
 (Извлечение)
 По приговору Верховного Суда Республики Адыгея от 10 августа
2011 г. В. (судимая 11 декабря 2009 г. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК
РФ) осуждена по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального
закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ).
 Осужденная В. в кассационной жалобе просила об отмене
приговора, полагая, что он не может быть законным, так как
постановлен судьей П., который ранее рассматривал в отношении нее
уголовное дело и не мог быть объективным.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от
17 ноября 2011 г. отменила приговор от 10 августа 2011 г. в
отношении В. и дело направила на новое судебное разбирательство в
тот же суд, иным составом суда по следующим основаниям.
 Статья 61 УПК РФ, в которой указаны обстоятельства,
исключающие участие в производстве по уголовному делу судьи, не
содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, свидетельствующих о
личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе
дела и тем самым допускающих возможность заявления судье отвода в
связи с выявлением фактов, свидетельствующих о необъективности,
проявившихся в принятых решениях по уголовному делу.
 Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ участие
судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже
исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, является
недопустимым. Судья, ранее выразивший свое мнение по предмету
рассмотрения, не должен принимать участие в производстве по делу,
чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность
принимаемого решения. Тем более не должен участвовать в
рассмотрении уголовного дела судья, который ранее принимал решение
по вопросам, вновь ставшим предметом судебного заседания и
послужившим основанием для постановления приговора.
 Из материалов дела усматривается, что 11 декабря 2009 г. под
председательством судьи П. был постановлен обвинительный приговор
в отношении В. и она осуждена по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за
убийство Ч. Данный приговор вступил в законную силу.
 Перед рассмотрением настоящего уголовного дела обвиняемая В.
заявила ходатайство об отводе судьи П. в связи с тем, что ранее
указанным судьей было необъективно рассмотрено в отношении нее
предыдущее уголовное дело. В удовлетворении ходатайства обвиняемой
было отказано.
 Настоящее уголовное дело рассмотрено судьей П., и в отношении
В. был постановлен обвинительный приговор по п. "к" ч. 2 ст. 105
УК РФ за убийство Ш.
 В приговоре от 10 августа 2011 г. как на доказательства
виновности осужденной в совершении преступления судья сослался на
приговор от 11 декабря 2009 г. в отношении В. и на доказательства
по данному делу, в частности протокол осмотра места происшествия,
заключения судебно-медицинской, криминалистической экспертиз. При
этом в приговоре от 10 августа 2011 г. судьей сделаны выводы о
том, что имеется идентичность в способе изготовления петли при
удушении Ч. по предыдущему делу и Ш., по настоящему делу, сходство
в способе упаковки и захоронении указанных трупов.
 Таким образом, настоящий приговор постановлен судьей на
основании доказательств, которые уже ранее оценивались им при
постановлении приговора по предыдущему уголовному делу в отношении
В. Указанные обстоятельства, безусловно, влияли на принятие
решения по настоящему уголовному делу и могли повлиять на
беспристрастность судьи, что в силу ч. 2 ст. 61 УПК РФ исключало
его участие в рассмотрении данного уголовного дела.
 _____________
 5. Судом нарушен порядок назначения судебного
 заседания и рассмотрения ходатайства
 реабилитированного лица, а также его право
 на участие в судебном разбирательстве
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 17 ноября 2011 г. N 45-О11-104
 (Извлечение)
 Реабилитированный Б. обратился в Свердловский областной суд с
ходатайством о возмещении имущественного вреда, причиненного
незаконным уголовным преследованием.
 Свердловским областным судом 29 августа 2011 г. в пользу Б. с
Минфина России за счет казны Российской Федерации взыскан
имущественный вред, причиненный в результате незаконного
уголовного преследования, в сумме 455 034 руб.
 В кассационной жалобе Б. просил постановление суда отменить,
материалы уголовного дела направить на новое рассмотрение,
ссылаясь на то, что он не был надлежащим образом извещен судом о
дате и месте рассмотрения его ходатайства, тем самым был лишен
права давать объяснения по существу заявленных требований и
представлять доказательства. Указал, что о рассмотрении
ходатайства в его отсутствие он не просил; судом не выяснены
основания его неявки по уважительной причине в судебное заседание.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
17 ноября 2011 г. постановление суда отменила, материал направила
на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.
 Согласно положениям ч. 5 ст. 135, п. 1 ст. 397 УПК РФ
требования о возмещении реабилитированному имущественного вреда,
восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав
рассматриваются судом в порядке разрешения вопросов, связанных с
исполнением приговора, предусматривающем, что реабилитированный,
заявивший такое ходатайство, а также другие заинтересованные лица,
учреждения и органы должны быть извещены о дате, времени и месте
судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного
заседания.
 В ходатайстве о возмещении имущественного вреда, причиненного
незаконным уголовным преследованием, поступившем в суд 28 июня
2011 г., реабилитированный не просил о рассмотрении дела в его
отсутствие.
 Постановление о назначении судебного заседания вынесено
судьей 18 августа 2011 г., т. е. через полтора месяца после
поступления ходатайства, а извещение о дате и времени рассмотрения
дела направлено Б., проживающему в г. Нижний Тагил, телеграммой
19 августа 2011 г., за 10 дней до дня судебного заседания. Однако
оно ему не было вручено, так как квартира была закрыта, сам
адресат за телеграммой не явился.
 Судебное заседание проведено в отсутствие заявителя либо его
представителя, при этом вопреки приведенным обстоятельствам в
протоколе указано, что Б. о дате и времени судебного заседания
извещен своевременно и надлежащим образом, о причинах неявки не
сообщал.
 Согласно копиям проездных документов Б. выехал из г. Нижний
Тагил 1 августа 2011 г., а возвратился только 1 сентября 2011 г.
 При таких обстоятельствах судом нарушены предусмотренные
нормами уголовно-процессуального закона порядок назначения
судебного заседания и рассмотрения ходатайства реабилитированного,
а также его право на участие в судебном разбирательстве.
 ___________
 6. Действия виновного, который систематически
 избивал несовершеннолетнюю, заведомо
 находящуюся от него в материальной и иной
 зависимости, обоснованно квалифицированы
 по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 24 ноября 2011 г. N 21-О11-21
 (Извлечение)
 По приговору Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики
от 8 сентября 2011 г. С. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ, а
также другим статьям УК РФ.
 Он признан виновным в совершении преступлений при следующих
обстоятельствах.
 С., зная о том, что его приемная дочь Г. (1995 года рождения)
является несовершеннолетней, и пользуясь тем, что она в качестве
члена семьи находится в материальной зависимости от него, также
зависима от него в вопросах реализации своих прав и интересов,
систематически наносил ей побои с целью причинения физических и
нравственных страданий.
 Так, в один из дней декабря 2009 г. он, обвинив Г. в том, что
она умышленно не отвечала на его телефонные звонки, избил ее,
нанеся ей кулаками не менее трех ударов в голову.
 В один из дней июня 2010 г. он же избил Г., нанеся ей не
менее двух ударов кулаком в живот, причинив физическую боль.
 16 сентября 2010 г. он же нанес Г. сотовым телефоном удар по
голове, причинив физическую боль.
 22 сентября 2010 г. он же нанес Г. два удара кулаком в голову
и один удар кулаком в живот, причинив ей физическую боль, ссадины
и кровоподтек, не влекущие за собой расстройства здоровья.
 В кассационной жалобе осужденный просил об отмене приговора в
части осуждения по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ и прекращении
уголовного дела ввиду отсутствия состава преступления, ссылаясь на
то, что у него не было цели причинять физические страдания
потерпевшей.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
24 ноября 2011 г. приговор оставила без изменения, кассационную
жалобу осужденного - без удовлетворения, указав следующее.
 Потерпевшая Г. показала, что на протяжении длительного
периода времени по месту проживания ее отчим, осужденный С,
пользуясь тем, что она находилась в материальной зависимости от
него, под предлогом исполнения родительских обязанностей, в
случаях, если она задерживалась на улице и не приходила вовремя
домой, причинял ей физические страдания, нанося побои - удары
руками в живот, голову и другие части тела, от чего у Г. на теле
оставались синяки и ссадины. Отчим насильно ограничивал ее общение
со сверстниками и близкими родственниками, свободное перемещение и
посещение различных школьных мероприятий, контролировал ее связи и
контакты. При этом применял физическое насилие в присутствии
матери С., близких родственников и посторонних лиц.
 Последний раз С. применял к ней физическое насилие в сентябре
2010 г., когда, требуя от нее прекратить общение с юношей, нанес
ей два удара кулаком в голову, не менее двух ударов ладонью по
лицу и один удар кулаком в живот, причинив ссадины и кровоподтеки.
 Доводы осужденного о том, что у него не было умысла причинять
физические страдания Г., а "отдельные подзатыльники" и "пощечины"
причинил ей в воспитательных целях и они не были систематическими
и не носили признаков истязания, необоснованны. Как установил суд,
С. постоянно контролировал потерпевшую, избивал ее, наносил удары
руками по лицу и кулаками в живот, что происходило систематически.
 При таких обстоятельствах суд обоснованно квалифицировал
действия осужденного в том числе по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ.
 ____________
 7. Приговор отменен в связи с мягкостью назначенного наказания
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 13 декабря 2011 г. N 72-О11-79
 (Извлечение)
 По приговору Забайкальского краевого суда от 5 октября
2011 г. М. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 131 УК РФ к восьми годам
лишения свободы; на основании ст. 73 УК РФ условно, с
испытательным сроком четыре года.
 В кассационном представлении государственный обвинитель
просил об отмене приговора ввиду чрезмерной мягкости назначенного
наказания.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
13 декабря 2011 г. приговор отменила, дело направила на новое
судебное рассмотрение, указав следующее.
 При назначении виновному наказания суду следовало
руководствоваться положениями, предусмотренными ст.ст. 60-63 УК
РФ.
 Согласно ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении
преступления, назначается справедливое наказание в пределах,
предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с
учетом положений Общей части УК РФ. При назначении наказания
учитываются характер и степень общественной опасности
преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и
отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на
исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
 При назначении наказания М. суд лишь формально сослался на
совершение им особо тяжкого преступления.
 В нарушение требований, предусмотренных ст. 307 УПК РФ, суд
не привел мотивы решения вопросов, относящихся к назначению
уголовного наказания и освобождению от его отбывания, не указал,
по каким основаниям он пришел к выводу о применении в отношении М.
именно условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ.
 Таким образом, с учетом характера и степени общественной
опасности преступления, обстоятельств его совершения, личности
осужденного назначенное ему чрезмерно мягкое наказание нельзя
признать справедливым.
 ___________
 8. Судья, принимавший участие в рассмотрении
 уголовного дела, выделенного в отдельное производство
 (в связи с заключенным досудебным
 соглашением о сотрудничестве), не вправе
 участвовать в рассмотрении этого уголовного дела
 в отношении других лиц
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 6 октября 2011 г. N 25-О11-11
 (Извлечение)
 По приговору Астраханского областного суда от 1 апреля
2011 г. десять лиц осуждены каждый по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ.
Они признаны виновными в том, что, являясь должностными лицами, в
составе организованной группы получали взятки в виде денег за
бездействие в пользу взяткодателя.
 В отношении шестерых осужденных К., И., Т., А., З., М. поданы
кассационные жалобы, в которых они и адвокаты в их защиту считали
приговор незаконным, необоснованным и просили его отменить.
Утверждали, что выводы суда не соответствуют фактическим
обстоятельствам дела, в основу приговора положены недостоверные и
противоречивые доказательства, виновность осужденных в совершении
преступления не доказана.
 Кроме того, осужденные считали, что председательствующая по
делу судья Ч., ранее выносившая приговор в отношении С. по
выделенному в отдельное производство делу, являлась необъективной,
поскольку до рассмотрения настоящего дела она высказала мнение о
причастности к преступлению других лиц, и у нее сложилось
убеждение о причастности подсудимых к совершению преступления.
Таким образом, у судьи имелись основания для самоотвода, однако в
ходатайстве о ее отводе, заявленном стороной защиты, было
необоснованно отказано.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
6 октября 2011 г. приговор в отношении К., И., Т., А., З., М.
отменила на основании п. 2, 4 ч. 1 ст. 379, п. 2 ч. 2 ст. 381,
ст. 383 УПК РФ, а дело направила на новое судебное рассмотрение,
указав следующее.
 В соответствии с положениями ст.ст. 7, 8 и 10 Всеобщей
декларации прав человека и ст. 6 Конвенции о защите прав человека
и основных свобод, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции
Российской Федерации составной частью правовой системы Российской
Федерации, а также исходя из положений Конституции Российской
Федерации каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым
и беспристрастным судом.
 Как следует из ч. 2 ст. 61 УПК РФ, судья не может участвовать
в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются
обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или
косвенно, заинтересован в исходе данного дела.
 Согласно ч. 2 ст. 63 УПК РФ судья, ранее участвовавший в
рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может
принимать участие в рассмотрении этого дела в суде первой
инстанции или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того
же дела в суде второй инстанции после отмены вынесенных с его
участием приговора, определения, постановления.
 Положения приведенных норм УПК РФ, как следует из их
содержания, направлены на обеспечение объективности и
беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в
рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего решение по
этому же делу.
 Участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой
ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу,
является недопустимым во всех случаях. В противном случае
высказанная судьей в процессуальном решении позиция ограничивала
бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу
и постановлении приговора или иного судебного решения и таким
образом могла бы поставить под сомнение беспристрастность и
объективность судьи.
 Судья, ранее высказавший в ходе производства по уголовному
делу свое мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать
участие в дальнейшем производстве по делу с тем, чтобы не ставить
под сомнение законность и обоснованность решения. Тем более не
должен участвовать в рассмотрении уголовного дела судья, который
ранее принимал решение по вопросам, вновь ставшим предметом
судебного разбирательства. В таких случаях недопустимость
повторного участия судьи в судебном заседании по тем же вопросам
не зависит от того, было или не было отменено вышестоящим судом
принятое с его участием решение.
 Как следует из материалов уголовного дела, К., И., Т., А.,
З., М. осуждены за получение взятки в виде денег за бездействие в
пользу взяткодателя, совершенное совместно с другими лицами,
организованной группой, в состав которой помимо указанных лиц
входил С.
 Уголовное дело в отношении С. и других лиц было возбуждено
5 февраля 2010 г.
 В связи с заключением с С. досудебного соглашения о
сотрудничестве в отношении него 27 августа 2010 г. уголовное дело
выделено в отдельное производство.
 14 октября 2010 г. судьей Ч. рассмотрено уголовное дело в
отношении С. в порядке особого производства и постановлен
обвинительный приговор, которым он признан виновным в получении
взятки в виде денег за бездействие в пользу взяткодателя,
совершенном организованной группой. Приговор вступил в законную
силу.
 8 октября 2010 г. уголовное дело в отношении К., И., Т., А.,
З., М. и других лиц поступило в Астраханский областной суд, было
рассмотрено судебной коллегией Астраханского областного суда в
составе трех судей под председательством судьи Ч., и 1 апреля
2011 г. постановлен обвинительный приговор.
 Изложенное свидетельствует о том, что еще до начала
рассмотрения уголовного дела в отношении К., И., Т., А., З., М.
председательствующей по делу судьей Ч. во вступившем в законную
силу приговоре суда уже была дана юридическая оценка
обстоятельствам, установленным судом, сформулированы выводы
относительно обстоятельств совершения преступления организованной
группой, их юридической оценки, а также действиям С., в соучастии с
которым К., И., Т., А., З., М. совершили указанное преступление.
 Несмотря на то, что рассмотрение уголовного дела в отношении
С. проведено в особом порядке, не предусматривающем исследование и
оценку доказательств, собранных по делу, тем не менее судья в ходе
его рассмотрения в особом порядке обязан проверять обоснованность
предъявленного обвинения, с которым согласился подсудимый, а также
оценивать достаточность доказательств, содержащихся в материалах,
позволяющих суду сделать вывод о его виновности в совершенном
преступлении, и, наконец, квалифицировать действия виновного с
учетом предъявленного обвинения.
 ___________
 9. Решение суда о продлении срока содержания
 под стражей свыше 12 месяцев признано соответствующим
 требованиям ч. 3 ст. 109 УПК РФ
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 2 июня 2011 г. N 11-О11-56
 (Извлечение)
 Органами предварительного следствия М. обвинялся в совершении
ряда преступлений, в том числе особо тяжких (ч. 2 ст. 210 УК РФ,
п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ - по пяти преступлениям, ч. 1 ст. 30,
пп. "а", "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ - по четырем преступлениям, ч. 1
ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ - по трем преступлениям).
 4 мая 2010 г. М. был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ.
 5 мая 2010 г. Вахитовским районным судом г. Казани в
отношении М. была избрана мера пресечения в виде заключения под
стражу.
 В дальнейшем срок содержания М. под стражей неоднократно
продлевался, последний раз постановлением судьи Вахитовского
районного суда г. Казани от 4 апреля 2011 г. - до 12 месяцев, т. е.
до 4 мая 2011 г. включительно.
 Старший следователь по особо важным делам следственной части
ГСУ при МВД по Республике Татарстан с согласия руководителя
следственного органа - заместителя Министра внутренних дел РФ -
начальника Следственного комитета при МВД России обратился в
Верховный Суд Республики Татарстан с ходатайством о продлении
срока содержания М. под стражей на 3 месяца 7 суток, а всего до 15
месяцев 7 суток, т. е. до 11 августа 2011 г. включительно. Свое
ходатайство следователь мотивировал тем, что срок содержания М.
под стражей истекает 4 мая 2011 г., однако с учетом значительного
объема материалов уголовного дела необходимо провести еще ряд
следственных действий, выполнить требования ст.ст. 215, 217-220
УПК РФ, что в пределах установленных ранее сроков не
представляется возможным.
 Следователь исходил из невозможности избрания в отношении М.
меры пресечения, не связанной с заключением под стражу.
 Верховный Суд Республики Татарстан представленное ходатайство
удовлетворил и постановлением от 26 апреля 2011 г. продлил срок
содержания М. под стражей до 15 месяцев 7 суток, т. е. до
11 августа 2011 г.
 На это постановление адвокатами, осуществлявшими защиту
интересов обвиняемого М., принесена кассационная жалоба, в которой
ставился вопрос об отмене постановления суда о продлении срока
содержания под стражей и избрании в отношении М. меры пресечения,
не связанной с заключением под стражу.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
постановление суда от 26 апреля 2011 г. оставила без изменения,
указав следующее.
 В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 109 УПК РФ срок
содержания обвиняемого под стражей свыше 12 месяцев может быть
продлен в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в
совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в
ч. 3 ст. 31 УПК РФ, по ходатайству следователя, внесенному в
установленном порядке, до 18 месяцев.
 Из материалов дела следует, что ходатайство следователя о
продлении срока содержания М. под стражей было составлено с
соблюдением уголовно-процессуального закона в пределах его
полномочий, согласовано с надлежащим должностным лицом и в
установленные законом сроки представлено в суд для рассмотрения.
 В установленные законом сроки суд рассмотрел это ходатайство
и обоснованно его удовлетворил, мотивировав свое решение.
 Суд указал в постановлении, что мера пресечения в виде
заключения под стражу избрана в отношении М. в соответствии с
требованиями ст. 108 УПК РФ, оснований для ее отмены или изменения
не усматривается.
 В постановлении суда содержится правильная ссылка и на то,
что М. обвиняется в совершении ряда преступлений, в том числе
особо тяжких; находясь на свободе, он может скрыться от органов
следствия и суда или иным путем воспрепятствовать производству по
делу.
 Суд также проверил доводы следователя о том, что окончить
предварительное расследование до истечения срока содержания М. под
стражей не представляется возможным, и обоснованно с ними
согласился. Принято во внимание и то обстоятельство, что уголовное
дело, по которому М. привлечен в качестве обвиняемого,
представляет особую сложность в связи с его объемом, количеством
эпизодов, участников, спецификой расследования.
 С учетом большого объема и особой сложности уголовного дела
суд признал, что для того, чтобы завершить производство
следственных действий, необходимо значительное время.
 Органы следствия представили суду материалы в подтверждение
выдвинутых подозрений относительно М.
 К ходатайству следователя, вопреки доводам кассационной
жалобы, приобщены документы, обосновывающие необходимость
продления срока содержания М. под стражей, в том числе касающиеся
личности М.
 Как следует из протокола судебного заседания, эти документы
исследовались судом.
 При рассмотрении ходатайства следователя установлено
отсутствие волокиты или других обстоятельств, способных повлиять
на неоправданно длительное содержание М. под стражей.
 Каких-либо данных, свидетельствующих о невозможности
содержания М. в условиях следственного изолятора, не представлено.
 Таким образом, суд должным образом мотивировал свое решение
по вопросу о мере пресечения в отношении М.
 В связи с этим постановление Верховного Суда Республики
Татарстан является законным и обоснованным.
 ___________
 10. Установленные при рассмотрении уголовного
 дела обстоятельства, способствовавшие
 совершению преступления, явились основанием
 для вынесения частного определения
 Определение Судебной коллегии
 по уголовным делам Верховного Суда РФ
 от 2 ноября 2011 г. N 53-О11-57
 (Извлечение)
 По приговору Красноярского краевого суда от 12 апреля 2010 г.
Ф. и другие осуждены за мошенничество, вымогательство, похищение
людей, а С. и Р. - за превышение должностных полномочий.
 Одновременно по настоящему делу суд вынес частное
определение, которым обратил внимание президента нотариальной
палаты Красноярского края на нарушения, допущенные нотариусом и
помощником нотариуса при удостоверении доверенностей и совершении
других нотариальных действий, связанных с отчуждением жилья
потерпевших.
 В кассационной жалобе нотариус А. просил частное определение
отменить, указывая, что оно является необоснованным, не
соответствует действительности.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
2 ноября 2011 г. частное определение оставила без изменения, а
кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее.
 В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ, если при судебном
рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства,
способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод
граждан, то суд вправе вынести частное определение или
постановление, в котором обращается внимание соответствующих
организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты
нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе
вынести частное определение или постановление и в других случаях,
если признает это необходимым.
 Как следует из материалов дела, потерпевшие суду показали,
что тексты документов у нотариусов уже были изготовлены, нотариусы
им ничего не разъясняли. Они подписывали документы, не зная их
сути.
 Кроме того, потерпевшие показали, что при подписании
документов у нотариуса они были в нетрезвом состоянии. Потерпевший
Л. также показал, что он был убежден, что подписывает документ на
сдачу своего дома в аренду, а о продаже его узнал спустя
длительное время.
 Также судом установлено, что по данному делу большинство
доверенностей для целей отчуждения квартир и иные документы
оформлялись нотариусом и его помощником под чужими именами.
 Другие нотариусы по данному делу не удостоверяли доверенности
от имени потерпевших или иные документы, касающиеся отчуждения их
жилья.
 ____________
опубликовано 10.05.2012 10:40 (МСК)

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00