Arms
 
развернуть
 
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 А
Тел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)
zent.vol@sudrf.ru
схема проезда
400005, г. Волгоград, ул. 13-ой Гвардейской дивизии, д. 12 АТел.: (8442) 99-10-01 (приемная), 99-10-00 (ф.)zent.vol@sudrf.ru

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00

 
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Залевская и др. против РФ

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «ЗАЛЕВСКАЯ (ZALEVSKAYA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ»

 

(Жалоба №23333/05)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА

 

СТРАСБУРГ 11 февраля 2010 г.

 

Данное Постановление становится окончательным при соблюдении условий п. 2 ст. 44 Конвенции. Текст Постановления может быть дополнительно отредактирован.


В деле «Залевская против Российской Федерации»,

Европейский Суд по правам человека (далее - «Европейский Суд») (Первая секция), заседая Палатой на совещании за закрытыми дверями 21 января 2010 г. в составе:

X. Розакиса, Председателя Палаты,

А. Ковлера,

X. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

СЕ. Йебенса,

Г. Малинверни,

Д. Николау, судей, а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда принял следующее Постановление указанного выше числа;

 

 

 

ПРОЦЕДУРА

1.    Дело было инициировано жалобой (№ 23333/05), поданной 5 июня 2005 г. и 30 июня 2007 г. в Европейский Суд против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») гражданкой Российской Федерации, Мариной Васильевной Залевской (далее -«заявительница»).

2.    Интересы заявительницы представляет А. Брыкин, адвокат, практикующий в г. Новоалтайске Алтайского края. Власти Российской Федерации (далее - «Власти») были представлены в Европейском Суде Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.    20 ноября 2008 г. Председатель Первой секции принял решение уведомить Власти о жалобе. Было также принято решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с решением вопроса о ее приемлемости (п. 3 ст. 29 Конвенции).

 

 

ФАКТЫ

 

 

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.    Заявительница, 1977 года рождения, проживает в г. Новоалтайске.

5.    3 июля 2003 г. Индустриальный районный суд г. Барнаула частично удовлетворил иск, поданный неким 3. против заявительницы, и, в числе прочего, признал его право на долю квартиры, собственником которой является заявительница.

6.    13 августа 2003 г. Алтайский краевой суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы отменил решение от 3 июля 2003 г. в и отклонил требования 3. Данное кассационное определение вступило в законную силу в тот же день.

7.    9 февраля 2004 г. заявительница продала квартиру третьему лицу, С.

8.    27 июля 2004 г. 3. подал ходатайство о пересмотре данного дела в порядке надзора.

9.    5 ноября 2004 г. судья Алтайского краевого суда направил дело в Президиум для рассмотрения в порядке надзора.

 

10.   7 декабря 2004 г. Президиум Алтайского краевого суда пересмотрел дело, отменил определение от 13 августа 2003 г., вынесенное по кассационной жалобе, и оставил в силе решение от 3 июля 2003 г., частично удовлетворяющее требования 3.

11.   По словам заявительницы, ни она, ни ее адвокат не присутствовали на слушании по причине того, что власти не уведомили их о дате и времени его проведения.

 

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

12.  Применимое                 национальное                 законодательство,
регламентирующее пересмотр в порядке надзора в период
рассматриваемых событий, резюмировано в постановлении
Европейского Суда по делам
«Собелин и другие» (смотри «Собелин и
другие против Российской Федерации» (
Sobelin and Others v. Russia),
жалоба № 30672/03, и следуют., пп. 33-42,3 мая 2007 г.).

 

 

ПРАВО

 

 

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ПЕРЕСМОТРОМ ЖАЛОБЫ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

13. Заявительница подала жалобу ссылаясь на п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции об отмене в порядке надзора кассационного определения от 13 августа 2003 г. 7 декабря 2004 г. Она также подала жалобу согласно п. 1 ст. 6 Конвенции касательно того, что она не была уведомлена о проведении слушания в надзорной инстанции. Насколько это применимо к делу, данные статьи гласят:


 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА ПО ДЕЛУ «ЗАЛЕВСКАЯ ПРОТИВ                                                        3

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок... судом...»

 

Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.[...]»

 

 

А. Приемлемость

14.  Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно
необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции. Кроме того,
Европейский Суд отмечает, что она не является неприемлемой на
каких-либо иных основаниях. Таким образом, она должна быть
объявлена приемлемой.

 

Б. Существо жалобы

 

 

1. Статья б Конвенции

 

(а) Пересмотр в порядке надзора: правовая определенность

15.   Власти утверждали, что пересмотр в порядке надзора не противоречил Конвенции, поскольку его целью являлось исправление существенной ошибки; что ходатайство о пересмотре в порядке надзора было подано в установленный предельный срок; что Президиум не рассматривал доказательства повторно, а лишь согласился с мнением суда первой инстанции; и что заявительница была должным образом уведомлена о времени и месте слушания по делу, рассматриваемому в порядке надзора. Заявительница настаивала на своей жалобе.

16.   Европейский Суд повторяет, что в целях обеспечения правовой определенности, которая требуется по смыслу ст. 6 Конвенции, вступившие в силу постановления суда, в большинстве случаев, пересмотру не подлежат. Вопрос об их пересмотре может подниматься только в целях исправления фундаментальных ошибок. Сама возможность существования двух точек зрения по одному вопросу не является основанием для повторного рассмотрения (смотри дело

«Рябых против Российской Федерации» (Ryabykh v. Russia), жалоба № 52854/99, п. 51-52, ЕСПЧ, 2003-ГХ).

17.    Европейский Суд повторяет, что им часто устанавливаются факты нарушения принципа правовой определенности и права на суд при пересмотре дел в порядке надзора, предусмотренного Гражданско-процессуальным кодексом в редакции 2003 г. (смотри, помимо прочих источников, дела «Собелин и другие», упомянутые выше, пп. 57-58 и «Бодров против Российской Федерации» (Bodrov v. Russia), жалоба № 17472/04, п. 31,12 февраля 2009 г.).

18.    В данном деле вступившее в законную силу кассационное определние было отменено, поскольку Президиум суда не согласился с мнением кассационного суда, что по своей сути не является исключительным обстоятельством, которое может служить основанием для отмены постановления (смотри дело «Кот против Российской Федерации» (Kot v. Russia), жалоба №20887/03, п. 29, 18 января 2007 г.). Таким образом, имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

 

(б) Пересмотр в порядке надзора: процедурные вопросы

19.  Что касается предполагаемого нарушения процессуальных прав
заявительницы при пересмотре дела в порядке надзора, Европейский
Суд считает, что с учетом установления факта нарушения в связи с
применением самой меры пересмотра в порядке надзора, рассмотрение
данной жалобы является излишним (смотри дело
«Рябых», упомянутое
выше, п. 59).

 

2. Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции

20.  Европейский Суд также отмечает, что в соответствии со
вступившем в силу кассационным определением, заявительница
сохранила свое право собственности на оспариваемую часть квартиры.
Отмена данного постановления в нарушение принципа правовой
определенности не позволила заявительнице полагаться на него. Таким
образом, имело место нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

 

II. ПРОЧИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

21.  Заявительница также подала жалобу согласно ст. 6 касательно
предположительно незаконного состава суда.

Однако заявительница не подняла этот вопрос ни в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, ни указала его в своем ходатайстве об обжаловании постановления, вынесенного данной судебной инстанцией.

22.   Наконец, в заявлении, поданном 30 июня 2007 г., заявительница пожаловалась, согласно ст. 8 Конвенции, на то, что определения суда, осуществлявшего пересмотр в порядке надзора, имели негативное влияние на ее семейную жизнь. Даже допуская тот факт, что в рамках жалобы можно было поднять вопрос согласно ст. 8, заявительница подала его слишком поздно. Рассматриваемое судопроизводство завершилось 7 декабря 2004 г., тогда как заявительница впервые заявила о жалобе в своем заявлении от 30 июня 2007 г.

23.   Таким образом, в удовлетворении данных жалоб должно быть отказано в связи с их неприемлемостью в соответствии с пп. 1 и 4 ст. 35 Конвенции.

 

Ш. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

24. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

А. Ущерб

25.   Заявительница указала сумму в размере 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

26.   Власти оспорили данное требование.

27.   В отношении материального ущерба Европейский Суд не присуждает никакой компенсации ввиду того, что заявительница не обратилась с соответствующим требованием.

28.   В отношении морального вреда Европейский Суд считает, что заявительница, судя по всему, перенесла страдания и расстройство в результате отмены окончательного и вступившего в законную силу решения по апелляционной жалобе, вынесенного в ее пользу. Однако заявленная сумма представляется завышенной. Определив сумму компенсации на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявительнице 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которыми может облагаться данная сумма.

 

Б. Судебные расходы и издержки

29. Заявительница также указала сумму в размере 500,17 евро в
качестве компенсации судебных расходов и издержек.

30.    Власти частично оспорили данное требование, заявив, что заявительница представила документы, в соответствии с которыми расходы на представление ее интересов в Европейском Суде составили лишь 148,87 евро.

31.    В соответствии с принятой судебной практикой, заявительнице полагается возмещение судебных расходов и издержек только в том случае, если было доказано, что они действительно имели место, являлись необходимыми и разумными с точки зрения их суммы. В данном случае, учитывая имеющиеся в распоряжении Европейского Суда документы и вышеупомянутый критерий, Европейский Суд считает разумным присудить заявительнице на этом основании компенсацию в размере 484,47 евро, покрьюающую расходы, понесенные по всем пунктам, плюс любые налоги, которыми может облагаться данная сумма.

 

В. Пеня

 

32.  Европейский Суд полагает целесообразным, чтобы пеня
основывалась на предельной процентной ставке по займам
Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

 

 

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.  Постановил, что жалоба относительно пересмотра в порядке
\  надзора является приемлемыми, а остальная часть жалобы -

неприемлемой;

2.    Постановил., что имело место нарушение ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с отменой при пересмотре в порядке надзора вступившего в силу кассационного определения, вынесенного в пользу заявительницы;

3.    Постановил, что необходимость в рассмотрении требований согласно ст. 6 Конвенции относительно предполагаемого нарушения процессуальных прав заявительницы при пересмотре дела в порядке надзора отсутствует;

4.    Постановил,

(а) что Государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции, следующие суммы,


конвертированные в российские рубли по курсу, действующему на дату оплаты:

(i)     3 ООО (три тысячи) евро в качестве компенсации
материального ущерба, плюс любые налоги, которыми может
облагаться данная сумма;

(ii)    484,47 (четыреста восемьдесят четыре евро сорок семь
центов) в качестве компенсации судебных расходов и
издержек, плюс любые налоги, которыми может облагаться
данная сумма;

 

(б) что, по истечении указанного выше трехмесячного периода до даты оплаты, на указанные выше суммы за период неплатежа должны начисляться простые проценты по предельной процентной ставке по займам Европейского центрального банка плюс три процентных пункта;

 

5. Отклонил остальные требования заявительницы о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке с направлением письменного уведомления 11 февраля 2010 г., в соответствии с пл. 2 и 3 Правила 77 Регламента Европейского Суда.


Сорен Нильсен Секретарь Секции Суда

Христос Розакис Председатель Палаты


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЛОВЕКА ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «ПАНАСЕНКО (PANASENKO) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ»

 

 

(Жалоба №9549/05)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА СТРАСБУРГ

I

 

1 апреля 2010 г.

 

 

 

 

 

Данное Постановление становится окончательным при соблюдении условий п. 2 ст. 44 Конвенции. Текст может быть дополнительно отредактирован.

В деле «Панасенко против Российской Федерации»

Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) (Первая секция), заседая Палатой на совещании за закрытыми дверями 11 марта 2010 г. в следующем составе:

К. Розакис, Председатель Палаты,

Н. Вайич,

А. Ковлер,

Э. Штайнер,

X. Хаджиев,

Дж. Малинверни,

Дж. Николау, судьи, а также при участии Андре Вампача, заместителя Секретаря Секции Суда,

принял следующее Постановление указанного выше числа:

 

 

 

ПРОЦЕДУРА

1.    Дело было инициировано жалобой № 9549/05, поданной 7 февраля 2005 г. в Европейский Суд против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Григорием Федоровичем Панасенко (далее - заявитель).

2.    Власти Российской Федерации были представлены в Европейском Суде Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.    Председатель Первой секции принял решение коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. Согласно положениям п. 3 ст. 29 Конвенции, Европейский Суд решил рассмотреть жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

 

 

ФАКТЫ

 

 

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.    Заявитель родился в 1949 г. и проживает в г. Шахты Ростовской области.

5.    В 1990-е гг. заявитель участвовал в государственной программе сбережений, по которой он должен был получить право на получение в 1993 г. легкового автомобиля. Хотя он и уплатил полную стоимость автомобиля, он его так и не получил.

6.  17 июля 2002 г. заявитель получил 31 375,48 руб. компенсации в
соответствии с Государственной программой погашения
государственного внутреннего долга (см. ниже пл. 20-22). Эта сумма
составила 33,41% от стоимости автомобиля.

7. Заявитель подал иск против властей, требуя полную денежную
стоимость долговых обязательств по покупке автомобиля.

8.1 апреля 2003 г. Усть-Янский районный суд Республики Саха (Якутия) удовлетворил иск заявителя, установив, что государство не исполнило своих обязательств по предоставлению заявителю автомобиля, взамен предоставив лишь частичную компенсацию. Суд также признал, что одностороннее изменение условий выкупа государством долговых товарных обязательств в соответствии с Федеральным законом от 2 июня 2000 г. и соответствующая Государственная программа (см. ниже) не «соответствуют конституционным принципам и принципам гражданского права», поскольку частичная выплата стоимости автомобиля не составляет достаточное возмещения ущерба, нанесенного держателям облигаций. Суд присудил выплатить заявителю за счет средств федерального бюджета 66 693,35 руб., что составляет полную стоимость автомобиля, за вычетом суммы, уже выплаченной ему в июле 2002 г.

9.  30 апреля 2003 г. Верховный суд Республики Саха (Якутия)
оставил судебное решение без изменений, и оно вступило в силу.
Присужденная выплата до сих пор не произведена.

10.   В июне 2004 г. государственный орган-ответчик подал заявление в Президиум Верховного суда Республики Саха (Якутия) о пересмотре дела в порядке надзора.

11.   14 октября 2004 г. Президиум Верховного суда Республики Саха (Якутия) пересмотрел решения судов нижестоящих инстанций в порядке надзора и установил, в частности, что суды нижестоящих инстанций не приняли во внимание Закон (с изменениями) «О государственных долговых товарных обязательствах» и Постановление Правительства № 1006. Президиум определил:

«Принимая во внимание существенное нарушение материального права, судебные решения, принятые по рассматриваемому делу, но могут быть признаны законными и обоснованными, и должны быть отменены (...)».

12.  Президиум отменил решение от 1 апреля 2003 г. и кассационное
определение от 30 апреля 2003 г. и вынес новое решение, в котором он
в полном объеме отказал в удовлетворении исковых требований
заявителя.

П. ПРИМЕНЯЕМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

 

A.  Проверка соответствия федеральных законов Конституции
Российской Федерации

13.    В соответствии с п. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, данный основной закон имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

14.    В соответствии с п. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

15.    Постановлением № 19-П от 17 июня 1998 г. Конституционный суд Российской Федерации установил, что он обладает исключительной компетенцией в определении того, нарушают ли федеральные или региональные законы Конституцию Российской Федерации. Обычные суды не имеют права выносить решения по конституционности федеральных законов. В случае сомнений в соответствии закона Конституции они должна направлять запрос в Конституционный суд.

 

B.  Погашение      государственных      долговых      товарных
обязательств

16.  Федеральный закон Российской Федерации от 1 июня 1995 г. №
86-ФЗ «О государственных долговых товарных обязательствах»
предусматривал признание государственных долговых товарных
обязательств, включая целевые расчетные чеки, внутренним
государственным долгом Российской Федерации (ст. 1). Они
подлежали исполнению надлежащим образом в соответствии с
нормами действующего Гражданского кодекса Российской Федерации
(ст. 2). Соответствующая часть ст. 3 гласит следующее:

"Правительству Российской Федерации разработать Государственную программу погашения государственного внутреннего долга... Указанная программа должна предусматривать условия погашения государственных долговых обязательств, удобные для граждан, включая, на их выбор: предоставление товаров, указанных в... целевых расчетных чеках на покупку легковых автомобилей...; выкуп государственных долговых обязательств по потребительским ценам, действующим на момент выкупа...».

17.  2 июня 2000 г. в ст. 3 рассматриваемого закона были внесены
следующие изменения:

«Установить, что погашение государственного внутреннего долга Российской Федерации по государственным долговым товарным обязательствам... производится в 2001-2004 гг. в соответствии с Государственной программой...

Предусмотреть в указанной программе следующие очередность и условия погашения государственных долговых товарных обязательств:

- [...] для владельцев целевых расчетных чеков с правом приобретения легковых автомобилей в 1993-1995 гг. - выплату денежной компенсации в размере части стоимости указанного в чеке автомобиля, установленной исходя из процентного соотношения оплаченной владельцем обязательства части стоимости автомобиля на 1 января 1992 г. (по действовавшим до 1 января 1992 г. ценам) и стоимости автомобиля, указанного в чеке, определяемой по согласованию с заводом - изготовителем на момент исполнения обязательств».

18.  27 декабря 2000 г. своим Постановлением № 1006
Правительство Российской Федерации утвердило Государственную
программу погашения в период с 2001 по 2004 гг. государственного
внутреннего долга Российской Федерации, возникшего из
государственных долговых товарных обязательств. Пунктом 2
Программы предусматривается, что государственные долговые
товарные обязательства должны погашаться выплатой денежной
компенсации.

 

 

 

ПРАВО

 

 

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

19.  Заявитель жаловался по ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции на
отмену в порядке надзора судебных постановлений от 1 и 30 апреля
2003 г., вынесенных в его пользу. Данная статья, в части касающейся,
гласит:

Ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права».

20.  Власти Российской Федерации заявили, что пересмотр
постановлений в порядке надзора не нарушил положений Конвенции.
Пересмотр    был    инициирован   одной   из    сторон   судебного
разбирательства, и с момента вступления в силу указанных постановлений до подачи заявления об их пересмотре в порядке надзора прошло менее одного года. Целью пересмотра в надзорном порядке было исправление фундаментальной ошибки судопроизводства в первой и кассационной инстанциях. Суды нижестоящих инстанций не обладали компетенцией по вынесению решений о соответствии положений Федерального закона от 2 июня 2000 г. Конституции Российской Федерации. Вместо этого, они должны были подать запрос на рассмотрение в Конституционно суде конституционности обсуждаемого Федерального закона, а также на приостановление производства до вынесения соответствующего определения. Однако они не подали такие запросы, и приостановка производства не последовала Таким образом, рассмотрение дел заявителя в судах нижестоящей инстанции было искажено фундаментальной ошибкой, а именно превышением полномочий судами и ошибкой в подсудности. В этих обстоятельствах отмена была единственным средством исправления фундаментальной ошибки и восстановления в данных делах правовой определенности. Кроме этого, власти Российской Федерации повторно заявили, что в июле 2002 г. заявитель получил от Министерства финансов компенсацию в размере, установленном внутренним законодательством. По их мнению, последующий иск в отношении полной денежной стоимости автомобиля был необоснованным и, таки образом, он не обладал «собственностью» в значении ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

21.  Заявитель поддержал свою жалобу, аргументируя тем, что он
имел право на получение полной денежной стоимости автомобиля, но
так и не получил эту сумму.

 

A.  Приемлемость

22.  Европейский Суд отмечает, что данная часть жалобы не
является явно необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции.
Кроме того, Европейский Суд отмечает, что она не является
неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, она
должна быть признана приемлемой.

 

B.  Существо жалобы

23.  Европейский Суд напоминает, что существование долга,
подтвержденное вступившем в силу судебным решением,
представляет собой «собственность» выгодоприобретателя в значении
ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. Отмена такого решения является
вмешательством в право последнего на уважение его собственности
(см., среди других источников, Постановление Европейского Суда по
делу «Брумареску против Румьшии»
(Brumarescu v. Romania), [БП], п. 74, ЕСПЧ 1999-VII, жалоба № 28342/95, а также Постановление Европейского Суда от 6 октября 2005 г. по делу «Андросов против Российской Федерации» (Androsov v. Russia), п. 69, жалоба № 63973/00).

24.    В начале Европейский Суд отмечает, что, по мнению властей Российской Федерации, отмена постановлений порядке надзора, была вызвана необходимостью исправить фундаментальную ошибку в первичном внутреннем производстве. Европейский Суд вновь подтверждает свой постоянный подход, что нарушение правил подсудности, серьезное нарушение процессуальных норм или превышение полномочий в принципе могут рассматриваться как фундаментальная ошибка и, соответственно, оправдывают отмену (см., с соответствующими изменениями, Постановление Европейского Суда от 10 апреля 2008 г. по делу «Лучкина против Российской Федерации» (Luchkina v. Russia), п. 21, жалоба №3548/04). Однако никакие положения, содержащиеся в тексте постанолвения Президиума от 14 октября 2004 г., не позволяют Европейскому Суду сделать вывод, что решения судов нижестоящей инстанции были отменены именно потому, что эти суды вынесли, в превышение своей юрисдикции, определения о конституционности федерального закона. Ни заявляемая ошибка в подсудности, ни нарушение компетенции не упоминались Президиумом в качестве оснований для отмены постановлений от 1 и 30 апреля 2003 г. Напротив, из формулировки постановления надзорной инстанции четко следует, что единственным основанием для отмены было неправильное толкование и применение судами положений Закона «О государственных долговых товарных обязательствах». Кроме этого, государственный орган-ответчик не заявлял в надзорной инстанции, что предыдущее производство было искажено фундаментальной ошибкой, в частности, такой, как нарушениенром о подсудности, серьезные нарушения процессуальных норм или превышение полномочий (см. упоминаемое выше Постановление по делу «Лучкина...»). Такие доводы были выдвинуты лишь в замечаниях властей Российской Федерации. При отсутствии каких-либо отсылок на основания отмены, упомянутых властями Российской Федерации, в текстах постанолвения надзорной инстанции от 14 октября 2004 г., Европейский Суд не может сделать заключение, что отмена была вызвана, а тем более оправдана фундаментальной ошибкой в подсудности. Таким образом, он отклоняет доводы властей Российской Федерации.

25.    Европейский Суд также отмечает, что заявитель получил в свою пользу обязывающее и принудительно исполняемое решение, по условиям которого государство должно было выплатить ему существенную сумму денег за счет средств федерального бюджета.


Европейский Суд вновь повторяет, что наличие долга, подтвержденного обязывающим и принудительно исполняемым решением, составляет «собственность» выгодоприобретателя в значении ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции (см., среди прочих источников, упоминаемое выше Постановление по делу «Андросов...», п. 69). Однако он не по своей вине не смог получить присужденную сумму. Отмена обязательного судебного решения лишила заявителя возможности опираться на него, и он лишился возможности получить деньги, которые он законно ожидал получить. В этих обстоятельствах, даже если допустить, что вмешательство было правомерным и преследовало законную цель, Европейский Суд считает, что отмена в порядке надзора вступившего в силу, вынесенного в пользу заявителя, наложила на заявителя чрезмерное бремя и была несовместима со ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

26.  Таким образом, имело место нарушение указанной выше статьи.

 

П. ПРОЧИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

27.    Заявитель жаловался в соответствии со ст. 13 Конвенции, что он не имел эффективных средств правовой защиты против отмены в надзорном порядке вступившего в силу, вынесенного в его пользу, а в соответствии со ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции - государство не выполнило своих обязательств по предоставлению автомобиля.

28.    Европейский Суд рассмотрел поданные заявителем жалобы. Однако, с учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов, он установил, что в этой части жалобы отсутствуют признаки нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции и в Протоколах к ней. Из этого следует, что данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в значении пп. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

 

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

29.  Статья 41 Конвенции предусматривает:


«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

 

A.  Ущерб

30.  Заявитель потребовал 100 000 долл. США в качестве компенсации морального вреда.

31.  Власти Российской Федерации оспорили данное требование как необосновнное и явно чрезмерное.

32.  С учетом характера нарушения по данному делу и на основании принципа справедливости Европейский Суд присуждает заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда, плюс сумму любого налога, который может быть удержан с указанной суммы, и отклоняет остальную часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

B.  Судебные расходы и издержки

33. Заявитель не выдвинул каких-либо требований по данному
основанию. Соответственно, нет оснований для присуждения
заявителю какой-либо суммы по данному пункту.

 

C.  Процентная ставка при просрочке платежей

34. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке
платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной
ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.    Объявил жалобу по ст. 1 Протокола № I к Конвенции в отношении отмены окончательного судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, приемлемой, и неприемлемой в остальной части;

2.    Постановил, что имело место нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции;

3.    Постановил


(a)     что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции, 3 ООО (три тысячи) евро плюс все налоги, которыми может облагаться вышеуказанная сумма, конвертированные в российские рубли по курсу, действующему на дату оплаты, в качестве компенсации морального вреда;

(b)    что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4. Отклонил остальную часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 1 апреля 2010 г. в соответствии с пл. 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

 

 

Андре Вампач                                                          Кристос Розакис

Заместитель Секретаря Секции Суда                      Председатель Палаты


EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS COUR EUROPEENNE DES DROITS DE L'HOMME

 

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

ДЕЛО «СИЗИНЦЕВА И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ»

 

(Жалобы №№ 38585/04, 2795/05, 18590/05, 24012/07 и 55283/07)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

СТРАСБУРГ 8 апреля 2010 г.

 

 

 

Данное постановление вступит в силу при обстоятельствах, изложенных в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу «Сизияцева и другие против России»,

Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Кристос Розакис, Председатель, Нина Вайич, Анатолий Ковлер, Элизабет Штайнер, Ханлар Хаджиев, Джиорджио Малинверни,

Георг Николау, судьи, и Сорен Нильсен, Секретарь секции, Проведя 18 марта 2010 года заседание за закрытыми дверями, вынес следующее постановление, принятое в тот же день:

 

 

 

ПРОЦЕДУРА

1.   Дело было возбуждено на основании пяти жалоб (№№ 38585/04, 2795/05, 18590/05, 24012/07 и 55283/07) против Российской Федерации, поданных в Европейский Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») пятью гражданами Российской Федерации. Имена заявителей и даты подачи ими жалоб в Европейский Суд приводятся в приложенной таблице.

2.   Власти Государства-ответчика («Власти») были представлены В. Милинчук, бывшей на тот момент Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, а затем Уполномоченным Г. Матюшкиным.

3.   В разные дни Председатель Первой секции принял решения уведомить Власти Российской Федерации о поданных жалобах. Также Суд решил рассмотреть жалобы по существу одновременно с решением вопроса об их приемлемости (пункт 3 статьи 29).

4.   Власти возражали против совместного рассмотрения вопроса о приемлемости и существа жалобы № 38585/04, однако Суд отклонил данное возражение.

 

 

ФАКТЫ

 

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявители проживают в Республике Саха (Якутия). Их имена и даты рождения указаны в прилагаемой таблице.

6.   В 1990 году в связи с тем, что легковых автомобилей не было в свободной продаже, заявители решили получить государственные целевые чеки, которые предоставили бы им право на приобретение автомобилей российского производства. Валентина Плотникова должна была получить автомобиль в 1992 году, а другие заявители в 1993-1995 годах. Заявители выплатили полную стоимость автомобилей, однако не получили их.

7.   В 1998 году В. Плотникова, а в 2002 году Гладкова и И. Плотникова получили частичную компенсацию денежной стоимости автомобиля по государственной программе погашения государственного внутреннего долга (см. пункты 20-22 ниже).

8.   Все заявители подали судебные иски против властей с целью получения полной денежной выплаты стоимости государственных чеков на покупку автомобилей российского производства.

9.   В дни, перечисленные в Приложении, национальные суды
постановили в отношении каждого заявителя, со ссылкой на
государственный закон 1995 года «О государственных долговых
товарных обязательствах» с изменениями от 2 июня 2000 года (см.
пункт 19 ниже), что государство не может быть освобождено от
обязанности компенсировать им полную стоимость автомобилей. В
частности, в деле Сизинцевой Верховный суд Республики Саха
(Якутия) постановил следующее:

«В соответствии с законом от 1 июня 1995 года «О государственных долговых товарных обязательствах», государственные долговые товарные обязательства, в том числе целевые расчетные чеки, должны были быть признаны государственным внутренним долгом. [...]

Государство не выполнило свое обязательство по предоставлению [заявителю] автомобиля, как указано в целевых расчетных чеках.

Статья 55 Конституции [...] гласит, что в Российской Федерации не должны приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Таким образом, Федеральный закон от 2 июня 2000 года, внесший поправки в [государственный закон 1995 года «О государственных долговых товарных обязательствах»], не может считаться обоснованным и законным, поскольку предусматривает выплату компенсации в размере, равном стоимости автомобиля, указанной в целевых расчетных чеках.

Эти [поправки] не соответствуют конституционным принципам, [приведенным выше].

Таким образом, Суд отказался принять во внимание изменения от 2 июня 2000 года и постановил применить к автомобилям, закупленным согласно целевым расчетным чекам, шкалу цен, действовавшую на момент вынесения решения. Аналогично, в деле Титова Мирнинский городской суд 16 октября 2001 года постановил, что изменения, внесенные Федеральным законом от 2 июня 2000 года

«представляют собой нарушение прав граждан на получение автомобиля» и «противоречат статье 55 Конституции». При оценке требования Гладковой, суд первой инстанции пришел к аналогичному выводу и постановил, что соответствующие изменения были приняты «в нарушение [...] Конституции, Гражданского кодекса и закона 1995 года «О государственных долговых товарных обязательствах»». В деле Ирины Плотниковой Нерюнгринский городской суд решил, что одностороннее изменение Властями условий погашения повлекло ухудшение положения заявителя и его интересов и, следовательно, было незаконным.

10.  Таким образом, национальные суды присудили заявителям
компенсацию в указанном ниже размере, подлежащую выплате
государственными властями; эти суммы представляют собой полную
денежную стоимость автомобилей на дату вынесения судебных
постановлений. В делах Гладковой, Валентины Плотниковой и Ирины
Плотниковой национальные суды, исходя из полной стоимости
автомобиля, рассчитали сумму компенсации, которую заявители
получили в 1998-2002 годах. В дни, обозначенные в
Приложении,
судебные постановления вступили в силу.

11. Присужденные суммы не были выплачены.

12.    В дни, указанные в прилагаемой таблице, Президиум
Верховного суда Республики Саха (Якутия), по заявлению
Министерства финансов и в рамках надзорного производства, отменил
вынесенные в пользу заявителей и вступившие в законную силу
судебные постановления, повторно рассмотрел дела, уменьшил сумму
компенсации, подлежащую выплате по делу Валентины Плотниковой
до 28 009 российских рублей (
RUB) и полностью отказал в
удовлетворении исковых требований остальных заявителей. По
каждому делу Президиум счел, что нижестоящие суды неправильно
применили действовавшее национальное законодательство. В
частности, в каждом деле, за исключением дела Валентины
Плотниковой, Президиум установил, что нижестоящие суды не
приняли во внимание положения закона 1995 года «О государственных
долговых товарных обязательствах» с учетом внесенных изменений и
Постановление Правительства № 1006. В деле Сизинцевой в
отношении отмены решения Президиум заключил следующее:

«[Кассационная судебная инстанция] не приняла во внимание положения [изменений, внесенных Федеральным законом от 2 июня 2000 года], действующих на тот момент. Определение [кассационной инстанции] вынесено на основе неправильного применения норм материального права и должно быть отменено.

13. Аналогичный вывод был сделан судом надзорной инстанции в
других делах.

14.  Гладкова утверждала, что она не была своевременно уведомлена о заседании Президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) и поэтому не могла участвовать в нем.

15.  По данным Властей, Валентине Плотниковой до сих пор не вьтлатйли 28 009 рублей, присужденные ей согласно постановлению суда надзорной инстанции от 26 ноября 2006 года (см. Приложение ниже).

 

П. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО И ПРАКТИКА

 

A. Конституции и Гражданский кодекс Российской Федерации

16.  В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации, Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы й иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

17.  Согласно пункту 4 статьи 125 Конституции Конституционный суд Российской Федерации по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

18.  В определении №. 19-П от 17 июня 1998 года Конституционный суд Российской Федерации постановил, что он обладает исключительной компетенцией решать вопрос о нарушении федеральными или региональными законами Конституции Российской Федерации. Обычные суды не имеют права выносить решения о конституционности федеральных законов. В случае сомнения, соответствует ли закон Конституции, они должны направлять запрос в Конституционный суд.

 

B.  Закон     «О     государственных    долговых     товарных
обязательствах»

19. 2 июня 2000 года раздел 3 Закона «О государственных долговых
товарных обязательствах» (федеральный закон № 86-ФЗ от
1 июня
1995 года), предусматривающий, что целевые расчетные чеки должны
были быть признаны государственным внутренним долгом, был
изменен в соответствующих частях:

«Предусмотреть [Государственной программой погашения государственного внутреннего долга Российской Федерации] следующие очередность и условия погашения государственных долговых товарных обязательств по видам заимствований:

-   [...] для владельцев целевых расчетных чеков с правом приобретения легковых автомобилей в 1991 и 1992 годах - выплату денежной компенсации в размере стоимости указанного в чеке автомобиля, определяемой по согласованию с заводами - изготовителями на момент исполнения обязательств. [...]

-   для владельцев целевых расчетных чеков с правом приобретения легковых автомобилей в 1993 - 1995 годах - выплату денежной компенсации в размере части стоимости указанного в чеке автомобиля, установленной исходя из процентного соотношения оплаченной владельцем обязательства части стоимости автомобиля на 1 января 1992 года (по действовавшим до 1 января 1992 года ценам) и стоимости автомобиля, указанного в чеке, определяемой по согласованию с заводом - изготовителем на момент исполнения обязательств».

20. Краткое изложение других положений национального законодательства см. в деле «Гршценко против России», (dec), № 75907/01, от 8 июля 2004 года.

 

 

ПРАВО

 

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

21.    Учитывая, что пять рассматриваемых жалоб касаются
аналогичных фактов и претензий, а также поднимают аналогичные
вопросы в рамках Конвенции, Суд решил рассматривать их совместно.

 

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И
СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 В СВЯЗИ С ПЕРЕСМОТРОМ В
ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

22. Заявители жаловались, в частности, в соответствии со статьей 6
Конвенции и статьей 1 Протокола № 1 на пересмотр постановлений в
порядке надзора. В соответствии с этими положениями Гладкова
жаловалась на то, что не была уведомлена о проведении слушания в
порядке надзора и не смогла присутствовать при рассмотрении своего
дела. Рассматриваемые статьи в соответствующей части
предусматривают следующее:

 

Пункт 1 статьи 6

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое ... разбирательство дела ... независимым и беспристрастным судом ...»

Статья 1 Протокола № 1

«Каждое физическое и юридическое лицо имеет право на беспрепятственное пользование имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...»

 

А. Заявления сторон

23.   Что касается дела Сизинцевой, Власти утверждали, что в своей жалобе в Суд она не поднимала вопросов правовой определенности, а только оспаривала справедливость внутреннего разбирательства. Таким образом, даже имея право на расследование propria motu относительно того, выявили ли рассматриваемые факты другие нарушения Конвенции, помимо указанных в жалобе, Суд поднял вопрос правовой определенности по истечении шестимесягчного периода, установленного в пункте 1 статьи 35 Конвенции.

24.   Кроме того, в отношении всех дел Власти утверждали, что пересмотр в порядке надзора не нарушил принцип правовой определенности: ему предшествовала процедура обычного обжалования, была задействована только одна надзорная инстанция, запрос на отмену был подан в течение шести месяцев участником разбирательства и имел целью исправить некорректное применение материального права.

25.   Кроме того, они утверждали, что пересмотр в порядке надзора был направлен на устранение фундаментальных недостатков разбирательства в нижестоящих судах. Они подчеркнули, что нижестоящие суды не имеют полномочий выносить решения о соответствии положений Федерального закона от 2 июня 2000 года Конституции Российской Федерации. Вместо этого, суды должны были представить в Конституционный суд запрос на пересмотр конституционности Федерального закона, о котором идет речь, и приостановить производство по делу до вынесения соответствующего определения. Тем не менее, они такого запроса не подали, и разбирательство приостановлено не было. Таким образом, в процедуре рассмотрения дел заявителей в нижестоящих судах присутствовали фундаментальные недостатки, а именно превышение судами своих полномочий и судебная ошибка. В этих условиях отмена является единственным доступным способом устранить фундаментальные недостатки и восстановить правовую определенность в данных делах.

26.    Кроме того, они утверждали, что права заявителей в
соответствии со статьей 1 Протокола № 1 не были ущемлены:
Гладкова, В. Плотникова и И. Плотникова получили компенсацию за
автомобили до судебного разбирательства, в то время как другие
заявители не обращались за погашением чеков.

27. Заявители настаивали на своих требованиях.

 

В. Оценка Суда

1. Приемлемость

28.    В отношении компетенции Суда в рассмотрении дела
Сизинцевой и соблюдения правила шестимесячного срока, Суд
напоминает, что в его полномочия в соответствии с положениями
Конвенции входит изучение обстоятельств, на которые жалуется
заявитель, и, в частности, имеет право дать фактам дела, которые
будут признаны установленными ввиду представленных
доказательств, правовую характеристику, отличную от данной
заявителем, или рассмотреть факты с другой точки зрения (см. «Фотй
и другие против Италии», 10 декабря 1982 года,
Series А № 56, § 44,
«Смирнова и Смирнова против России» (
dec), №№ 46133/99 и
48183/99, 3 октября 2002 года). Кроме того, Суд отмечает, что жалоба
была подана Сизинцевой 7 октября 2004 года, т.е. до окончания
шестимесячного периода с момента отмены постановления в ее пользу.
В жалобе излагались соответствующие факты, касающиеся пересмотра
в порядке надзора, и выдвигалось основное предположение о
нарушении статьи 6 Конвенции. Поэтому Суд считает, что он может
рассматривать вопрос о том, имело ли место нарушение статьи 6
Конвенции (см.,
mutatis mutandis, «C.J.M.E., J.C.D. AND W.A.C.S.
против Нидерландов», №№ 5100/71 и др., решение Комиссии от 29 мая
1973 года, а также «О'Рейлли против Ирландии», № 21624/93, решение
Комиссии от 31 августа 1994 года), и отклоняет возражение.

29.  Далее Суд отмечает, что данные жалобы не являются явно
необоснованными в значении пункта 3 Статьи 35 Конвенции, а также
не являются неприемлемыми на каких-либо других основаниях.
Следовательно, они являются приемлемыми.

2. Существо жалобы
(а) Статья 6 Конвенции.

/. Процедура пересмотра в порядке надзора: правовая определенность

30.  Суд напоминает, что отмена в порядке надзора судебного
решения, которое вступило в силу и имеет обязательный характер,
может сделать право стороны процесса на разбирательство
иллюзорным и нарушить принцип правовой определенности (см.,
среди других источников, «Брумареску против Румынии» [
GC],
№28342/95, § 62,
ECHR 1999-VII; «Рябых против России», №
52854/99, §§ 56-58, от 24 июля 2003 года). Отступления от этого
принципа оправданы только тогда, когда они необходимы с учетом
обстоятельств существенного и непреодолимого характера (см. «Кот против России», № 20887/03, § 24, 18 января 2007 года, а также «Проценко против России», № 13151/04, §§ 25-34, 31 июля 2008 года).

31.   Прежде всего, Суд отмечает, что, по мнению Властей в связи с необходимостью устранения фундаментального недостатка в первоначальном внутреннем разбирательстве необходимо было провести судебные разбирательства в надзорной инстанции. Суд напоминает о своей неизменной позиции в отношении того, что судебная ошибка, серьезное нарушение порядка судебного производства или превышение полномочий, в сущности, может рассматриваться как фундаментальный недостаток и, следовательно, оправдывать отмену (см. «Лучкина против России», № 3548/04, § 21, 10 апреля 2008 года). Однако соответствующие определения Президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) в рассматриваемых делах не позволяют Суду сделать вывод, что первоначальные решения были действительно отменены, поскольку эти суды приняли решения о конституционности федерального закона, что превышало их полномочия. Ни в одном из решений не имелось заявленного фундаментального недостатка или превышения полномочий, а также какого-либо другого процессуального недостатка, указываемого в качестве основания для отмены выводов нижестоящих судов. Наоборот, из текста постановлений надзорной инстанции следует, что единственной причиной для отмены было неправильное толкование и некорректное применение положений вышеупомянутого федерального закона судами. К тому же Власти Государства-ответчика не заявляли в надзорную инстанцию, что в предыдущем разбирательстве были фундаментальные дефекты, такие как судебная ошибка, серьезные нарушения порядка судебного разбирательства или превышение полномочий (см. дело Лучкина, приводившееся выше). Подобный довод был выдвинут только в замечаниях Властей. В отсутствии какого-либо указания Властями на причину отмены в текстах определений надзорной инстанции. Суд не может заключить, что отмена была вызвана, а тем более обоснована, материально-правовой судебной ошибкой нижестоящих судов, на которую ссылаются Власти. Таким образом, Суд отклоняет довод Властей.

32.   Далее Суд напоминает о своей неизменной позиции, согласно которой при отсутствии фундаментальной ошибки в предыдущем судебном разбирательстве несогласие одной из сторон с оценкой, данной судом первой инстанции, не является существенным и непреодолимым обстоятельством, оправдывающим отмену судебного решения, имеющего обязывающий характер и обеспеченный правовой санкцией характер, и возобновление судебного разбирательства по иску заявителя (см. «Довгучиц против России», № 2999/03, § 30, от 7 июня 2007 года; и «Кот против России», № 20887/03, § 29, от 18 января 2007 года). Власти не представили никаких аргументов, которые бы дали возможность Суду прийти к другому заключению в отношении пяти рассматриваемых дел. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

77. Процедура пересмотра в порядке надзора: процессуальные вопросы

33.  С учетом жалобы на процессуальные недостатки слушания в
Президиуме Верховного суда Республики Саха (Якутия), поданной
Гладковой, Суд считает, что, поскольку факт нарушения права
заявителя «на судебное разбирательство» был установлен самим
применением процедуры пересмотра в порядке надзора, уже
необязательно рассматривать вопрос о том, были ли соблюдены в
данных разбирательствах процессуальные гарантии по статье 6
Конвенции (ср. «Волкова против России», № 48758/99, § 39, 5 апреля
2005 года).

 

(Ь) Статья 1 Протокола № 1

34.    Суд напоминает, что наличие долга, подтвержденное судебным решением, имеющим обязательную силу и обеспеченным правовой санкцией, является «собственностью» бенефициария в значении статьи 1 Протокола № 1 (см. среди других источников, дело «Андросов против России», № 63973/00, § 69, от 6 октября 2005 г.).

35.    Во многих делах Суд находил, что отмена судебных решений, подлежащих принудительному исполнению, нарушила уверенность заявителей в обязательном исполнении судебного решения и лишила их возможности получения денег, которые они обоснованно ожидали получить (см. среди прочего, дело «Иванова против России», № 11697/05, § 23, от 24 апреля 2008 г., «Дмитриева против России», № 27101/04, § 32, от 3 апреля 2008 г.). В данных обстоятельствах, даже предполагая, что вмешательство было правомерным и преследовало законную цель, Суд полагает, что отмена судебного решения, подлежащего обязательному исполнению, в пользу заявителей в порядке надзора явилась для них значительным бременем и была несовместима со статьей 1 Протокола № 1. Следовательно, имело место нарушение этой статьи в связи с пятью настоящими жалобами.

 

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЯ

36.  Заявители жаловались на неисполнение судебных решений,
вынесенных в их пользу. Они ссылались на пункт 1 статьи 6
Конвенции и статью 1 Протокола № 1, оба указаны выше.

37.    Власти утверждали, что заявители не исчерпали внутригосударственных средств правовой защиты, доступные им в соответствии с внутригосударственным законодательством. Они в особенности ссылались на главу 25 ГПК РФ, позволяющую жаловаться на халатность властей, и на главу 59 Гражданского кодекса, позволяющую требовать компенсацию морального ущерба. По мнению Властей, эффективность указанного положения была доказана на практике, о чем свидетельствуют несколько примеров внутригосударственной судебной практики. Далее Власти утверждали, что некоторые заявители вовремя не представили исполнительные документы в соответствующие органы и, таким образом, задержали исполнение решений в их пользу. В некоторых случаях они заявляли, что решения, вынесенные в пользу заявителей, не были исполнены ввиду надзорных разбирательств, которые в конечном счете привели к отмене соответствующих решений. Что касается жалобы Сизинцевой, они утверждали, что исполнение решения, вынесенного в ее пользу, не превысило десяти месяцев, что соответствовало Конвенции.

38.    Заявители настаивали на своих требованиях. Они утверждали, что существенно не затягивали исполнение решений и что значительные задержки исполнения были вызваны действиями властей.

 

Дело № 38585/04 Сизинцевой

39.  Суд отмечает, что принципы, требующие, чтобы окончательное
судебное решение не подвергалось сомнению и исполнялось,
представляют собой два аспекта одного общего понятия, а именно
права на обращение в суд (см. дело «Борис Васильев против России»,
№ 30671/03, §§ 41-42, от 15 февраля 2007 г.; а также дело «Собелин и
другие против России», № 30672/03
et seq., §§ 67-68, от 3 мая 2007 г.).
Суд далее отмечает, что решение, вынесенное в пользу заявителя,
было отменено непосредственно после того, как оно приобрело
обязывающий характер и стало обеспечиваться правовой санкцией.
При таких обстоятельствах, Суд полагает, что жалоба Сизинцевой на
неисполнение тесно связана с вопросом пересмотра в порядке надзора
и должна быть также объявлена приемлемой. Тем не менее, учитывая
указанные выше выводы относительно нарушения прав заявителя
вследствие отмены решения, вынесенного в ее пользу, Суд не считает
необходимым в данных обстоятельствах отдельно рассматривать
жалобу заявителя относительно неисполнения соответствующего
решения (см. дело «Собелин и другие», указанное выше).

В. Остальные дела (№№ 2795/05,18590/05,24012/07 и 55283/07).

 

1. Приемлемость

40.    Что касается исчерпания внутренних средств правовой защиты, Суд недавно давал оценку эффективности средств правовой защиты, на которые ссылались Власти, и установил, что предложенные средства были неэффективны (см, среди прочих, Бурдов против России (№2), №33509/04, §§ 103 и 106-116, от 15 января 2009 г., и Мороко против России, №20937/07, §§ 25-30, от 12 июня 2008 г.). Следовательно, возражение Властей Российской Федерации должно быть отклонено.

41.    Суд далее отмечает, что данная жалоба заявителей на неисполнение судебных решений не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции, она не является неприемлемой на каком-либо другом основании. Следовательно, она является приемлемой.

 

2. Существо жалобы

42.     Суд напоминает, что необоснованно долгая задержка
исполнения судебного решения, имеющего обязательную силу, может
нарушить Конвенцию (см. «Бурдов против России», № 59498/00,
ЕСПЧ 2002-III). Суд далее напоминает, что отмена решения, которая
была признана несовместимой с принципом правовой определенности
и правом заявителя на обращение в суд, не может быть признана
основанием для неисполнения этого решения (см. «Сухобоков против
России», № 75470/01, § 26, от 13 апреля 2006 г.). В данных случаях
решения, вынесенные в пользу заявителей, подлежали исполнению, по
крайней мере, до соответствующих дат решений об отмене, и на
Государстве лежала ответственность за выполнение своих
обязанностей (см. дело «Вельская против России, № 21769/03, § 18, от
5 октября 2006 г.). Тем не менее, по каждому делу Государство
избегало выплаты задолженности согласно решению в течение более
чем года.

43.  Что касается возражений относительно того факта, что
заявители не представили в срок исполнительные документы, Суд
напоминает, что в том случае, если решение вынесено не в пользу
Государства, оно должно само проявлять инициативу для его
исполнения (см. дело «Акашев против России», № 30616/05, §§ 21-23,
от 12 июня 2008 г.). Сложность внутригосударственного
исполнительного процесса не может освободить Государство от
обязанностей по исполнению в разумный срок решения суда,
имеющего обязывающий характер (см. дело Бурдова (№2), указанное
выше, § 70).

44.  Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6
Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в четырех рассматриваемых
случаях.

 

IV. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

45.    Гладкова (жалоба № 18590/05) жаловалась в соответствии с пунктом 1 статьи б Конвенции на длительность производства по ее Делу.

46.    Суд рассмотрел данную жалобу, поданную заявителем. Принимая во внимание все имеющиеся материалы, он делает вывод о том, что данная жалоба не выявляет нарушений прав и свобод, обозначенных в Конвенции и Протоколах к ней. Из этого следует, что данная часть жалобы Гладковой должна быть отклонена как явно необоснованная согласно пунктам 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

V. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

47.  Статья 41 Конвенции устанавливает:

«Если Суд определяет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

А. Ущерб

1. Материальный ущерб

 

(а) Замечания сторон

48.    Сизинцева требовала 127 825 российских рублей долга согласно решению и 79 080 рублей 64 копейки в счет процентов за просрочку платежа в рамках исполнения решения, вынесенного в ее пользу, вычисленного на основании учетной ставки, установленной Центральным банком России, с момента вступления в силу внутригосударственного решения до даты вынесения постановления Суда.

49.    Титов требовал 115 ООО рублей, полную стоимость автомобиля, установленную решением, вынесенным в его пользу, а также проценты за просрочку платежа. Он не представил подробный расчет процентов за просрочку платежа. Тем не менее, он заявил, что рыночная стоимость автомобиля увеличилась и составила на момент предъявления требований 350 000 рублей .

50.    Гладкова требовала, чтобы первоначальная сумма долга по решению, 109 609 рублей, а также 88 739 рублей 45 копеек в качестве процентов за просрочку платежа, пересчитанные по ставке, действовавшей 8 мая 2009 г., т.е. на день, когда она представила свои требования, были присуждены ей в качестве компенсации материального вреда.

51.    В. Плотникова требовала 10 000 евро (EUR) в качестве компенсации материального вреда без какого-либо дальнейшего обоснования.

52.    Наконец, И. Плотникова требовала 110 940 рублей 96 копеек, что соответствовало сумме, первоначально присужденной судом.

53.    Власти утверждали, что данным заявителям не следовало присуждать справедливую компенсацию, поскольку нарушений их прав не было. В любом случае, их требования были чрезмерными и необоснованными. В частности, они заявляли, что Сизинцева, Гладкова и И. Плотникова не могли требовать процентов за просрочку платежа за периоды времени, следовавшие после отмены соответствующих решений, вынесенных в их пользу. Они отметили, что Титов не указал способ, посредством которого был произведен расчет процентов и не представил каких-либо документов относительно своих требований. Власти далее оспорили замечания В. Плотниковой как необоснованные и подчеркнули, что она не указала способ, с помощью которого были произведены расчеты, и не перечислила свои требование по данному пункту.

 

В. Оценка Суда

54.    Суд напоминает, что наиболее подходящей формой компенсации в отношении выявленных нарушений стало бы создание для заявителей, насколько это возможно, таких условий, в которых бы они находились, если бы требования Конвенции не были нарушены (см. дело «Пьерсак против Бельгии» [Piersack v. Belgium] (статья 50), от 26 октября 1984 г., Серия А № 85, стр. 16, § 12 и, mutatis mutandis, «Генчель против Турции» [Gencel v. Turkey], № 53431/99. § 27, от 23 октября 2003 г.). Суд полагает, что данный принцип должен быть применен в настоящих делах.

55.    Что касается жалобы В. Плотниковой. Суд отмечает, что решение в пользу заявителя, первоначально вынесенное внутригосударственным судом, оставалось неисполненным вплоть до даты его отмены, а затем сумма выплаты была снижена в результате пересмотра в порядке надзора. Более того, как выясняется, долг по новому решению также заявителю выплачен не был. В данных обстоятельствах Суд присуждает заявителю сумму в евро, равную полной рублевой сумме, назначенной первоначальным решением от 24 апреля 2002 г. в ее пользу.

56.    Что касается четырех оставшихся дел, Суд отмечает, что заявителям воспрепятствовали в получении сумм, законно ими ожидаемых на основании решений, имеющих обязательный характер и подлежащих исполнению, которые были вынесены в их пользу внутригосударственными судами. Соответственно, Суд считает необходимым присудить заявителям эквивалентно в евро рублевые суммы, которые они должны были получить, если бы постановления, вынесенные в их пользу, не были отменены (см. дело «Болюх против России», № 19134/05, § 39, от 31 июля 2007 г.).

57.    Суд далее напоминает о своей постоянной позиции относительно того, что размер компенсации мог бы быть меньше, если бы ее необходимо было выплачивать без учета различных обстоятельств, влияющих на ее уменьшение (см., mutatis mutandis, «Гиззатова против России», № 5124/03, § 28, от 13 января 2005 г.). Суд соглашается с заявлениями заявителей касательно уменьшения сумм, присужденных внутригосударственными судами, с момента вынесения решений в их пользу и считает необходимым присудить дополнительные выплаты в данном отношении, если они были запрошены (см. дело «Кондратов и другие против России», №№ 2068/03 et al., § 42, от 8 января 2009 г.). Принимая во внимание тот факт, что ни в одном из дел, Власти не представили какого-либо альтернативного метода расчета материального ущерба, причиненного заявителям, Суд будет устанавливать компенсацию, основываясь на методе, предложенном заявителями. Тем не менее, что касается требований заявителей в отношении будущего материального ущерба, Суд напоминает, что после того, как вступившие в силу решения отменяются, они прекращают свое существование в соответствии с внутригосударственным правом, таким образом, он не может восстановить действие данных решений. Следовательно, Суд лишь удовлетворяет требования заявителей о выплате процентов за просрочку платежа за периоды, предшествовавшие отмене.

58.    Производя оценку на основании имеющейся информации, Суд, таким образом, присуждает следующие суммы плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с них:

3 804 евро Н. Сизинцевой; 3 398 евро С. Титову; 3 007 евро Р. Гладковой; 3 328 евро В. Плотниковой; 3 354 евро И. Плотниковой.

Данные суммы включают в себя первоначально присужденные внутригосударственными судами суммы и компенсацию их уменьшения за период времени, предшествовавший отмене. Суд отклоняет оставшуюся часть требований заявителей по данному пункту.

2. Моральный ущерб

59.  В качестве компенсации морального ущерба Сизинцева требовала 100 ООО рублей, Титов - 5 ООО евро, Гладкова - 10 ООО евро, В. Плотникова - 25 ООО евро, а И. Плотникова - 150 ООО рублей.

60.  Власти оспаривали требования как чрезмерные и необоснованные. В деле Ирины Плотниковой они предположили, что если Суд и присудит какую-то компенсацию по этому пункту, она не должна превышать 2 000 евро (см. дело «Сенченко и другие и 35 других дел "Якутских пенсионеров" против России», §§ 32865/06 et seq., § 15, от 28 мая 2009 г.).

61.  Учитывая характер нарушения в данном деле и принимая решение на основании принципа справедливости, Суд присуждает каждому заявителю сумму в 3 000 евро в качестве компенсации морального ущерба плюс любой налог, который может быть взыскан с этой суммы.

 

В. Расходы и издержки

/. Дело Сизинцевой

62.  Заявитель требовала возмещения затрат на услуги защитника, составивших 5 500 рублей плюс семь процентов от конечной суммы, присужденной Судом. Она представила копии договора с защитником и чек, подтверждающий платеж, составивший 3 000 рублей. Далее она требовала 339 рублей 35 копеек в качестве возмещения почтовых расходов и утверждала, что заплатила 300 рублей местному управлению финансового контроля за расчет материального ущерба по ее делу.

63.  Власти оспаривали требования как чрезмерные и необоснованные.

64.  В соответствии с прецедентной практикой Суда заявитель имеет право на возмещение только фактических и необходимых юридических расходов и издержек, сумма которых разумна. Следовательно, Суд при рассмотрении дела в Большой Палате отклонил требования в отношении суммы, присужденной Судом ранее. В то же время, беря во внимание имеющуюся информацию и вышеуказанные критерии. Суд удовлетворяет оставшуюся часть ее требований по этому пункту и полагает разумным присудить Сизинцевой сумму в 99 евро (девяносто девять евро) в счет расходов на производство в Суде плюс любой налог, который может взиматься с этой суммы.

2. Четыре оставшихся дела

65.  Заявители в четырех оставшихся делах не требовали
компенсации судебных расходов и издержек, следовательно, нет
необходимости в присуждении компенсации по данному пункту.

 

С. Проценты за просрочку платежа

66.  Суд счел, что пеня должна быть установлена в размере
предельной процентной ставки Европейского центрального банка
плюс три процента.

 

 

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

 

2. Объявляет жалобу по статье 6 Конвенции и статье 1 Протокола № 1

относительно неисполнения и отмены решений, вынесенных в пользу заявителей, в надзорном порядке приемлемой, а остальную часть жалоб неприемлемой;

 

3. Постановляет, что во всех делах имело место нарушение статьи 6

Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в результате отмены в порядке надзора решений, вынесенных в пользу заявителей;

 

4.   Постановляет, что в отношении жалоб Титова, Гладковой, В.
Плотниковой и И. Плотниковой имело место нарушение статьи 6
Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции вследствие
неисполнения постановлений в их пользу;

5. Постановляет, что нет необходимости рассматривать жалобу на
неисполнения судебного решения, поданную Сизинцевой в
соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1
вследствие неисполнения постановления от 4 августа 2003 г.

 

6. Постановляет

(а) что в отношении всех жалоб Государство - ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции в качестве компенсации морального вреда выплатить заявителям указанные ниже суммы плюс любой налог, который может быть взыскан с заявителей, с конвертацией в российские рубли по курсу на день выплаты;

(i) в качестве компенсации материального ущерба:

3 804 евро (три тысячи восемьсот четыре евро) Н. Сизинцевой; 3 398 евро (три тысячи триста девяносто восемь евро) С. Титову;

3 007 евро (три тысячи семь евро) Р. Гладковой;

3 328  евро  (три  тысячи  триста двадцать  восемь  евро)

В. Плотниковой;

3 354 евро (три тысячи триста пятьдесят четыре евро) И. Плотниковой;

ii) 3 ООО (три тысячи) евро каждому заявителю в качестве компенсации морального ущерба;

(ш) 99 (девяносто девять евро) Н. Сизинцевой в счет издержек и расходов;

(б) что простые проценты по предельным годовым процентным ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев й до момента выплаты;

 

7.  Отклонил  остальные требования заявителей о  справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление разослано в письменном виде 8 апреля 2010 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда

 

 

Сорен Нильсен                                                         Кристос Розакис

Секретарь                                                                Председатель

 

 

 

 

 

>  




EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS COUR EUROPEENNE DES DROITS DE L'HOMME

 

 

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «БУТЕНКО (BUTENKO) И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

 

(Жалобы ШЬ 2109/07, 2112/07, 2113/07 и 2116/07)

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА

 

СТРАСБУРГ 20 мая 2010 г.

 

 

Данное Постановление становится окончательным при соблюдении условий п. 2 ст. 44 Конвенции. Текст может быть дополнительно отредактирован.


В деле «Бутенко и другие против Российской Федерации»

Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) (Первая секция), заседая Палатой на совещании за закрытыми дверями 29 апреля 2010 г. в следующем составе:

К. Розакис, Председатель Палаты,

II. Вайич

А. Ковлер,

Э. Штайнер,

X. Хаджиев

Дж. Малинверни,

Дж. Николау, судьи, а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда, принял следующее Постановление указанного выше числа:

 

 

ПРОЦЕДУРА

1.    Дело было инициировано четырьмя жалобами №№2109/07, 2112/07, 2113/07 и 2116/07, поданными в Европейский Суд против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее -Конвенция) четырьмя гражданами Российской Федерации, чьи имена и даты рождения приведены в таблице-приложении. Соответствующие даты подачи жалоб также указаны в этой таблице.

2.    Власти Российской Федерации были представлены в Европейском Суде Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека

3.    Заявители, в частности, жаловались на неисполнение вынесенных в их пользу судебных решений.

4.    24 сентября 2008 г. Председатель Первой секции коммуницировал жалобы заявителей властям Российской Федерации, выступающим в качестве ответчика. Согласно положениям п. 3 ст. 29 Конвенции, Европейский Суд также решил рассмотреть жалобы одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

 

ФАКТЫ

 

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.    Заявителями являются четыре гражданина Российской Федерации.

6.    В соответствии с законодательством Российской Федерации заявителям, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, было предоставлено право на жилье социального найма. Вследствие того, что власти не обеспечили их жильем своевременно, заявители обратились за судебной защитой своих прав. В октябре и декабре 2004 г. судебные решения Первомайского районного суда г. Краснодара (далее - районный суд) в отношении заявителей вступили в законную силу. Информация по данным решениям изложена в таблице-приложении.

7.    В марте 2006 г. на основании этих решений было выдано пять исполнительных листов. Согласно исполнительным листам, заявителям по требованию российского суда должно было быть предоставлено жилье.

8.    В 2006 г. орган государственной власти, выступающий в качестве ответчика, с целью мирного урегулирования спора предложил выплатить заявителям сумму наличными, предположительно эквивалентную стоимости квартиры. Согласно доводам заявителей, предложенные суммы были явно меньше рыночной стоимости квартир, которые должны были быть им предоставлены на основании решений российского суда.

9.  В четырех отдельных письменных заявлениях заявители отказались от предложения,-
обосновав это тем, что, согласно судебным решениям, вынесенным в их пользу, а также
исполнительным листам, власти должны были предоставить им квартиры, а не деньги.

10.   24 мая 2007 г. районный суд обязал судебных приставов привести в исполнение решения суда в соответствии с исполнительными листами.

11.   20 ноября 2007 г. судебные приставы известили заявителей о невозможности привести в исполнение решения суда в соответствии с исполнительными листами, «так как Администрация Краснодарского Края может использовать только денежные средства, выделенные из федерального бюджета».

12.   Власти попытались изменить способ исполнения решений суда, предоставив заявителям жилищные сертификаты, а не сами квартиры. Определением от 6 апреля 2009 г., в порядке обжалования оставленным без изменения 7 мая 2009 г., районный суд отказал в изменении способа исполнения решений суда.

 

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

13.   Ст. 14(3) Закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (№ 1224-1 от 15 мая 1991 г., с внесенными на тот момент времени изменениями), действующего в рассматриваемый период времени, предусматривает, что гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь, другие заболевания и инвалидам вследствие Чернобыльской катастрофы гарантируется обеспечение благоустроенной жилой площадью в течение трех месяцев со дня подачи заявления при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий.

14.   Согласно ст. 13 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г., исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.

 

 

ПРАВО

 

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

15. Учитывая то, что данные четыре заявления касаются аналогичных фактов и жалоб
и затрагивают почти идентичные вопросы согласно Конвенции, Европейский Суд решает
рассмотреть их в рамках единого постановления.

 

П. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

16. Заявители жаловались на то, что, несмотря на судебные решения, они не были
своевременно обеспечены жильем. Европейский Суд рассмотрит данные жалобы в рамках
п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола №1 к Конвенции. Насколько это применимо к делу,
данные статьи гласят:

Пункт 1 Статьи 6 Конвенции

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое ... разбирательство дела... судом...»

 

Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...»

 

A.  Приемлемость

17. Власти Российской Федерации заявили, что заявители не использовали все доступные им внутригосударственные средства правовой защиты. Они ссылались, в частности, на три примера из практики российского судопроизводства (дело Хакимовых, дело Сметанко и дело Шубина), в которых истцам были присуждены значительные денежные суммы в качестве компенсации морального вреда (в размере от 65 ООО до 200 ООО руб.), причиненного длительным неисполнением судебных решений по гражданским делам, имеющих обязательную силу.

18 Европейский Суд повторяет свой предыдущий вывод об отсутствии в Российской Федерации эффективного средства правовой защиты, как превентивного, так и компенсаторного, которое бы предусматривало адекватное и достаточное возмещение ущерба в случае нарушения Конвенции вследствие длительного неисполнения решений суда, вынесенных против государства или его органов (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации» (Burdov v. Russia) (№2), п. 117, жалоба № 33509/04, ЕСПЧ 2009-...).

19.    В рассматриваемом деле Европейский Суд отдает должное властям Российской Федерации, признавая, что в трех вышеупомянутых примерах из практики российского судопроизводства сумма присужденной истцам компенсации морального вреда была соразмерна суммам компенсаций, присуждаемым Европейским Судом в аналогичных случаях.

20.    Тем не менее, существование таких отдельных случаев не может ни изменить мнение Европейского Суда, изложенное в вышеупомянутом Постановлении Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации» (Burdov v. Russia) (№2), ни продемонстрировать, что это средство правовой защиты применялось на практике достаточно широко для обеспечения разумных перспектив на успех у заявителей, как того требует Конвенция. Следовательно, доводы властей Российской Федерации о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты отклоняются.

21.    Европейский Суд считает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что она не является неприемлемой на каких-либо иных основаниях. Поэтому жалоба должна быть признана приемлемой.

 

B.  Существо жалобы

22.    Изначально власти Российской Федерации утверждали, что, отказавшись принять жилищные сертификаты, заявители воспрепятствовали единственно возможному способу исполнения судебных решений. В своих последующих замечаниях власти Российской Федерации предположили, что рассматриваемый период исполнительного судопроизводства должен начинаться 7 мая 2009 г., когда способ исполнения судебных решений был точно определен.

23.    Заявители настаивали на удовлетворении своих требований.

24.    Европейский Суд повторяет, что необоснованно большая задержка при исполнении судебного решения, имеющего обязательную силу, может являться нарушением Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации» (Burdov v. Russia), жалоба №59498/00, ЕСПЧ 2002-Ш). Для принятия решения о том, была ли такая задержка обоснованной, Европейский Суд оценит исполнительное производство с точки зрения его сложности, действия заявителей и властей, а также характера компенсации (см. Постановление Европейского Суда от 15 февраля 2007 г. по делу «Райлян против Российской Федерации» (Raylyan v. Russia), п. 31, жалоба №22000/03).

25.    Возвращаясь к рассматриваемой жалобе, Европейский Суд отмечает, что судебные решения остаются неисполненными до сих пор. Таким образом, исполнительное производство по данным решениям длится уже более пяти лет с момента вступления таковых в законную силу.

26.    Европейский Суд счел доводы, выдвинутые властями Российской Федерации в оправдание вышеуказанного факта, неубедительными. Заявителей нельзя винить в том, что они отказались принять жилищные сертификаты. Во-первых, из резолютивной части судебных решений отнюдь не следует, что выдача жилищных сертификатов являлась надлежащим способом исполнения решений. Во-вторых, российские суды в явной форме отклонили иск органов государственной власти, целью которого было изменить способ исполнения решений суда, предоставив жилищные сертификаты, а не сами квартиры.

27.    На основании вышеизложенных обстоятельств, Европейский Суд отклонил доводы властей Российской Федерации и пришел к заключению, что бремя ответственности за неисполнение судебных решений, с момента вступления таковых в законную силу и по настоящий день, что составляет более пяти лет, лежит на органах государственной власти. В свете установившейся практики Европейского Суда такая длительная задержка исполнения судебных решений не является обоснованной (см. вышеупомянутое Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации» (№ 2), п. 67).

28.    Европейский Суд приходит к заключению, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

 

Ш. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

 

29.  Заявители жаловались на то, что они были лишены эффективных
внутригосударственных средств правовой защиты в виду неисполнения судебных
решений. Ст. 13 Конвенции гласит следующее:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в [настоящей] Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

 

А. Приемлемость

30.    Власти Российской Федерации заявили, что заявители имели в своем распоряжении эффективные внутригосударственные средства правовой защиты.

31.    Заявители настаивали на удовлетворении своих требований.

32.    Европейский Суд считает, что жалоба заявителей о неисполнении судебных решений, бесспорно, является небезосновательной. Следовательно, жалоба на нарушение права на эффективное средство правовой защиты в соответствии со ст. 13 Конвенции не является явно необоснованной в рамках значения п. 3 ст. 35 Конвенции. Европейский Суд также отметил, что настоящая жалоба не является неприемлемой по любым иным основаниям, и, следовательно, должна быть признана приемлемой.

В. Существо жалобы

33.    Европейский Суд повторяет, что ст. 13 Конвенции гарантирует эффективное средство защиты перед национальными властями в случае длительного неисполнения судебного решения, имеющего обязательную силу (см., mutatis mutandis', Постановление Европейского Суда по делу «Кудла против Польши» (Kudla v. Poland) [БП], п. 156, жалоба № 30210/96, ЕСПЧ 2000-XI).

34.    Европейский Суд установил выше, что средства правовой защиты, предоставленные властями Российской Федерации, нельзя признать эффективными (см. п. 20 выше).

Следовательно, имело место нарушение ст. 13 Конвенции.

 

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

35.  Ст. 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд. в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

A.  Ущерб

36.    Заявители обратились в Европейский Суд с требованием Обязать власти Российской Федерации привести в исполнение судебные решения, вынесенные в их пользу. Каждый заявитель также потребовал выплаты суммы в размере 4 ООО (четырех тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда.

37.    По мнению властей Российской Федерации, в выплате компенсации заявителям следует отказать ввиду того, что права последних нарушены не были, а также ввиду отсутствия со стороны заявителей доказательств причиненного им морального вреда.

38.    Что касается материального ущерба, то, как отмечает Европейский Суд, наиболее адекватной формой возмещения ущерба, явившегося результатом выявленных нарушений, является помещение заявителя в такие условия, в которых он бы находился, если бы положения Конвенции нарушены не были. Следовательно, власти Российской Федерации должны обеспечить соответствующими средствами исполнение решений российских судов (см. Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу «Познахирина против Российской Федерации» (Poznakhirina v. Russia), п. 33, жалоба № 25964/02, с последующими ссылками).

39.    В отношении морального вреда Европейский Суд отмечает, что заявители, наверняка, испытывали страдания, связанные с длительным неисполнением судебных решений. Делая свою оценку на основе справедливости, Европейский Суд присуждает в пользу каждого заявителя по данному пункту 4 000 евро.

 

B.  Судебные расходы и издержки

40.    Каждый заявитель потребовал выплаты суммы в размере 2 725 руб. в качестве возмещения судебных расходов и издержек.

41.    По утверждению властей Российской Федерации, заявители не предоставили доказательств того, что расходы были необходимыми, а их сумма - обоснованной.

42.    В соответствии с судебной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только в том случае, если было доказано, что

 

 

1 с учетом необходимых изменений


они являлись необходимыми, были понесены фактически и их сумма была обоснованной. В настоящем деле, учитывая имеющуюся в его распоряжении информацию и вышеупомянутые критерии, Европейский Суд решает присудить каждому заявителю сумму в размере 60 евро в качестве возмещения расходов, понесенных в ходе разбирательства в Европейском Суде.

 

С. Процентная ставка при просрочке платежей

43. Суд счел соответствующим, что за просрочку платежа на присужденные суммы начисляются простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.     Решил объединить жалобы;

2.    Признал жалобы приемлемыми;

3.    Постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции;

4.    Постановил, что имело место нарушение ст. 13 Конвенции;

5.    Постановил

 

(a)     что государство-ответчик в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции, должно обеспечить соответствующими средствами исполнение судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, а также выплатить каждому заявителю 4 ООО (четыре тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда и 60 (шестьдесят) евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек, плюс любые налоги, которыми могут облагаться данные суммы; указанные суммы должны быть конвертированы в российские рубли по курсу, действующему на дату оплаты.

(b)    что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вьппеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты.

 

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 20 мая 2010 г. в соответствии с пп. 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Сорен Нильсен Секретарь Секции Суда

Кристос Розакис Председатель Палаты


 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Жалоба

JTs (ДАТА)

Заявитель (ГОД РОЖДЕНИЯ)

РЕШЕНИЕ ПЕРВОМАЙСКОГО РАЙОННОГО СУДА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ/ДАТА

СВОДКА РЕЗОЛЮТИВНЫХ ЧАСТЕЙ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

2109/07 (26.12.06 г.)

БУТЕНКО Александр Николаевич (1953)

27.10.04 г., имеющее обязательную силу с 11.11.04 г.

Предоставить заявителю жилье, финансируемое за счет средств, выделенных в этих целях Администрации Краснодарского Края из федерального бюджета.

2112/07 (27.12.06


МАРКУШИН Михаил Николаевич (1949)

08.12.04 г., имеющее обязательную силу с 15.02.05 г.

Предоставить заявителю благоустроенное жилье в порядке очередности, установленном для граждан-участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и граждан, получивших инвалидность вследствие ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Жилье предоставляется за счет федерального бюджета.

2113/07 (26.12.06 г.)

КАРАСЕВ Валерий Васильевич (1944)

27.10.04 г., имеющее обязательную силу с 11.11.04 г.

Предоставить заявителю жилье, финансируемое за счет средств, выделенных Администрации Краснодарского Края из федерального бюджета в целях введения в силу Федерального закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»

2116/07 (27.12.06 г.)

БРАГИН Евгений Федотович (1942)

08.12.04 г, имеющее обязательную силу с 15.02.05 г.

Предоставить заявителю благоустроенное жилье в порядке очередности, установленном для граждан-участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и граждан, получивших инвалидность вследствие ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Жилье предоставляется за счет федерального бюджета.

 

опубликовано 28.10.2010 08:50 (МСК)

Режим работы Центрального районного суда г. Волгограда

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

выходные - 

суббота, воскресенье.

 

Прием исковых заявлений

в приемной граждан 

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 107)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Прием документов

(ул. 13-я Гвардейская, 12А, 

каб. 113)

понедельник-четверг

9:00-18:00

пятница 9:00-16:45

перерыв на обед 

13:00-13:45

предпраздничные дни-

9:00-17:00

 

Выдача документов из архива: 

(13-я Гвардейская, 12А, каб. 108)

(ул. Коммунистическая, 46, каб. 109)

понедельник, вторник, среда

9:00-18:00