Arms
 
развернуть
 
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 А
Тел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)
zent.vol@sudrf.ru
схема проезда
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 АТел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)zent.vol@sudrf.ru

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00

 
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Джабраиловы против РФ

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «ДЖАБРАИЛОВЫ (DZHABRAILOVY) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

 

(Жалоба № 3678/06)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА

 

 

 

СТРАСБУРГ

 

20 мая 2010 г.

 

 

Данное Постановление становится окончательным при соблюдении условий п. 2 ст. 44 Конвенции. Текст может быть дополнительно отредактирован.


В деле «Джабраиловы против Российской Федерации»

Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) (Первая секция), заседая Палатой на совещании за закрытыми дверями 29 апреля 2010 г. в следующем составе:

            К. Розакис, Председатель Палаты,
            Н. Вайич,
           
A
. Ковлер,
            Э. Штайнер,
            Х. Хаджиев,
            Д. Шпильманн,
            С.Э. Йебенс, судьи,
а также при участии С. Нильсена,
Секретаря Секции Суда,

принял следующее Постановление указанного выше числа:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано жалобой 3678/06, поданной 19 января 2006 г. в Европейский Суд против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) тремя гражданами Российской Федерации, перечисленными ниже (далее - заявители).

2.  Интересы заявителей представляли юристы неправительственной организации «Правовая инициатива по России» (SRJI), расположенной в Нидерландах и имеющей представительство в Российской Федерации. Власти Российской Федерации были представлены Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  По утверждению заявителей, первый заявитель и их родственник Валид Джабраилов в феврале 2003 г. были похищены в Чечне военнослужащими, которые впоследствии убили Валида Джабраилова. Они подали свои жалобы в соответствии со ст. 2, 3, 5 и 13 Конвенции.

4.  30 апреля 2008 г. Европейский Суд принял решение применить правило 41 Регламента Европейского Суда и провести разбирательство жалобы в порядке приоритетности, а также коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. Согласно положениям п. 3 ст. 29 Конвенции, Европейский Суд решил рассмотреть жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5.  Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

ФАКТЫ

I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6.  Заявителями являются Аслан (известный также как Лукман) Джабраилов, 1979 года рождения, Умкусу Джабраилова, 1949 года рождения, и Лариса Джабраилова, 1977 года рождения. Они проживают в г. Грозном, Чеченская Республика. Первый заявитель является братом Валида (пишется также «Волид», известен и как Леча) Джабраилова, 1973 года рождения; вторым заявителем является его мать, третьим заявителем - его сестра.

7.  Обстоятельства дела, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

A. Насильственное похищение Аслана и Валида Джабраиловых

1.  События, имевшие место 16-18 февраля 2003 г.

a. Насильственное похищение первого заявителя и Валида Джабраилова

8.  В рассматриваемый период времени заявители и Валид Джабраилов проживали по адресу: поселок Первомайский Грозненского района Чеченской Республики, улица Советская, 104. Примерно в 7 часов утра 16 февраля 2003 г. (в представленных документах в качестве даты также указывалось 15 февраля 2003 г.), когда заявители и Валид Джабраилов находились дома, у ворот появилась группа вооруженных лиц в масках и камуфляжной форме. Они прибыли на автомобиле ГАЗ белого цвета («Газель»), автомобиле ВАЗ-2121 синего цвета («Нива»), военном автомобиле УАЗ цвета хаки («таблетка»), а также автомобиле УАЗ. Вышеназванные лица ворвались в дом и рассредоточились по разным комнатам. Вторгшиеся в дом лица говорили на русском языке без акцента, не представились и никаких документов не предъявили. Заявители полагали, что названные лица являлись российскими военнослужащими.

9.  Вторгшиеся в дом лица разбудили второго и третьего заявителей, заставили их встать у стены и угрожали застрелить при любой попытке двинуться с места. После этого военнослужащие направились в комнату, где спали первый заявитель и Валид Джабраилов. Они разбудили братьев, заставили их лечь на пол, надели на них наручники и натянули на глаза Валиду Джабраилову капюшон от его джемпера. Затем они забрали паспорта Валида и Аслана Джабраиловых, избили их, вытащили из дома и заставили лечь на землю. Когда второй заявитель спросила вторгшихся в дом лиц, куда они забирают ее сыновей, военнослужащие ответили, что они забирают их в местное отделение внутренних дел («в отдел») для установления личности. После чего они заставили истекающих кровью Валида и Аслана Джабраиловых войти в военный автомобиль УАЗ и уехали в неизвестном направлении. Во время движения в автомобиле военнослужащие избивали братьев, били их ногами.

b. Содержание Валида и Аслана Джабраиловых под стражей

10.  После прибытия к месту назначения военнослужащие вывели Валида Джабраилова и первого заявителя из автомобиля, надели им на головы пластиковые мешки и закрепили мешки липкой лентой. Братья не знали, куда их доставили, но могли слышать звуки работающей военной техники и вертолетов. Первый заявитель полагал, что они прибыли на главную базу российских вооруженных сил в Ханкале, Чеченская Республика.

11.  После этого Валида и Аслана Джабраиловых заставили на четвереньках заползти в подвал, где они были брошены на цементный пол. Братьям было холодно, из их ран сочилась кровь. Спустя некоторое время в камеру вошли похитители. Валид Джабраилов спросил у них, почему их похитили. В ответ один из военнослужащих несколько раз ударил его по голове и в живот прикладом. Валид Джабраилов потерял сознание, и его вытащили из здания. После этого братьев разделили, поместив в разные камеры.

i. Содержание под стражей и жестокое обращение с первым заявителем

12.  Первый заявитель был помещен в подвале в небольшую камеру размером примерно 2 х 3 метра. В камере было электрическое освещение и нары, окон не было. Из своей камеры он мог слышать, как допрашивали его брата Валида Джабраилова и как он кричал, когда его избивали.

13.  Через некоторое время двое лиц в масках и камуфляжной форме вошли в камеру первого заявителя. Они задали ему ряд вопросов, а именно: устанавливал ли он когда-либо мины, и знал ли он в своем поселке кого-либо из членов незаконных вооруженных формирований. Они избивали его кулаками, пистолетами и тяжелым фонариком, а также били ногами, обутыми в тяжелые ботинки. Заявителя таким образом допрашивали и избивали несколько раз. Вышеуказанные лица оказывали на заявителя давление, чтобы он сознался в участии в незаконных вооруженных формированиях. В течение двух дней заключения первого заявителя в подвале ему не давали ни еды, ни питья.

ii. Содержание под стражей Валида Джабраилова

14.  Есть основания полагать, что Валид Джабраилов содержался в том же здании, что и первый заявитель. В период с 16 по 18 февраля 2003 г. его допрашивали и избивали.

2.  События, имевшие место 18 февраля 2003 г.

a. Попытка убийства первого заявителя

15.  18 февраля 2003 г. двое военнослужащих забрали первого заявителя из подвала, надели ему на голову пластиковый мешок, замотали его и руки заявителя липкой лентой и втолкнули заявителя в военный автомобиль УАЗ. В автомобиле первый заявитель почувствовал на полу чье-то тяжелое и холодное тело. Он понял, что это было тело его брата, Валида Джабраилова.

16.  Двое военнослужащих доставили первого заявителя и тело Валида Джабраилова в покинутое здание бывшего химического завода в Заводском районе г. Грозного. Один из них выстрелил первому заявителю в голову; первый заявитель не был убит, а был лишь ранен и смог притвориться мертвым.

17.  Военнослужащие отнесли первого заявителя и тело Валида Джабраилова в яму и положили их под элементом строительной конструкции. Затем они положили взрывчатку на первого заявителя, сверху поместили тело Валида Джабраилова, подожгли запал, вернулись в автомобиль и уехали.

18.  Первый заявитель сумел освободиться и погасить горящий запал. Он отбросил взрывчатку в сторону до того, как она взорвалась. Он выбежал на улицу и остановил водителя проезжающего автомобиля, который отвез его домой.

19.  Вернувшись домой, заявитель не стал обращаться за медицинской помощью немедленно, он сделал это позднее. Первый заявитель получил и представил в Европейский Суд следующие медицинские заключения:

1) Медицинское заключение невропатолога 3-й городской больницы г. Грозного от 8 декабря 2003 г. Из документа следовало, что в результате размозженной раны головы Аслан Джабраилов страдал цефалгией (головной болью), астенией и неврозом.

2) Медицинское заключение невропатолога 3-й городской больницы г. Грозный от 31 августа 2004 г. Из документа следовало, что в результате касательного ранения головы, полученного в 2003 г., Аслан Джабраилов страдал от астении и невроза.

3) Медицинское заключение хирурга 3-й городской больницы г. Грозный от 31 августа 2004 г. Из документа следовало, что заявитель прошел медицинское обследование касательной раны головы, полученной в 2003 г.

b. Обнаружение тела Валида Джабраилова

20.  18 февраля 2003 г. (в представленных документах также указывается дата 17 февраля 2003 г.) заявители, их родственники и соседи направились в Заводской район г. Грозного. Они обнаружили тело Валида Джабраилова в том месте, где оно было оставлено первым заявителем, и забрали его домой. Согласно показаниям свидетелей, гражданина Л.М. и гражданки А.М., на теле имелись следы пыток: оно было черным от побоев; запястья и лодыжки были порезаны до кости от ношения наручников и кандалов; ладони и ступни были раздавлены, голова была едва узнаваема. На шее они обнаружили кусок металлического провода, при этом следов ранений от огнестрельного оружия на теле не имелось.

21.  Валид Джабраилов был похоронен быстро, его родственники не обращались в медицинские учреждения или правоохранительные органы. В связи с его смертью было выдано два документа: медицинское заключение от 17 апреля 2003 г., подтверждающее факт смерти Валида Джабраилова, и свидетельство о смерти Валида Джабраилова, в котором было указано, что его смерть наступила 17 февраля 2003 г.

22.  В подтверждение своих утверждений заявители представили: показания гражданки Л.М. от 29 сентября 2003 г.; показания гражданки А.М. от 29 сентября 2003 г.; показания первого заявителя от 29 октября 2003 г.; показания второго заявителя от 29 октября 2003 г.; показания третьего заявителя без даты, а также три медицинских заключения, одно – от 8 декабря 2003 г. и два – от 31 августа 2004 г.

23.  Власти Российской Федерации факты в их интерпретации заявителями не оспаривали. При этом они отметили, что в материалах расследования не содержалось ни упоминания об избиении первого заявителя в автомобиле после похищения, ни его утверждения о том, что он слышал, как Валид Джабраилов кричал, избиваемый в камере.

B. Расследование факта похищения и убийства

24.  С 16 февраля 2003 г. заявители неоднократно лично и в письменном виде обращались в различные государственные органы, включая районный отдел Министерства внутренних дел (РОВД), а также прокуроров различного уровня. Поддержку им оказывала негосударственная организация «Правовая инициатива по России». В своих письмах в органы власти заявители ссылались на события, имевшие место 16-18 февраля 2003 г., и обращались за оказанием помощи и предоставлением подробной информации о ходе расследования. В основном, данные запросы оставались без ответа, либо на них давались исключительно формальные ответы, согласно которым запросы заявителей перенаправлялись в различные прокуратуры. Заявители представили в Европейский Суд некоторые из направленных в органы власти обращений и полученные на них ответы. Данные документы, а также документы, представленные властями Российской Федерации, обобщаются ниже.

25.  16 февраля 2003 г. Грозненская районная прокуратура осмотрела место происшествия у дома заявителей. Никаких предметов по результатам осмотра изъято не было.

26.  17 февраля 2003 г. сотрудник Заводского РОВД сообщил своему руководству о том, что примерно в 18 часов вечера в тот же день РОВД получил информацию об обнаружении тела Валида Джабраилова в заброшенном здании на территории химического завода и обнаружении первого заявителя с огнестрельной раной головы. Последний заявил, что он и его брат Валид были похищены из их дома примерно в 18 часов вечера 15 февраля 2003 г. неустановленными вооруженными людьми в камуфляжной форме и что они содержались под стражей в неустановленном месте, после чего похитители отвезли их на автомобиле «УАЗ» на химический завод.

27.  18 февраля 2003 г. по факту похищения Валида и Аслана Джабраиловых Грозненская районная прокуратура возбудила уголовное дело по ч. 2 ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (похищение человека с отягчающими обстоятельствами). Делу был присвоен номер 42024 (в представленных документах данное дело фигурирует также под номерами 42042 и 41026).

28.  18 февраля 2003 г. следователи провели осмотр места происшествия по месту обнаружения тела Валида Джабраилова. Следователи осмотрели тело на месте его расположения и составили соответствующий протокол. В результате было установлено, что череп, лицо, ребра, верхние и нижние конечности Валида Джабраилова выглядели нетронутыми, никакого металлического провода на его шее обнаружено не было. Никаких предметов с места происшествия не изымалось.

29. 18 февраля 2003 г. прокуратура г. Грозного возбудила по факту убийства Валида Джабраилова уголовное дело, которому был присвоен номер 30034.

30.  19 февраля 2003 г. первый и третий заявители были признаны потерпевшими по уголовному делу о похищении и допрошены.

31.  В ходе допроса 19 февраля 2003 г. третий заявитель сообщила, что примерно в 7 часов утра 16 февраля 2003 г. группа военнослужащих прибыла к их дому на нескольких автомобилях и ворвалась внутрь. Они были вооружены автоматическим оружием, их лица были закрыты масками. Ворвавшиеся военнослужащие разбудили первого заявителя и Валида Джабраилова, забрали их паспорта и на русском языке сообщили третьему заявителю о том, что они проверят личности ее братьев и затем отпустят. После этого военнослужащие затолкали братьев в автомобиль «ГАЗ» серого цвета и увезли. 18 февраля 2003 г. в дом заявителей пришла женщина и сообщила им о том, что первый заявитель и Валид Джабраилов находятся в Заводском РОВД. Заявители немедленно сообщили об этом сотруднику райотдела милиции, который отправился в Грозный и вернулся с телом Валида Джабраилова и первым заявителем. На теле Валида Джабраилова имелись множественные раны, а первый заявитель был ранен в голову из огнестрельного оружия. Свидетель также сообщила, что, как она узнала от первого заявителя, на братьев надели наручники и отвели в подвал, разделенный на цементные боксы. Позднее их разделили, и первый заявитель не видел Валида Джабраилова в течение примерно двадцати четырех часов. Утром 18 февраля 2003 г. говоривший по-русски мужчина в камуфляжной форме снял с первого заявителя наручники, связал ему руки, надел мешок ему на голову и закрепил его липкой лентой. Он втолкнул заявителя в автомобиль «УАЗ», где находился уже остывший труп; первый заявитель подумал, что это, должно быть, тело его брата Валида. Автомобиль ехал в течение примерно пятнадцати минут, затем остановился, и первого заявителя вывели наружу. Его протащили примерно 10- 15 метров от дороги, заставили лечь на землю и выстрелили ему в голову; он притворился мертвым. После этого они положили на заявителя тело Валида Джабраилова, затем поместили между телами братьев три куска тротила и подожгли запал. Один из похитителей предложил другому по-русски: «Давай подождем, пока взорвется», однако, другой ответил, что лучше им поскорее уехать. После этого они забрались обратно в машину и уехали. Первый заявитель сумел потушить запал и добраться до дороги, где он остановил машину, которая доставила его в Заводской РОВД. 20 февраля 2004 г. следователи вновь допросили третьего заявителя, которая сообщила информацию, аналогичную заявленной 19 февраля 2003 г. Она добавила, что похитители сказали ей, что они забирают Аслана и Валида Джабраиловых в Старопромысловский РОВД для установления личности, что похитители составляли группу примерно из тридцати человек, пятеро из которых ворвались в их дом.

32.  В ходе допроса 19 февраля 2003 г. первый заявитель утверждал, что примерно в 7 часов утра 16 февраля 2003 г. он и его брат Валид были похищены из своего дома группой из пяти вооруженных военнослужащих, которые прибыли на трех автомобилях «УАЗ» серого цвета, четырехдверном автомобиле «Нива» белого цвета и микроавтобусе «Газель» белого цвета. Похитители завязали братьям глаза и затолкали их в автомобиль «УАЗ». Автомобиль ехал примерно пятнадцать минут, и братья были доставлены в подвал без окон размером примерно 5 х 7 метров, разделенный на камеры. Первого заявителя поместили в камеру с деревянной дверью, где он содержался в течение примерно тридцати шести часов. Вечером 17 февраля 2003 г. его вывели наружу двое вооруженных военнослужащих в форме, которые надели ему на голову мешок, закрепив его липкой лентой. Затем они втолкнули заявителя в автомобиль «УАЗ», внутри которого находился холодный труп. Похитители ехали в течение примерно пятнадцати минут. Затем они остановились, вытащили заявителя из машины и заставили его встать на колени у стены. Труп поместили рядом с заявителем. После этого похитители выстрелили заявителю в голову, ему было больно, но он смог притвориться мертвым. Затем военнослужащие поместили между заявителем и трупом предмет и подожгли его, обсуждая, следует ли подождать взрыва или нет. Далее похитители вернулись в автомобиль и уехали. Заявитель снял мешок со своей головы и увидел, что между ним и трупом его брата Валида лежит упаковка тротила. Он сумел потушить запал и выбросить взрывчатку. Он огляделся и заметил, что его привезли в заброшенное здание на территории бывшего химического завода в Грозном. Он дошел до дороги, остановил машину, его довезли до Заводского РОВД, где он и сообщил властям о происшедшем.

33.  Позднее, 3 марта 2004 г., следователи вновь допросили первого заявителя, его вторые показания о событиях, имевших место
16-18 февраля 2003 г., были аналогичны показаниям от 19 февраля 2003 г. Кроме того, он дал более детальное описание места его содержания под стражей и сообщил, что похитители допрашивали его и требовали, чтобы он сознался в установке мин; что они избивали его фонариками и прикладами; что они все носили форму и маски и были вооружены огнестрельным оружием и что один из них был вооружен военным пистолетом «Макаров»; что один из похитителей обращался к одному из присутствовавших на допросах в подвале людей «Полковник»; что последний носил характерную камуфляжную форму бурого цвета с необычным пятнистым рисунком и был вооружен специальным автоматом с глушителем; двое людей, которые вели последний допрос заявителя, масок не носили; один из них был светловолосым мужчиной крупного телосложения в очках, примерно сорока – сорока пяти лет, второй был азиатской внешности, примерно того же возраста и телосложения, что и первый; названные двое мужчин вывезли заявителя на территорию бывшего химического завода, где они выстрелили ему в голову из автомата, однако, пуля только вскользь задела его голову, и он смог притвориться мертвым; мужчины попытались взорвать его и тело его брата; после того, как похитители уехали, он смог остановить автомобиль «МАЗ», в котором находились двое мужчин, которые отвезли его в безопасное место во дворе с большим количеством гаражей; трое вооруженных людей в камуфляжной форме, которые там находились, связались по портативной рации с Заводским РОВД, и примерно через полчаса приехал автомобиль «УАЗ» и отвез заявителя в Заводской РОВД.

34.  19 февраля 2003 г. следователи допросили родственника заявителя, гражданина Н.Р., чьи показания о событиях 16-18 февраля 2003 г. были аналогичны данным первым и третьим заявителями.

35.  14 марта 2003 г. Грозненская районная прокуратура обратилась в Грозненское районное управление Федеральной Службы Безопасности (ФСБ) с запросом информации об участии первого заявителя в незаконных вооруженных формированиях. 15 марта 2003 г. ФСБ ответила, что такой информацией не располагает.

36.  14 марта 2003 г. Грозненская городская прокуратура объединила уголовное дело о похищении с уголовным делом об убийстве. Объединенному уголовному делу был присвоен номер 30034.

37.  18 апреля 2003 г. следователи проинформировали заявителей о том, что следствие по уголовному делу было приостановлено ввиду невозможности установления лиц, совершивших преступления.

38.  3 февраля 2004 г. прокуратура Чеченской Республики сообщила второму заявителю о том, что ее жалоба об убийстве Валида Джабраилова была рассмотрена и что 3 февраля 2004 г. следствие было возобновлено.

39.  2-3 марта 2004 г. Бюро судебно-медицинской экспертизы Чеченской Республики провело экспертизу тела Валида Джабраилова на основании протокола осмотра места происшествия от 17 февраля 2003 г. Эксперт сделал следующее заключение:

«... На основании протокола осмотра места происшествия и с учетом обстоятельств дела я прихожу к следующим выводам:

На теле Валида Джабраилова были обнаружены следующие ранения:

- множественные обширные ссадины на теле и конечностях;

- круговые потертости на суставах запястий и лодыжек;

2. Раны могли быть вызваны неоднократными ударами тупым твердым предметом (предметами) за два или три дня до смерти;

3. Тело В. Джабраилова не осматривалось; таким образом, сделать дальнейшие выводы не представляется возможным…»

40.  6 марта 2004 г. Заводская районная прокуратура приостановила следствие по уголовному делу ввиду невозможности установления лиц, совершивших преступления, и сообщила об этом заявителям 15 или 29 марта 2004 г.

41.  10 октября 2004 г. первый заявитель направил в Заводскую районную прокуратуру жалобу на неэффективность следствия по делу об убийстве Валида Джабраилова, на недостаток информации о ходе следствия и на необоснованность его приостановления.

42.  11 мая 2005 г. представители заявителей в письменной форме обратились в Грозненскую районную прокуратуру и Грозненскую городскую прокуратуру. Они подробно описали обстоятельства похищения Валида и Аслана Джабраиловых и их последующее содержание под стражей. В частности, они описали избиения и жестокое обращение, которым были подвергнуты братья со стороны похитителей, а также попытку похитителей убить первого заявителя. Они также обжаловали неэффективность следствия по делу о похищении и убийстве, недостаток информации о ходе следствия и обратились за предоставлением копий ряда процессуальных решений.

43.  14 июня 2005 г. Заводская районная прокуратура сообщила заявителям о том, что в неустановленный день дело о похищении было соединено с делом об убийстве и объединенному уголовному делу был присвоен номер 30034.

44.  21 июля 2005 г. представители заявителей обратились в Заводскую районную прокуратуру с жалобой на неэффективность следствия по объединенному уголовному делу и недостаток информации о предпринятых следователями действиях. В частности, они отметили, что не получали информации ни о проведении экспертизы доказательств, обнаруженных на месте происшествия, ни о проведении судебно-медицинской экспертизы тела Валида Джабраилова. Они также ходатайствовали о предоставлении первому заявителю доступа к материалам уголовного дела.

45.  27 октября 2005 г. и 25 июня 2008 г. решения о приостановлении уголовного дела были отменены вышестоящей прокуратурой ввиду непринятия необходимых следственных действий, и следствие по уголовному делу было возобновлено.

46.  Заявители утверждали, что власти не представили им информацию о расследовании похищения и последующего убийства их близкого родственника.

47.  Власти Российской Федерации утверждали, что следствие по уголовному делу № 30334 все еще не было окончено. Лица, совершившие похищение и убийство, установлены не были, однако, местные органы власти предпринимали меры для расследования преступления. Заявители надлежащим образом информировались обо всех принятых в ходе следствия решениях.

48.  Несмотря на конкретные запросы со стороны Европейского Суда, власти Российской Федерации основную часть содержания уголовного дела № 30034 не представили. Они передали копии ряда документов и заявили, что следствие еще не окончено, и разглашение документов будет нарушением ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса, поскольку в деле содержится личная информация о свидетелях либо иных участниках уголовного судопроизводства.

C. Судебное производство в отношении должностных лиц правоохранительных органов

49.  23 сентября 2005 г. (в представленных документах также фигурировала дата 23 сентября 2003 г. и 11 октября 2005 г.) первый заявитель подал жалобу в Заводской районный суд г. Грозного. Он подробно описал события, имевшие место 16-18 февраля 2003 г., включая избиения, которым он подвергся со стороны похитителей, и обжаловал неэффективность следствия по уголовному делу № 30034, а также необоснованность его приостановления. Заявитель просил принять решение об обязании властей возобновить следствие и предоставить ему доступ к материалам уголовного дела.

50.  28 октября 2005 г. Заводской районный суд жалобу отклонил, указав, что следствие по уголовному делу было возобновлено 27 октября 2005 г.

 

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

51. Обзор применимого российского законодательства приводится в Постановлении Европейского Суда от 10 мая 2007 г. по делу «Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации» (Akhmadova and Sadulayeva v. Russia), пп. 67-69, жалоба № 40464/02.

ПРАВО

I.  ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ВОЗРАЖЕНИЕ ВЛАСТЕЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

A.  Доводы сторон

52.  Власти Российской Федерации настаивали на том, что жалоба должна быть признана неприемлемой на основании того, что внутригосударственные средства правовой защиты исчерпаны не были. Они заявили, что расследование исчезновения и последующего убийства Валида Джабраилова еще не завершено. Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что заявители могли обжаловать в суде любые действия или бездействие, допущенные следственными органами, но не воспользовались такими средствами правовой защиты. Они также отметили, что заявители могли подать гражданский иск, но не сделали этого.

53.  Заявители оспорили это возражение. Ссылаясь на практику Европейского Суда, они утверждали, что для исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты они не были обязаны обращаться в суды в порядке гражданского судопроизводства. Заявители указали на то, что расследование уголовного дела доказало свою неэффективность и что их жалобы по данному поводу, включая жалобу в районный суд, были тщетны.

B.  Мнение Европейского Суда

54.  Европейский Суд отмечает, что для пострадавших от противоправных или уголовных действий, связанных с государством или его органами, российская правовая система предусматривает, по существу, два пути обращения за помощью к суду, а именно – возможность воспользоваться гражданскими и уголовно-правовыми средствами судебной защиты.

55.  Что касается гражданского иска, подаваемого с целью получения компенсации за ущерб, понесенный вследствие предполагаемых неправомерных или противоправных действий государственных органов, то Европейский Суд, при рассмотрении подобных дел, неоднократно приходил к заключению, что один лишь гражданский иск не может считаться эффективным средством правовой защиты в контексте жалоб в соответствии со ст. 2 Конвенции. Само по себе рассмотрение гражданского иска в суде не предполагает проведения независимого расследования и не способно, в отсутствие результатов следствия по уголовному делу, привести к установлению виновных в совершении убийств или похищении людей, а тем более привлечь их к ответственности (см. Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу «Хашиев и Акаева против Российской Федерации» (Khashiyev and Akayeva v. Russia), пп. 119-121, жалобы №№ 57942/00 и 57945/00, а также Постановление Европейского Суда от 12 января 2007 г. по делу «Эстамиров и другие против Российской Федерации» (Estamirov and Others v. Russia), п. 77, жалоба № 60272/00). В свете вышесказанного Европейский Суд утверждает, что заявители не должны были прибегать к гражданским средствам правовой защиты в обязательном порядке. Таким образом, предварительное возражение властей Российской Федерации, выдвинутое в этом отношении, отклоняется.

56.  Что касается уголовно-правовых средств правовой защиты, то Европейский Суд отмечает, что заявители подали жалобу в правоохранительные органы сразу после похищения первого заявителя и Валида Джабраилова и что расследование ведется с 18 февраля 2003 г. Заявители и власти Российской Федерации оспаривают действенность данного расследования.

57.  Европейский Суд считает, что основная часть предварительного возражения властей Российской Федерации поднимает вопросы, касающиеся эффективности уголовного расследования, которые тесно связаны с существом жалобы заявителей. Таким образом, Европейский Суд признал, что данный вопрос подлежит дальнейшему изучению на основании существующих положений Конвенции.

II. МНЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА О ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ И УСТАНОВЛЕНИИ ФАКТОВ

A.  Аргументы сторон

58.  Заявители настаивали на том, что, вне всякого обоснованного сомнения, мужчины, которые ворвались к ним в дом и увели первого заявителя и Валида Джабраилова, были представителями государственных органов. В подтверждение своей жалобы они сослались на ряд показаний свидетелей, которые не были опровергнуты властями Российской Федерации: похитители были вооружены и носили камуфляжную форму, они прибыли на нескольких автомобилях, говорили на русском языке без акцента и сообщили заявителям, что они проверят личности братьев в РОВД, после чего их отпустят; братья Джабраиловы были доставлены на военную базу, где они слышали звуки работы военных транспортных средств и вертолетов; Валид Джабраилов был похитителями убит, а первого заявителя похитители подвергли допросу, в процессе которого они интересовались его возможным участием в деятельности террористов и незаконных вооруженных формирований.

59.  Власти Российской Федерации отрицали возможность участия представителей органов государственной власти в насильственном похищении первого заявителя и Валида Джабраилова и убийстве последнего. В частности, они утверждали, что место обнаружения тела Валида Джабраилова никоим образом не могло указывать на участие в данном инциденте военных; камуфляжная форма похитителей, а также звуки работающих военных транспортных средств и вертолетов, которые слышал первый заявитель, не означают, что братья Джабраиловы содержались под стражей на военной базе; медицинские документы первого заявителя, подтверждающие травмы, полученные в результате похищения, были им получены через определенное время после происшедших событий и, таким образом, не могут являться подтверждением его утверждений о жестоком обращении. При этом власти Российской Федерации не представили ни своей версии событий 16-18 февраля 2003 г., ни возможных причин похищения братьев Джабраиловых и последующего убийства Валида Джабраилова.

B. Оценка фактов Европейским Судом

60.  Европейский Суд отмечает, что им разработан ряд общих принципов, касающихся установления фактов предмета разбирательства; в частности, при рассмотрении утверждений об исчезновении людей в соответствии со ст. 2 Конвенции (для получения сводной информации см. Постановление Европейского Суда от 27 июля 2006 г. по делу «Базоркина против Российской Федерации» (Bazorkina v. Russia), пп. 103-109, жалоба  69481/01). Европейский Суд также отмечает, что в процессе получения доказательств следует принимать во внимание поведение сторон (см. Постановление Европейского Суда от 18 января 1978 г. по делу «Ирландия против Соединенного Королевства» (Ireland v. the United Kingdom), п. 161, жалоба № 5310/71). Ввиду этого и принимая во внимание вышеуказанные принципы, Европейский Суд приходит к заключению, что он может сделать вывод на основании поведения властей Российской Федерации в отношении надлежащего обоснования утверждений заявителей. Таким образом, Европейский Суд перейдет к рассмотрению ключевых элементов настоящего дела, что следует учесть при вынесении решения о том, могут ли похищение первого заявителя и Валида Джабраилова, а также смерть последнего приписываться властям.

61.  Заявители утверждали, что лица, похитившие 16 февраля 2003 г. первого заявителя и Валида Джабраилова и затем убившие последнего, являлись сотрудниками государственных органов. Власти Российской Федерации каких-либо ключевых фактов, на которых основывается жалоба, не оспаривали и объяснения событий не предоставили.

62.  Европейский Суд отмечает, что изложенная заявителями версия событий подтверждена собранными заявителями свидетельскими показаниями и внутренним расследованием. Заявители утверждали, что характер действий преступников был аналогичен проведению операции правоохранительными органами – они проверяли удостоверяющие личность документы, говорили между собой и с жителями на русском языке. В своих заявлениях и показаниях властям заявители последовательно настаивали на том, что похищение и последующее убийство были совершены военнослужащими, и обращались к следствию за расследованием такой возможности (см. выше пп. 31-33).

63.  Европейский Суд признает: тот факт, что большая группа вооруженных людей в форме и на нескольких автомобилях проверяла удостоверяющие личность документы и арестовала братьев Джабраиловых у них в доме в черте города, убедительно свидетельствует в пользу утверждений заявителей о том, что это были российские военнослужащие. Внутригосударственное расследование также взяло за основу допущение о достоверности утверждений заявителей, однако, оснований полагать, что какие-либо действия для проверки участия российских военнослужащих в похищении и последующем убийстве действительно предпринимались, не имеется.

64.  Европейский Суд напомнил, что, для того чтобы оценить доказательства, необходимые для целей Конвенции, Европейский Суд принял критерий доказанности «при отсутствии разумных оснований для сомнения», и что такая доказанность может следовать из сосуществования достаточно сильных, четких и согласованных выводов либо подобных неопровержимых презумпций факта. Европейский Суд также учел то обстоятельство, что заявителю затруднительно получить необходимые доказательства в подтверждение своей позиции по делам, в которых государство-ответчик владеет соответствующими документами и их не предоставляет. Если заявитель настаивает на позиции prima facie[1], а Европейский Суд не имеет возможности прийти к выводам на основании фактов ввиду нехватки упомянутых документов, то в обязанность властей Российской Федерации входит представление убедительных доводов о причинах, по которым отсутствующие документы не могут подтвердить позицию заявителя либо представить обоснованное и убедительное объяснение того, как именно происходили рассматриваемые события. Таким образом, бремя доказывания возлагается на власти Российской Федерации, и если они с данной процессуальной обязанностью не справляются, то рассматривается вопрос по ст. 2 и/или ст. 3 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 31 мая 2005 г. по делу «Тогку против Турции» (Toğcu v. Turkey), п. 95, жалоба № 27601/95, и Постановление Европейского Суда по делу «Аккум и другие против Турции» (Akkum and Others v. Turkey), п. 211, жалоба № 21894/93, ЕСПЧ 2005-II).

65.  Принимая во внимание вышесказанное, Европейский Суд признал, что заявители привели достаточные доказательства того, что первый заявитель и Валид Джабраилов были задержаны российскими военнослужащими. Утверждение властей Российской Федерации о том, что в ходе расследования не было обнаружено никаких доказательств обоснованности версии о причастности к похищению и последующему убийству представителей государственных органов, является недостаточно обоснованным и не позволяет освободить их от вышеуказанного бремени доказывания. Основываясь на том, что власти Российской Федерации не смогли представить документы, которые находятся в их исключительном ведении, а также предоставить правдоподобные разъяснения относительно событий, о которых идет речь, Европейский Суд посчитал установленным факт того, что первый заявитель и Валид Джабраилов 16 февраля 2003 г. были арестованы в своем доме военнослужащими во время неподтвержденной секретной операции и впоследствии Валид Джабраилов был военнослужащими убит.

66.  Суд уже отмечал ранее, что он не имел возможности извлечь полезную информацию из материалов внутригосударственного расследования из-за отказа властей Российской Федерации предоставить большинство документов из материалов дела. При этом ясно, что лица, совершившие похищение и убийство, следствием установлены не были. Как следует из представленных властями Российской Федерации документов и информации, до января 2009 г., то есть по истечении почти шести лет после совершения преступления и открытия уголовного дела, некоторые основные следственные действия так предприняты и не были (см. выше пп. 40 и 45).

67.  Кроме того, Европейский Суд признает в особенности достойным сожаления факт отсутствия тщательного исследования российскими прокурорскими и судебными органами значимых обстоятельств по делу о похищении и последующем убийстве. Те несколько документов, что были представлены властями Российской Федерации из материалов возбужденного прокуратурой уголовного дела, не дают оснований предположить, что в течение шести лет по делу имелось какое-либо продвижение, скорее наоборот, они показывают неполный и ненадлежащий характер ведения следствия. Более того, позиция, занятая прокуратурой и иными правоохранительными органами после того, как заявители сообщили им об обстоятельствах похищения, существенным образом содействовала последующему убийству, поскольку в первые решающие несколько часов и дней после ареста никаких необходимых действий предпринято не было. Действия властей, вопреки хорошо обоснованным жалобам заявителей, в данной ситуации дают серьезные основания говорить, по меньшей мере, о попустительстве и вызывают серьезные сомнения относительно объективности расследования.

68.  Таким образом, Европейский Суд приходит к заключению о том, что наличествующие доказательства позволяют утверждать, что первый заявитель и Валид Джабраилов были насильственным образом похищены военнослужащими и что впоследствии Валид Джабраилов был убит военнослужащими.

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

69.  В соответствии со ст. 2 Конвенции заявители подали жалобу на то, что российские военнослужащие похитили и затем убили Валида Джабраилова и что российским властям не удалось провести эффективное расследование преступления. Ст. 2 Конвенции гласит:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2.  Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a)  для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b)  для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

A. Предполагаемое нарушение права на жизнь Валида Джабраилова

70.  Заявители настаивали на доводах своей жалобы и утверждали, что их родственник содержался под стражей и затем был убит российскими военнослужащими.

71.  Власти Российской Федерации утверждали, что следствие никаких свидетельств причастности российских военнослужащих к похищению и убийству не выявило.

72.  Ст. 2 Конвенции, защищающая право на жизнь и устанавливающая обстоятельства, при которых лишение жизни может являться оправданным, имеет статус одного из самых фундаментальных положений Конвенции, в отношении которого не допускается никакое умаление. С учетом значимости средств защиты, предусмотренных ст. 2 Конвенции, лишение жизни должно подвергаться самому тщательному исследованию Европейским Судом с учетом не только действий государственных органов, но и всех сопутствующих обстоятельств (см. Постановление Европейского Суда от 27 сентября 1995 г. по делу «Макканн и другие против Соединенного Королевства» (McCann and Others v. the United Kingdom), пп. 146-147, стр. 45-46, серия А № 324, и Постановление Европейского Суда по делу «Авсар против Турции» (Avşar v. Turkey), п. 391, жалоба № 25657/94, ЕСПЧ 2001–VII (выдержки)).

73.  Европейский Суд уже установил тот факт, что родственник заявителей был убит после его негласного ареста российскими военнослужащими. При отсутствии каких-либо оправдывающих оснований, выдвинутых властями Российской Федерации, Европейский Суд считает, что смерть вышеупомянутого лица можно отнести на счет государства и что в отношении Валида Джабраилова имело место нарушение ст. 2 Конвенции.

B.  Предполагаемая несостоятельность расследования похищения и последующего убийства

74.  Заявители также утверждали, что расследование не соответствовало требованиям эффективности и адекватности, установленным прецедентной практикой Европейского Суда по ст. 2 Конвенции. Они отмечали, что расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз, тем самым замедлялось совершение самых элементарных действий; их не информировали надлежащим образом о наиболее важных следственных мерах. Тот факт, что расследование проводилось более шести лет без каких-либо ощутимых результатов, служит еще одним доказательством его неэффективности. Заявители также предложили Европейскому Суду сделать выводы из необоснованного непредоставления властями Российской Федерации заявителям или Европейскому Суду материалов дела.

75.  Власти Российской Федерации утверждали, что расследование похищения и убийства Валида Джабраилова соответствовало требованию Конвенции об эффективности, так как для установления несущих ответственность лиц были проведены все мероприятия, предусматриваемые российским законодательством.

76.  Европейский Суд неоднократно замечал, что под обязательством по защите права на жизнь, в соответствии со ст. 2 Конвенции, также подразумевается существование некоторого установленного образца проведения эффективного официального расследования случаев убийства людей в результате применения силы. Для соблюдения требований Конвенции разработан ряд основополагающих принципов, которых следует придерживаться при проведении расследования (краткий обзор таких принципов содержится в цитируемом выше Постановлении Европейского Суда по делу «Базоркина против Российской Федерации», пп. 117-119).

77.  В данном случае проводилось расследование похищения и убийства. Европейский Суд должен дать оценку тому, отвечало ли упомянутое расследование требованиям ст. 2 Конвенции.

78.  Европейский Суд изначально отмечает, что содержание значительной части документов, связанных с расследованием, властями Российской Федерации не разглашалось. Поэтому оценивать эффективность расследования следует на основании документов, частично предоставленных сторонами, и информации о проведении расследования, предоставленной властями Российской Федерации.

79.  Возвращаясь к рассматриваемому делу, Европейский Суд уже установил, что никакого надлежащего расследования похищения и последующего убийства Валида Джабраилова не проводилось. Европейский Суд отмечает, что власти были проинформированы о произошедшем преступлении заявителями незамедлительно. Следствие по делу было начато 18 февраля 2003 г., т.е., спустя два дня после похищения. Такая отсрочка сама по себе могла оказать влияние на ход расследования уголовного дела о похищении при опасных для жизни обстоятельствах, в то время как в таком случае необходимо предпринять решительные действия в первые же часы или дни после похищения. Невзирая на то, что в течение первых двух дней расследования было осмотрено место происшествия и были допрошены первый и третий заявители, даже для проверки полученной в результате допросов подробной информации не был предпринят целый ряд важнейших действий.

80.  В частности, Европейский Суд отмечает, что следователи не предприняли абсолютно никаких мер для установления владельцев использовавшихся похитителями автомобилей, они не допросили представителей местных военных структур об их возможном участии в похищении и последующем убийстве, они не проверили существование в области в пределах часа езды на автомобиле от дома заявителей каких-либо военных баз с вертолетами, они не пытались извлечь пулю, выпущенную похитителями в попытке убить первого заявителя, они не допросили двоих мужчин, которые довезли первого заявителя с территории бывшего химического завода, они не провели судебно-медицинской экспертизы тела Валида Джабраилова или головы первого заявителя после его заявления о получении раны головы от выстрела из огнестрельного оружия, совершенного похитителями.

81.  Очевидно, что такие оперативно-розыскные мероприятия, если их предназначением являлось бы получение каких-либо существенных результатов, следовало проводить сразу после того, как властям сообщили о преступлении, и сразу же после того, как было начато следствие. Такие проволочки, объяснений которым в данном случае не находится, не только указывают на неспособность властей действовать по собственному почину, но и являются нарушением обязательства быстро и надлежащим образом применять карательные меры, имея дело с таким серьезным преступлением (см. Постановление Европейского Суда по делу «Енерилдиз против Турции» (Öneryıldız v. Turkey) [БП], п. 94, жалоба № 48939/99, ЕСПЧ 2004‑XII).

82.  Европейский Суд также отмечает, что, несмотря на тот факт, что первому и третьему заявителям был предоставлен статус потерпевших в расследовании по делу, ни о каких значительных сдвигах в производстве по делу им не сообщали, кроме как о прекращении и возобновлении судопроизводства. Соответственно, следователи не обеспечили делу требуемый уровень контроля со стороны общественности или не обеспечили охрану интересов ближайших родственников лиц, в отношении которых было заведено дело.

83.  Наконец, Европейский Суд отмечает, что расследование неоднократно прекращалось и возобновлялось и что в ряде случаев осуществляющие надзор прокуроры отменяли решения о приостановлении уголовного дела и обязывали предпринять основные следственные действия, однако, есть основания полагать, что данные указания выполнены не были.

84.  Власти Российской Федерации поставили вопрос о наличии у заявителей возможности использовать судебное обжалование решений следственных органов в смысле исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты. Европейский Суд отмечает, что заявители, не имея доступа к материалам дела и не получая надлежащим образом информации о ходе следствия, не имели возможности эффективно оспаривать в суде действия или бездействие следственных органов. Кроме того, органы прокуратуры неоднократно самостоятельно возобновляли следствие по делу ввиду необходимости совершения дополнительных следственных действий. Однако следствие все же не проверило надлежащим образом утверждения заявителей. Более того, ввиду срока, истекшего с момента, когда произошли рассматриваемые события, осуществление ряда следственных мер, которые должны были быть предприняты гораздо раньше, какого-либо полезного результата более принести не могло. Соответственно, Европейский Суд выносит решение о том, что средство правовой защиты, на которое ссылаются власти Российской Федерации, в сложившихся обстоятельствах было неэффективным, и отклоняет предварительное возражение властей Российской Федерации о том, что заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты в контексте расследования данного уголовного дела.

85.  В свете вышесказанного Европейский Суд отклонил предварительное возражение властей Российской Федерации в отношении неисчерпания заявителями внутригосударственных средств правовой защиты в контексте расследования данного уголовного дела и постановил, что, в нарушение процессуального аспекта ст. 2 Конвенции, органы власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств похищения и гибели Валида Джабраилова.

IV. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

86.  Заявители сослались на ст. 3 Конвенции, заявив, что первый заявитель после похищения был подвергнут пыткам, но эффективное расследование по этому поводу проведено не было. Заявители также утверждали, что, в результате смерти Валида Джабраилова и неспособности властей Российской Федерации провести расследование надлежащим образом, они перенесли моральные страдания в нарушение ст. 3 Конвенции, которая гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию…»

A. Доводы сторон

87.  Заявители настаивали на своих доводах.

88.  Власти Российской Федерации не согласились с их утверждениями и заявили, что расследованием не установлено, что заявители подвергались бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение ст. 3 Конвенции. Они также отметили, что утверждения первого заявителя не были подтверждены, потому что медицинские документы, подтверждающие нанесенные ему телесные повреждения, были представлены первым заявителем значительно позднее.

B. Мнение Европейского Суда

1.  Жестокое обращение с первым заявителем

Приемлемость

89.  Европейский Суд повторно указал, что утверждения о жестоком обращении должны быть подтверждены соответствующими доказательствами. Для того чтобы оценить эти доказательства, Европейский Суд принял критерий доказанности «при отсутствии разумных оснований для сомнения», но добавил, что такая доказанность может следовать из сосуществования достаточно сильных, четких и согласованных выводов либо подобных неопровержимых презумпций факта (см. цитируемое выше Постановление Европейского Суда «Ирландия против Соединенного Королевства», п. 161 in fine[2]).

90.  Европейский Суд уже установил, что первый заявитель был похищен с применением насилия 16 февраля 2003 г. представителями органов государственной власти (см. п. 68 выше). Однако Европейский Суд отмечает, что утверждения заявителя о жестоком обращении были подтверждены только лишь его собственными показаниями и его ссылками на медицинские документы, полученные им в декабре 2003 г. и в августе 2004 г., т.е., соответственно, через десять и восемнадцать месяцев после рассматриваемых событий (см. выше п. 19). При таких обстоятельствах имеющаяся совокупность доказательств не позволяет Европейскому Суду вне обоснованных сомнений установить факт жестокого обращения с первым заявителем в период его нахождения под стражей. Таким образом, Европейский Суд признает, что в данной части жалоба обоснованной не является.

91.  Таким образом, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена согласно пп. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

2.  Предполагаемая неэффективность расследования жестокого обращения

Существо жалобы

92.  Европейский Суд повторно указал, что «в случае если лицо делает достоверное заявление о том, что оно подверглось от рук полиции или подобных представителей государственной службы обращению, нарушающему ст. 3 Конвенции, такое положение, толкуемое вместе с обязанностями государства общего характера по ст. 1 Конвенции «предоставить любому лицу на территории юрисдикции права и свободы, определенные в … Конвенции», косвенно требует проведения эффективного официального расследования» (см. Постановление Европейского Суда по делу «Лабита против Италии» (Labita v. Italy) [БП], п. 131, жалоба № 26772/95, ECПЧ 2000‑IV).

93.  Европейский Суд отмечает, что первый заявитель обращался в следственные органы с подробными жалобами на жестокое обращение (см. выше пп. 33 и 49). При этом нет оснований полагать, что прокуратура рассмотрела их надлежащим образом.

94.  По причинам, указанным выше в пп. 78-85 в отношении процессуального обязательства по ст. 2 Конвенции, Европейский Суд сделал вывод, что власти Российской Федерации не смогли провести эффективного расследования уголовного дела в отношении жестокого обращения с первым заявителем.

95.  Следовательно, в этом отношении имело место нарушение ст. 3 Конвенции.

3.  Жалоба на моральные страдания заявителей

a.  Приемлемость

96.  Европейский Суд отмечает, что данная часть жалобы, в соответствии со ст. 3 Конвенции, не является явно необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

b.  Существо жалобы

97.  Европейский Суд считает, что по данному делу не возникает отдельных спорных вопросов, помимо тех, которые уже были рассмотрены по ст. 2 и ст. 13 (см. пп. 107-110 ниже).

98.  В этих обстоятельствах, хотя Европейский Суд не подвергает сомнению, что смерть Валида Джабраилова причинила заявителям значительное страдание, он, тем не менее, не считает, что в данном контексте имеется основание установить нарушение ст. 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 29 ноября 2007 г. по делу «Тангиева против Российской Федерации» (Tangiyeva v. Russia), пп. 104-105, жалоба № 57935/00, а также Постановление Европейского Суда от 8 января 2009 г. по делу «Дангаева и Тарамова против Российской Федерации» (Dangayeva and Taramova v. Russia), п. 107, жалоба № 1896/04).

V.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

99.  Заявители утверждали, что первый заявитель и Валид Джабраилов были взяты под стражу в нарушение гарантий, содержащихся в ст. 5 Конвенции, соответствующая часть которой гласит следующее:

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом...

(c)  законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

...

2.  Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

3.  Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4.  Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

100.  По мнению властей Российской Федерации, никаких доказательств, подтверждающих, что первый заявитель и Валид Джабраилов содержались под стражей в нарушение гарантий ст. 5 Конвенции, следователями получено не было. В числе лиц, содержавшихся в местах содержания под стражей, они не значились.

101.  Ранее Европейский Суд отмечал решающее значение гарантий о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность в демократическом обществе, предусматриваемых ст. 5 Конвенции. Европейский Суд также утверждал, что негласное задержание является полным отрицанием таких гарантий и представляет собой грубейшее нарушение ст. 5 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 27 февраля 2001 г. по делу «Чичек против Турции» (Çiçek v. Turkey), п. 164, жалоба № 25704/94, а также Постановление Европейского Суда от 9 ноября 2006 г. по делу «Лулуев и другие против Российской Федерации» (Luluyev and Others v. Russia), п. 122, жалоба № 69480/01).

102.  Европейский Суд уже установил, что первый заявитель и Валид Джабраилов были похищены российскими военнослужащими 16 февраля 2003 г. Их задержание было негласным, не было зафиксировано ни в одном протоколе задержания, и никаких официальных сведений об этом не существует. В соответствии с практикой Европейского Суда этот факт сам по себе должен рассматриваться как серьезнейшее нарушение, поскольку это позволяет виновникам акта лишения свободы скрыть свое участие в преступлении, замести следы и избежать ответственности за судьбу задержанного. Кроме того, отсутствие записей о задержании и сведений, касающихся даты, времени, места содержания под стражей и имени арестованного, равно как и причин ареста и имени человека, его осуществляющего, следует рассматривать как нечто несовместимое с самой целью ст. 5 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 6 ноября 2002 г. по делу «Орхан против Турции» (Orhan v. Turkey), п. 371, жалоба № 25656/94).

103.  Далее Европейский Суд полагает, что власти должны были более ответственно подойти к необходимости проведения тщательного и быстрого расследования жалоб заявителей о том, что их родственников арестовали и увезли при угрожающих их жизни обстоятельствах. Однако вышеприведенные факты в отношении ст. 2 Конвенции, установленные Европейским Судом в ходе судебного разбирательства, и, в частности, способ проведения расследования, не оставляют сомнений в том, что властям не удалось предпринять быстрые и эффективные меры по обеспечению безопасности жизни первого заявителя и жизни Валида Джабраилова.

104.  Таким образом, Европейский Суд считает, что первый заявитель и Валид Джабраилов подверглись принудительному негласному задержанию без соблюдения каких-либо гарантий, предусматриваемых ст. 5 Конвенции. Этот факт составляет грубейшее нарушение права на свободу и безопасность, закрепленного в ст. 5 Конвенции.

VI. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

105.  Заявители подали претензию о том, что они были лишены эффективных средств правовой защиты касательно вышеупомянутых нарушений в нарушение ст. 13 Конвенции, которая предусматривает:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в [настоящей] Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

106.  Власти Российской Федерации настаивали на том, что заявители могли воспользоваться эффективными средствами правовой защиты в соответствии с требованиями ст. 13 Конвенции и что власти не создавали препятствий к тому, чтобы заявители такими средствами воспользовались. Они ссылались на ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая предоставляет участникам уголовного судопроизводства право обжаловать в суд меры, предпринятые в ходе следствия. Это являлось эффективным средством правовой защиты, обеспечивающим соблюдение их прав. Заявителям следовало более полно использовать данную возможность, которая требовала проявления инициативы со стороны участников уголовного судопроизводства, и, таким образом, отсутствие судебного иска нарушением ст. 13 Конвенции являться не может.

107.  Европейский Суд повторно указал на то, что ст. 13 Конвенции гарантирует доступность правовых средств защиты на национальном уровне в целях применения существа прав и свобод по Конвенции в любой форме, в которой они могут существовать для обеспечения национального правопорядка. Учитывая решающее значение права на защиту жизни, положения ст. 13 Конвенции требуют, в дополнение к выплате компенсации в предусмотренных случаях, проведения всестороннего и эффективного расследования уголовного дела, которое сможет привести к установлению личности и наказанию лиц, виновных в лишении жизни и причинении страданий обращением, противоречащим положениям ст. 3 Конвенции, включая доступ потерпевшего к материалам дела при проведении расследования (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ангуэлова против Болгарии» (Anguelova v. Bulgaria), пп. 161-162, жалоба № 38361/97, ЕСПЧ 2002-IV, и Постановление Европейского Суда от 24 мая 2005 г. по делу «Сюхейла Айдин против Турции» (Süheyla Aydın v. Turkey), п. 208, жалоба № 25660/94). Европейский Суд также повторно указал на то, что требования положений ст. 13 Конвенции имеют более широкое применение по сравнению с обязательствами Договаривающихся Сторон по ст. 2 Конвенции в отношении проведения эффективного расследования преступления (см. цитируемое выше Постановление Европейского Суда по делу «Хашиев и Акаева против Российской Федерации», п. 183).

108.  Из этого следует, что при подобных обстоятельствах, когда расследование уголовного дела по исчезновению и насильственной смерти ведется неэффективно, а эффективность любых других существующих средств правовой защиты, включая средства гражданской правовой защиты, предлагаемые властями Российской Федерации, последовательно не выполнялись, государство не смогло выполнить свои обязательства по ст. 13 Конвенции.

109.  Следовательно, положения ст. 13 Конвенции в сочетании с положениями ст. 2 Конвенции были нарушены.

110.  Что касается нарушения ст. 3 и ст. 5 Конвенции, то Европейский Суд счел, что в обстоятельствах по данному делу отдельных нарушений ст. 13 в сочетании со ст. 3 и ст. 5 Конвенции не возникло (см. Постановление Европейского Суда от 15 ноября 2007 г. по делу «Кукаев против Российской Федерации» (Kukayev v. Russia), п. 119, жалоба № 29361/02, а также Постановление Европейского Суда от 20 марта 2008 г.по делу «Азиевы против Российской Федерации» (Aziyevy v. Russia), п. 118, жалоба № 77626/01).

VII. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

111.  Ст. 41 Конвенции предусматривает:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Материальный ущерб

112.  Второй заявитель требовал компенсации ущерба за потерю доходов ее сына Валида Джабраилова. В целом, она запросила в этой связи 156 540 руб. (3 820 евро). Свои расчеты она производила на основе норм Гражданского кодекса Российской Федерации и с применением актуарных таблиц для исчисления компенсационных выплат при травматизме и смертности от несчастных случаев, опубликованных Государственным актуарным департаментом Великобритании в 2007 г. (Ogden tables).

113.  Власти Российской Федерации оспорили данное требование как необоснованное.

114.  Европейский Суд вновь отмечает необходимость наличия явной причинной связи между ущербом, о компенсации которого заявителями предъявляется требование, и нарушением Конвенции; при этом, потеря дохода действительно может подлежать компенсации в случае надлежащего обоснования. С учетом вышеуказанных выводов Европейский Суд признает наличие прямой причинной связи между нарушением ст. 2 Конвенции в отношении Валида Джабраилова и потерей вторым заявителем финансовой поддержки, которую тот мог бы второму заявителю оказать. Принимая во внимание доводы заявителей и тот факт, что Валид Джабраилов в момент его ареста не работал, Европейский Суд в качестве компенсации материального ущерба присуждает второму заявителю сумму в размере 3 500 евро плюс налог, которым может облагаться данная сумма.

B. Моральный ущерб

115.  Заявители указали общую сумму в размере 140 000 евро в качестве компенсации морального вреда от страданий, которые они перенесли в результате потери члена их семьи, и безразличия, проявленного в их отношении органами власти. Первый заявитель также утверждал, что он перенес моральные страдания ввиду его содержания под стражей, жестокого обращения и последующей попытки его убить, а также отсутствия со стороны властей надлежащего расследования по вышеуказанным фактам. Он потребовал 80 000 евро по данному пункту; второй заявитель, являющийся матерью первого заявителя и Валида Джабраилова, потребовала 40 000 евро; третий заявитель, являющаяся сестрой первого заявителя и Валида Джабраилова, потребовала 20 000 евро.

116.  По мнению властей Российской Федерации, требуемые заявителями суммы являются завышенными.

117.  Европейский Суд указал на нарушение положений ст. 5 и 3 Конвенции в отношении негласного задержания первого заявителя и непроведения властями надлежащего расследования по его жалобам о жестоком обращении. Европейский Суд указал также на нарушение ст. 2, 5 и 13 Конвенции в отношении негласного задержания и последующего убийства Валида Джабраилова. Европейский Суд признал, что заявителям был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован только путем признания нарушения. Европейский Суд присудил в пользу первого заявителя сумму в размере 41 200 евро, второму заявителю – 40 000 евро и третьему заявителю – 10 000 евро плюс налоги, которые могут взиматься с указанных сумм.

C.  Судебные расходы и издержки

118.  Интересы заявителей представляли юристы неправительственной организации «Правовая инициатива по России» (SRJI). Сотрудники этой организации представили перечень понесенных расходов и издержек, включая исследования и беседы в Ингушетии и Москве по ставке 50 евро в час и составление юридических документов, представленных в Европейский Суд и в органы государственной власти, по ставке 50 евро в час для юристов SRJI и 150 евро в час для старших сотрудников SRJI. Общая сумма требуемого возмещения расходов и издержек в связи с юридическим представительством заявителя, составила 7 785 евро.

119. Власти Российской Федерации конкретные цифры расчетов, представленных заявителями, не оспаривали, но заявили, что требуемые суммы являются завышенными.

120.  Европейский Суд, в первую очередь, должен установить, действительно ли указанные представителями заявителей расходы и затраты были понесены, и, во вторую очередь, – были ли они необходимыми (см. цитируемое выше Постановление Европейского Суда по делу «Макканн и другие против Соединенного Королевства», п. 220).

121.  Изучив детально представленные документы и договоры о представительстве, Европейский Суд признает ставки разумными и отражающими расходы, фактически понесенные представителями заявителей.

122.  В отношении необходимости таких расходов и затрат Европейский Суд отмечает, что данное дело было достаточно сложным и требовало определенного объема исследовательской и подготовительной работы. Однако он указывает на то, что в деле фигурирует небольшое количество документальных доказательств ввиду отказа властей Российской Федерации представить большую часть материалов дела. Таким образом, Европейский Суд подвергает сомнению необходимость проведения исследований в той степени, в которой это было заявлено представителями.

123.  Подробно рассмотрев требования заявителей, Европейский Суд присуждает заявителям 5 500 евро плюс налог на добавленную стоимость, который может взиматься с заявителей в отношении указанной суммы; эта сумма должна быть переведена на банковский счет представителей в Нидерландах, указанный заявителями.

D.  Процентная ставка при просрочке платежей

124.  Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  Признал приемлемыми жалобы по ст. 2, 3 (в отношении неспособности властей провести расследование предполагаемого жестокого обращения), 5 и 13 и неприемлемыми в остальной части;

 

2.  Решил отнести к существу жалобы возражение властей Российской Федерации касательно неисчерпания внутригосударственных уголовно-правовых средств правовой защиты и отклонил его;

 

3.  Постановил, что имело место существенное нарушение ст. 2 Конвенции в отношении Валида Джабраилова;

 

4.  Постановил, что имело место нарушение ст. 2 Конвенции в отношении невыполнения эффективного расследования обстоятельств похищения и убийства Валида Джабраилова;

 

5.  Постановил, что имело место нарушение ст. 3 Конвенции в отношении неспособности провести эффективное расследование утверждения первого заявителя о жестоком обращении;

 

6.  Постановил, что имело место нарушение ст. 5 Конвенции в отношении первого заявителя и Валида Джабраилова;

 

7.  Постановил, что имело место нарушение ст. 13 Конвенции в сочетании со ст. 2 Конвенции;

 

8.  Постановил, что не возникло отдельных нарушений по ст. 13 Конвенции в отношении предполагаемых нарушений ст. 3 и ст. 5 Конвенции;

 

9.  Постановил

(a)  что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции, следующие суммы, конвертированные в российские рубли по курсу, действующему на дату оплаты, за исключением выплаты в счет компенсации расходов и издержек:

(i)  3 500 (три тысячи пятьсот) евро, плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве возмещения материального ущерба второму заявителю;

(ii)  41 200 (сорок одну тысячу двести) евро, плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве компенсации морального вреда первому заявителю;

(iii)  40 000 (сорок тысяч) евро, плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве компенсации морального вреда второму заявителю;

(iv)  10 000 (десять тысяч) евро, плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве компенсации морального вреда третьему заявителю;

(v)  5 500 (пять тысяч пятьсот) евро, плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в счет компенсации судебных расходов и издержек заявителям; сумма должна быть переведена на банковский счет представителей заявителя в Нидерландах;

(b)  что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

 

10.  Отклонил остальные требования заявителей о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 20 мая 2010 г. в соответствии с пп. 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

Сорен Нильсен                                                                 Кристос Розакис
Секретарь Секции Суда                                                Председатель Палаты



[1] в отсутствие доказательств в пользу противного

[2] в конце

опубликовано 29.09.2011 12:55 (МСК)

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00